Сюжеты

До мозга костей европеец, но с юмором

В этом человеке умер тонкий актер или яркий писатель-сатирик. Но Жан-Клод Юнкер стал политиком, и политический скандал с выбором кандидата на ключевой исполнительный пост в Европейском союзе уже сделал его самым известным евробюрократом

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

В этом человеке умер тонкий актер или яркий писатель-сатирик. Но Жан-Клод Юнкер стал политиком, и политический скандал с выбором кандидата на ключевой исполнительный пост в Европейском союзе уже сделал его самым известным евробюрократом

«У него есть два фатальных порока – он всегда имеет собственное мнение и не боится его высказать», - сказал один из еврочиновников.

Юнкеру, который в прошлую пятницу на саммите Евросоюза в Брюсселе был выдвинут кандидатом в председатели Европейской комиссии, 59 лет. Он больше, чем кто другой, ветеран европейской политической сцены. Возглавил правительство Люксембурга 18 лет назад и только в прошлом году ушел с премьерского поста из-за нелепого скандала с формально подконтрольной ему люксембургской разведкой.

Парламентское расследование выявило тогда в деятельности разведывательной службы Люксембурга (SREL) связь с российским олигархом. Олигарху, имя которого не разглашалось, люксембургские спецслужбы помогли выплатить 10 миллионов долларов испанскому шпиону, занимались даже контрабандой люксовых автомобилей. Стало известно о 13.000 секретных досье на граждан страны и о фактах незаконной прослушки владельцев бизнеса и даже главы государства, великого герцога Анри.

Юнкер признался парламенту, что не очень интересовался разведкой и хотел бы, чтобы премьер-министра вообще избавили от обязанности контролировать эту службу.

На саммитах с 90-х годов ЕС он сидел за одним столом с Франсуа Миттераном и Гельмутом Колем, и кулуарная молва в брюссельской тусовке приписывает ему пробивание, наряду с легендарным германским канцлером, идеи единой европейской валюты евро.

Позднее, когда европейские лидеры решили, что еврозоне нужен координатор, выбор пал на Юнкера. И его имя замелькало в деловых новостях во время кризиса еврозоны, когда приходилось разруливать преддефолтное состояние Греции, спасать банки Кипра, вызволять из долговой ямы Испанию...

Юнкер – убежденный федералист. Так в ЕС называют приверженцем не только экономической, но и политической интеграции на грани табуированных Соединенных Штатов Европы. Его родной язык letzeburgish не так давно стал одним из официальныхв ЕС. Люксембуржцы – завзятые европейские космополиты.

«Когда я хочу говорить по-французски, то думаю по-немецки; когда хочу говорить по-немецки, думаю по-французски, и в результате меня никто не понимает», - шутил он.

Юнкер ярый противник британского видения ЕС как большой зоны свободной торговли без твердых взаимный политических обязательств и наднациональных полномочий Брюсселя. Поэтому против его кандидатуры жестко выступал против Дэвид Кэмерон.

На пост главы исполнительной коллегии ЕС Юнкера выдвинула логика Лиссабонского договора: главой исполнительной власти союза должен быть человек из политической семьи, победившей на выборах в Европарламент. 25 мая больше всего голосов получили христианские демократы. Юнкер - из них. Избранные парламентарии дали понять, что другую кандидатуру не утвердят. С легкой руки канцлера Ангелы Меркель он стал Spitzenkandidat (главным кандидатом). А Дэвид Кэмерон поставил в зависимостьот прохождения  кандидатуры Юнкера дальнейшее пребывание Великобритании в ЕС.

На саммите в Брюсселе Кэмерон потерпел дипломатическое поражение после того как впервые в истории ЕС настоял на голосовании по кандидатуре главы Еврокомиссии. Его поддержал только венгерский enfant terrible Евросоюза Виктор Орбан. Даже былые единомышленники – Нидерланды и Швеция – проголосовали за «федералиста» Юнкера.

В Брюсселе мало кто верит, что избрание Юнкера приведет к выходу Великобритании из ЕС, хотя и такой вариант не исключается. Кэмерон обещал, что проведет в 2017 году референдум, на котором британцы могут проголосовать за выход из ЕС. Но Кэмерон видит в Юнкере человека, который слишком «инсайдер» в ЕС и слишком консерватор, чтобы провести требуемые Лондоном реформы союза. Но вовсе не факт, что это действительно так.

«Он знает все, и его знают все», - сказал на встрече с журналистами бывший французский министр Пьер Московиси. Юнкер пережил провал попытки принять конституцию ЕС на референдумах 2005 года, принятие четырьмя годами позднее Лиссабонского договора, который усилил полномочия брюссельских институтов ЕС. Он праздновал рождение евро и одним из первых на церемонии в Брюсселе получил из банкомата свежие купюры новых денег. А потом в течение восьми лет, будучи председателя еврогруппы спасал ее от развала.

За ним утвердилась репутация злостного курильщика и мастера «принять на грудь», что постоянно подчеркивают его противники. Некоторые таблоиды даже разыскали данные о его отце, которого во Вторую мировую, правда силой, забрили в вермахт...

Его юмор и язвительная ирония соединены с откровенностью. Он иронизировал не только в разговорах с нами, журналистами, но и с сильными мира сего, будь то Путин или Буш, канцлер Германии или президент Франции. Он требовал от Парижа соблюдать обязательства по бюджетному дефициту, а от Берлина – солидарности с членами ЕС, страдающими от кризиса.

Откровенно признавался, что иногда нам врал, считая, что дебаты в еврозоне не для публики. И вообще, наивной считает идею транспарентности в Еврогруппе. Когда журналисты спросили его, будет ли он на встрече в Париже тогда-то и тогда-то, он сказал «нет», хотя туда поехап.

«Вынужден был соврать. Я христианский демократ и католик, но когда дело серьезное, приходится врать... Если вы раскрываете заготовленные политические решения, то даете пищу для спекуляций на финансовых рынках»,- рассуждает он.

Он в состоянии соотносить проевропейский идеализм с чувством реальности. До последнего отстаивал интересы Люксембурга, сдерживая тренд по ослаблению банковской тайны. Банки стали первой отраслью Великого герцогства после постиндустриальной революции и ухода черной металлургии.

Когда в коце 90-х в Люксембурге министр иностранных дел России Евгений Примаков и генсек НАТО Хавьер Солана вели переговоры о пакте между Россией и НАТО, о югославском кризисе, пнринимающей стороной был Юнкер. Не помню, с каким вопром к нему обратился, поймав в коридоре.

«Мне сейчас некогда, но если вы не против пообщаться с моей женой, то вот ее визитка. Она вам все расскажет».

Мы мило пообщались с Моникой Юнкер, она действительно была в курсе дела и много рассказала.

В прошлую пятницу, когда его спросили,как он отпразднует победу в борьбе за пост главы Еврокомиссии, Юнкер ответи: «Сначала я пойду спать».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera