Сюжеты

Бойня для фермеров и пенсионеров

Новые правила забоя скота, введенные Таможенным союзом, грозят крестьянам разорением, а потребителям – катастрофическим подорожанием мяса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 69 от 27 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

 

Новые правила забоя скота, введенные Таможенным союзом, грозят крестьянам разорением, а потребителям – катастрофическим подорожанием мяса

В Сибири с прилавков исчезает свежее мясо и резко дорожает замороженное. Это — не самые страшные последствия вступившего в силу с 1 мая с.г. технического регламента Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции», потому что регламент не совместим с реалиями сельской жизни. Сибиряки, например, точно не смогут к новым правилам приспособиться: владельцы личных хозяйств стоят на том, что их надо отменять, — в противном случае десятки тысяч семей в одной только Омской области (а сколько по стране?) лишатся источника дохода.

Регламент, действующий отныне на территории России, Беларуси и Казахстана, запрещает продажу мяса скота, птицы и прочей живности, кроликов, например, забитых на крестьянском подворье, — их следует забивать только на мясокомбинатах либо в убойных пунктах, прошедших государственную регистрацию. Но в четверти сельских районов Омского региона таких просто нет.

 

Потери живого веса

Юрий Фалькенберг — староста пригородного села Верхний Карбуш — свиноводством занимается на своем подворье больше 20 лет, держит 30 голов.

— У нас в деревне еще с десяток личных подсобных хозяйств: у кого — 15—20 поросят, у кого — до полусотни. Точно скажу: этот новый регламент прикончит всех. Я разговаривал с мужиками, все говорят: бросим мы это дело — нет смысла.

До сих пор, говорит староста, порядок забоя был такой: режешь во дворе, мясо осматривает местный ветврач — дает первичную справку, потом едешь на районную ветстанцию, там ставят на тушу клеймо, и можно на базар.

— А теперь забивать самому нельзя — надо везти живым весом на бойню: заказывать машину, покупать специальное оборудование. А загнать свинью в клетку — отдельная песня: если она невыгульная, попробуй ее загони. Один я не справлюсь, и клетку с весом 100 килограммов в машину не загружу, надо как минимум еще мужика на подмогу, не бесплатно, естественно. При такой перевозке у свиньи будут травмы, а гематомное мясо, естественно, удаляется. Привозишь скотину на убойный пункт, а там — очередь. Хорошо, если примут к вечеру, а если не примут, придется обратно везти, а утром — снова на скотобойню. За клеймо надо заплатить 300 рублей, за охлаждение (оно по регламенту обязательно) — 200, за разделку туши и прочие услуги бойни — 700 рублей. При этом она бесплатно забирает себе ливер и головы.

А теперь считайте. Я, чтобы вырастить 100-килограммовую свинью, расходую на корма 9 тысяч рублей и целый год за ней хожу. Сдам торговцам на рынке в лучшем случае за 12 тысяч. Отнимите все расходы — получается даже не по нулям, а в минус.

 

Выигрывают только феодалы

Фермер с 15-летним стажем из того же Омского района Сергей Бойгачев уверен, что «в минус уйдут» не только владельцы личных подворий, но и крестьянско-фермерские хозяйства средней руки на 150 — 200 голов скота.

— У меня два десятка знакомых, которые занимаются животноводством, все говорят: «Пора завязывать с этим бизнесом!» А на что жить? Вот и я не пойму: в чем провинились мы перед государством, что оно подложило нам такую свинью? И так проходили двухуровневый ветконтроль — чего еще надо? Мясо у частников чище и здоровее, чем у крупных хозяйств. Все же знают, чем кормят скот в агрохолдингах. Как можно вырастить за полгода без химии 100-килограммовую свинью? Такого не бывает в природе. Я даю поросятам чистый продукт — ячмень, пшеницу, овес, тыкву, кормовую свеклу. В крестьянском мясе никаких стимуляторов роста нет. Мы забиваем скот тем же способом, каким это делали испокон веков наши деды, которые обходились без техрегламента. Я так думаю, что не для простых людей он введен. Селянам, как и горожанам, и торговцам на рынке, от этого нововведения будут только убытки. А выиграют феодалы.

Сергей считает: этот регламент вводится для того, чтобы окончательно вытеснить с рынка мелкого частника, дав еще больше простора мясным олигархам и «кенгурятине с буйволятиной» из дальних стран.

 

Регионы поголовно не готовы

Найти в Сети такой регион, руководство которого заявило бы о его готовности, мне не удалось. В Тюменской области нехватка скотобоен еще острее, чем в Омской. На полсотни деревень — всего одна забойная площадка, и та построена еще при царе Горохе. Селянам придется возить скот в Ишим, до которого 120 км, или еще дальше — в Казанский район: транспортные расходы составят несколько тысяч рублей. И сам забой обойдется дорого: сейчас мясокомбинаты берут за 300-килограммового бычка около 6 тысяч рублей, за свинью — около 2 тысяч.

В Новосибирской области их меньше, чем по одному — на район. Начальник управления сельского хозяйства Сузунского района Андрей Севрюженко заметил, что для селян, которые держат скотину, закрылся не только базар, но и магазины, куда они раньше сдавали мясо, столовые, перерабатывающие предприятия: мясо крестьянского забоя нигде теперь не возьмут.

Как сказал «Новой газете» один из самых авторитетных омских аграриев — гендиректор агрофирмы «Екатеринославская» Николай Лыхенко, на обычный сельский район необходимо два убойных пункта, а там, где между селениями расстояния доходят до 100 километров, — 3-4. По скромным прикидкам новосибирских экспертов, организовать один такой пункт стоит 8—10 млн рублей. Большинству фермеров, не говоря о владельцах подсобных хозяйств, даже в складчину такие расходы не потянуть.

Тамбовский крестьянин Андрей Васильев считает, что единственным выходом из положения могло бы стать создание «кооперативных боен» с финансовой помощью властей. Но главное: они должны «организовать закупку скота, выращенного на подворьях, а уж потом направлять его на цивилизованный забой».

 

Мясо будет на вес золота

Эксперты практически во всех регионах, сведения о которых нам удалось найти, говорят о неизбежном значительном подорожании мяса на рынках. К примеру, dvnovosti.ru сообщают, что в Хабаровском крае себестоимость 1 килограмма говядины повысится до 800 рублей (сейчас, по данным того же агентства, ее розничная цена — 293 рубля).

В Хакасии свинина подорожала на 21%, в Магаданской области — на 18, 9%, в Красноярском крае — на 14,9%. По сообщениям омских СМИ, отпускные цены ведущих мясных компаний области после введения техрегламента выросли в среднем на четверть. И дальше будут расти, уверена депутат сельского поселения, лидер Омского отделения движения «За права человека», учительница Ирина Дроздова:

— Наши фермеры подсчитали, что мясо на рынке подорожает на треть, как минимум. Пенсионерам оно и сейчас недоступно, учителя еще могут позволить себе иногда, но скоро и они будут, глядя на мясные прилавки, слюнки глотать.

Ирина Леонидовна собирает подписи под Обращением к президенту, который три года назад, выступая на съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств, говорил об их важности для государства и обещал всячески их поддерживать. Правозащитница надеется, что В.В. Путин не шутил.

 

Меры временного умиротворения

Фермеры и «подсобники» уже дважды съезжались в Омск на акции против новых правил Таможенного союза, убийственных для фермеров и крестьян. К митингующим примкнули торговцы, чей бизнес с введением техрегламента тоже пошатнулся. Если дальше так дело пойдет —  к протестующим присоединятся и покупатели. А возглавить эти акции может сама областная власть. Она тоже собирает подписи: начальник Главного ветеринарного управления Омской области Владимир Околелов передал в межрегиональную ассоциацию «Сибирское соглашение», объединяющую 19 субъектов РФ, обращение, которое подписали 350 человек с просьбой отсрочить введение регламента, а та, в свою очередь, обратилась к Таможенному союзу.

Отправил свои обращения и в ТС, и первому вице-премьеру Правительства РФ Игорю Шувалову глава Омской области Виктор Назаров, поручивший региональному министру сельского хозяйства и продовольствия Виталию Эрлиху «разобраться в том, кто заинтересован в повышении цен».

Откликнувшись на протестные акции, правительство Омской области нашло лазейку в техрегламенте и приняло «временные правила организации убоя скота», которые будут действовать на территории региона «до принятия федеральными органами власти нормативно-правового акта, содержащего требования к специально отведенным местам». По этим правилам в населенных пунктах, где места для убоя скота отсутствуют, разрешается «проводить его на месте (подворно)», при этом «допускается использовать мясо не только для личного потребления», но и «реализовывать его на продовольственных рынках города и районов области».

Председатель омской Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Вадим Морозов относится к этим мерам скептически: «Если правительство не окажет серьезную помощь сельхозпроизводителям, последствия будут печальные. Монополисты уже используют эту ситуацию и повышают цены. Если так пойдет и дальше, объемы мяса от крупных производителей будут расти, и цены будут расти. Впереди огромное подорожание».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera