Сюжеты

План «Дожить и пережить»

Четырнадцать пунктов, над которыми от руки написано «10 дней» (Срок исполнения? Декада на подготовку?) и «Мир!» (в комментариях не нуждается)

Этот материал вышел в № 67 от 23 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

 

Четырнадцать пунктов, над которыми от руки написано «10 дней» (Срок исполнения? Декада на подготовку?) и «Мир!» (в комментариях не нуждается)

Украинские журналисты сфотографировали и выложили в интернет черновик плана, предлагаемого президентом Порошенко для Донецкой и Луганской областей. Текст — на русском языке. Скорее всего, именно эти тезисы были озвучены в телефонном разговоре с Путиным вечером 19 июня. Аббревиатура «АТО» в тексте отсутствует как факт. Вместо нее — освобождение от уголовной ответственности тех, кто сложил оружие и не совершил тяжких преступлений (механизм процедуры не расшифрован.) Свободу — заложникам, гарантированный коридор для выхода российских и украинских наемников, разоружение (касается лишь сторонников ДНР и ЛНР?), возвращение захваченных административных зданий местной власти (прежним владельцам, ставленникам Партии регионов?).

Дальше — этап, когда Донбассу дадут столько прав и свобод, сколько он готов унести в рамках национального законодательства. Децентрализация путем избрания исполкомов и защита русского языка посредством внесения изменений в Конституцию (русский получит статус официального на региональном уровне?). Кандидатуры губернаторов президент обещает согласовывать с представителями общественности, лидерами мнений в областях. Уже известно, что вожди самопровозглашенных республик не получат шанса вступить в переговоры с президентом Украины. Роль элиты и хозяев края сыграют все те же бессменные регионалы, экс-соратники Януковича во главе с Ахметовым? Либо сначала проведут местные и парламентские выборы?

Перспективы — программа создания рабочих мест — подкреплены суммой в 1,5 миллиарда евро (цифры написаны от руки), это фонд развития Донбасса.

Пока неясно, откуда средства взяли либо перебросили. Зато последнее предложение плана звучит клятвой: «Президент гарантирует безопасность всем жителям региона вне зависимости от политических убеждений».

Но до реализации этого намерения нужно как минимум дожить. Спикер Турчинов поспешил объявить депутатам, что украино-российская граница уже взята под контроль, и, значит, террористы больше не получают подкрепления. Не успела Рада возрадоваться чуду, как в Совбезе новость опровергли: напротив, боевые действия активизировались, в кордоне полно «дыр». Со стороны РФ в Украину прорвались 10 боевых машин «Град БМ-21», танки Т-64, бэтээры, колонна КамАЗов…

На сегодняшний день, по данным ООН, пределы востока страны покинули 38 тысяч беженцев, на вокзалах Луганска и Донецка желающих уехать больше, чем билетов. Министерство обороны докладывает: с начала антитеррористической операции погибло 156 военнослужащих, точных сведений о потерях среди пограничников, Нацгвардии и личного состава добровольческих батальонов территориальной обороны еще нет.

 

«Пусть нас возьмет кто угодно…»

Журналист из Славянска (фамилия и фотография коллеги имеются в редакции, мы их не публикуем из соображений его безопасности):

— Я с семьей сейчас перебрался в Святогорск, курортный городок в тридцати километрах. Здесь наших становится все больше. Мы его называем «Новый Славянск»… Ходим по улицам, общаемся на одну тему: «Ну как, что дома?» У меня, например, родители-старики остались, в районе железнодорожного вокзала живут.

— В Святогорске нет обстрелов?

— Когда приехали, возле Красного Лимана шел минометный обстрел, взрывы отчетливые. Сегодня ночью в районе Ямполя, на стыке Краснолиманского района и Луганской области, тоже слышалась канонада. Но вообще спокойно, нормально, хорошо. Детки гуляют. Ополченцы сюда не заходили. Вокруг блок-посты украинской армии. Хотя многие, несмотря на то что опасно, начинают возвращаться в Славянск.

— Почему?

— Просто деньги кончились. Кто-то же еще на майские праздники из дому выехал… А там и огороды, и работа, и страшно, что разграбят. При этом нельзя сказать, что нам здесь не помогают. Многие базы отдыха поселяют бесплатно или почти бесплатно. Даже такие крутые, как «Святоград». Номер люкс стоит 600 гривен в сутки, спрашиваю: «Сколько?» — «За 50 гривен». Думаю, негласное указание свыше поступило. И частный сектор в два-три раза цены сбросил. С баз, даже если сам не обратишься с паспортом, передают списки приезжих в исполком, и можно получать продукты — крупы разные, сахар, масло, консервы, даже памперсы и туалетную бумагу. А вещи, особенно для детей, местные несут бесплатно. Мэр очень толковый, Александр Дзюба, двадцать лет подряд его избирают. Вот открывается в больнице родильное отделение, потому что беременных до сих пор приходится возить в Изюм, ближе ничего, война везде. Представляете стресс?

— В Святогорске украинская власть?

— Конечно. И флаг украинский.

А что из Славянска слышно?

— Зачистка там, надеюсь, маловероятна. Для нее ведь надо, чтобы мирного населения не было совсем. Поэтому есть опасение — все затянется очень надолго. Настроение такое: киевская власть бросила. Ожидают действий, а получают слова.

Скажите, люди связывают свое голосование на референдуме за создание ДНР, то есть против единой Украины, и нынешние собственные беды как причину и следствие?

— Нет. Далеко не все способны анализировать: без их поддержки сепаратизма ситуация не покатилась бы вниз… Выходили же, кричали: «Рос-си-я!» Думали, что получится, как с Крымом. А теперь плачут — пусть нас возьмет кто угодно, хоть Россия, хоть ДНР, хоть Украина, лишь бы кошмар скорей закончился, остальное — дело десятое, не важное. Какая защита идеи Донецкой республики, вы о чем?!

Город в руинах?

— Частный сектор сильно пострадал, центр города, социальная сфера. Но не до такой степени, что невозможно восстановить. Не Грозный, как российское телевидение показывает. Оператор снимает разрушенное здание, картина жуткая по-настоящему, но рядом целый дом, и он в кадр не попадает. Если бы сегодня, скажем, все закончилось и Славянск снова стал мирным, реально восстановить инфраструктуру до отопительного сезона.

Кто обстреливает — ополченцы или украинская сторона?

— Трудно понять. Начинает, думаю, не украинская армия, но она отвечает ударом на удар, и понеслось…

— Еда, вода — откуда их берут в Славянске сейчас?

— Нет мясных продуктов и молочки, потому что электроэнергии нет, свет — только в отдельных районах. Родители вот ходят на вокзал мобилки заряжать, телефоны — высшая ценность. На базарчики хозяйки выносят и мясо, и кур, у кого живность осталась. Вода — в частном секторе, где колодцы. А в центре и, например, в спальном микрорайоне Артема, воды нет, носят ведрами, бутылями. Но хлебозавод работает! В Святогорске сеть магазинов нашего завода, и сюда машина из Славянска доставляет хлеб по-прежнему.

Как с медицинским обслуживанием? Больница уцелела?

— Из врачей на месте только старая гвардия. Знакомый хирург, которому за шестьдесят, не уехал, например. Лор-специалист, его ровесник: «А что ж будет, если и мы бросим…» Даже оперировать начал, и не только то, что касается уха-горла-носа, — осколочные ранения, после самой жуткой перестрелки сторон, на Троицу. Хирургами стали все медработники.

Погибших много среди горожан, что врачи говорят?

— Смотрю репортажи по украинскому телевидению, там о жертвах среди мирного населения практически ни слова. Хотя только после Троицы, мне рассказывал тот же отоларинголог, минимум двадцать человек погибло. И раненных семьдесят—восемьдесят, разной тяжести.

Дети в Славянске еще есть?

— Детей старались в первую очередь спасать: и организованно, и частным порядком. В основном остались пенсионеры и те, кто работой связан. Предприниматели, что раньше, до событий, завезли бытовые товары разные, разместили их по гаражам, ухитряются чуть-чуть торговать. Знаю мужчину, который из Славянска каждый день ездит в Святогорск, продает комбикорм. В Пенсионном фонде шесть человек на службу ходят, в налоговой, в управлении труда и соцзащиты, на водоканале часть коллектива.

Навскидку: сколько населения осталось в городе из ста с лишним тысяч?

— Да никто не сможет сказать, никто же не считает, нереально. Но еще много. И чем дальше, тем больше подтягивается ополченцев ДНР — Славянск же форпост. Хотя мирных жителей, пострадавших от артобстрелов, все равно больше в разы! Ополченцы прячутся в бомбоубежищах, потому что заняли админздания, где специально, еще с советских времен, оборудованы подвалы. А остальных, то есть обычных граждан, туда не пускают. Да и страшно сидеть рядом с вооруженными, превращаешься в мишень.

Люди сильно переживают. Они не могут понять, кто и с кем должен договориться, кто тут законная власть, кто — самозванцы, но только хотят, чтобы миром договорились. Не войной.

 

«Мир любой ценой уже невозможен»


Фото: PhotoXpress

Виктор ЧУМАК, народный депутат Украины, генерал-майор юстиции запаса, в 1992—2004 гг. занимал руководящие посты в Госпогранслужбе Украины:

Как быстро можно построить в условиях боевых действий тот самый «забор от агрессии России», идею которого предложил днепропетровский губернатор миллиардер Игорь Коломойский?

— Забор? Практически невозможно. Но есть другие меры, достаточно эффективные. Сделать противотанковые рвы, экскарпы и контрэкскарпы, специальные крутые обрывы, чтобы танки, КамАЗы, бэтээры опрокидывались при попытке пересечения границы и люди не могли пройти. Колючая проволока, «ежи». И как максимум — минные поля. При достаточной организации хватит месяца полтора на работы. Но ресурсы нужны громадные — материальные, людские. Придется найти.

Время не упущено?

— Да надо было примерно в середине апреля думать. Бьем по хвостам. Но в ту пору в Украине еще не выбрали президента, главнокомандующего. А решения такого рода требуют, чтобы кто-то взял на себя ответственность.

Без закрытой границы, где есть коридоры для выхода боевиков, мирный план Порошенко вряд ли даст ожидаемый результат. Потому что вход подкреплению сепаратистов — везде…

— Президент это понимает. Наша фракция «УДАР» вчера встречалась с ним, говорили в том числе и на эту тему. Кроме инженерных сооружений необходима новая система обороны. Маневренные подразделения, способные в случае нарушения блокировать участок, передвигаться с рубежа на рубеж, артиллерийские подразделения на расстоянии 5—7 километров, с пристрелянными точками, с реперами, с назначенными целями на маршрутах, где могут прорываться колонны. Мы ведь никогда за годы независимости не воевали!

То есть о прекращении огня объявят лишь тогда, когда все вот так надежно подготовят? Месяца через полтора?

— Ну, я думаю, сейчас могут применить немножко другой вариант. Боевикам предложат сложить оружие и беспрепятственно, не подвергаясь обстрелу, двигаться из Украины на выход через открытую границу. Но это будет очень короткий промежуток времени.

— Какой тезис выбирает украинская власть — «война до победы» или «мир любой ценой»?

— Понимаете, какая ситуация… Мир любой ценой уже невозможен. Мы зашли в такую степень конфликта, что цена — только потеря региона. А терять регион нельзя по нескольким причинам. Множество народа связывает там свою жизнь с Украиной, их нельзя предавать. Иначе — вообще море беженцев, гуманитарная катастрофа. И дополнительный плацдарм агрессору, чтобы он продвигался в глубь страны. Поэтому стоять надо до конца.

 

В пятницу, 20 июня, в 22 часа по киевскому времени, согласно мирному плану президента, АТО была приостановлена. Сам Порошенко прибыл в Святогорск, пообщался с населением и военнослужащими. «Мы предоставляем террористам возможность сложить оружие и покинуть территорию страны. Те, кто не сделает этого до 27 июня, будут уничтожены», — сказал президент.

Уже известно, что батальон территориальной обороны «Азов» не поддержал мирный план Порошенко, назвав его «стратегической ошибкой». «Такие меры можно применять только в случае полного перекрытия границы, чтобы не было усиления террористических группировок. Граница, насколько я понимаю, не перекрыта», — сказал в эфире «Громадського ТВ» командир «Азова» Андрей Билецкий.

Ночь с пятницы на субботу показала: пока в регионе нет предчувствия мира. Боевики обстреляли из минометов и крупнокалиберного оружия воинскую часть под Авдеевкой, позиции АТО возле Краматорского аэродрома и на горе Карачун вели минометный обстрел пунктов пограничного пропуска «Изварино» и «Успенка».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera