Расследования

Одесса. Огнестрельное ранение

Камни, дубинки, «коктейли Молотова» 2 мая были у каждой из сторон. Но кто стрелял на поражение?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 70 от 30 июня 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Камни, дубинки, «коктейли Молотова» 2 мая были у каждой из сторон. Но кто стрелял на поражение?

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

В среду — два месяца со дня одесской трагедии: побоища на улицах города, которое закончилось гибелью нескольких десятков людей в Доме профсоюзов на Куликовом Поле. В № 55 «Новой» мы, опираясь на фото- и видеоматериалы, присланные одесситами, сформулировали важнейшие вопросы о том, что происходило 2 мая, и ответили на некоторые из них. Сегодня мы, продолжая расследование, приводим подробные показания участников столкновений со стороны как Евромайдана, так и Антимайдана. А в следующем номере — представим версию причин произошедшего и сопоставим ее с промежуточными результатами официального расследования.

События 2 мая стоят особняком даже на фоне «горячей» войны на востоке Украины — потому что жестокие массовые убийства были совершены в мирном городе людьми, которые не подписывались на взаимное уничтожение с оружием в руках. Важно понять, была ли подготовлена почва для вспыхнувшего вдруг безумия.

Одесса — это многонациональный город, где люди вольны придерживаться любой идеологии и носить какую угодно атрибутику. Одесситы говорили мне, приехавшей из Москвы: «Это у вас георгиевская лента опошлена, а чужие хлопцы могут ее назвать «колорадской». Здесь же помнят оборону Одессы, и поэтому даже сторонники Майдана относятся к ней толерантно».

Вот пример: 30 марта Алена Балаба, одна из центровых людей Евромайдана, сожгла на Вечном огне три георгиевские ленты. Что за этим последовало? Ее действия осудили сами сторонники одесского майдана, она перестала быть пресс-секретарем партии «УДАР». Региональный лидер УДАРа Андрей Юсов был категоричен: «Партия не поддерживает эти действия. Люди вчера пришли на Аллею Славы, чтобы преклонить колени и почтить память всех защитников нашей страны».

Но в тот же день активисты Антимайдана пришли выяснять отношения к памятнику Дюку де Ришелье, где собираются сторонники Евромайдана.

Таких провокаций было много. Например, 16 апреля сайт odessa-antimaydan.com. неожиданно для всех сообщил о провозглашении Одесской народной республики. Люди на улицах тогда только посмеялись, потому что знали: вся республика — это один только ее президент, городской православный Андрей Кауров, политик кургиняновского масштаба. Инициатива не нашла поддержки даже у Антимайдана. Артем Давидченко, лидер «Народной альтернативы», которая продвигала в массы идеи федерализации и проведения референдума (продвинуть много дальше Куликова Поля их не удавалось. Ю. П.), тогда заявил: «Мы не прекращаем свою борьбу, но Одесскую республику объявлять не планировали».

Евромайдан и Антимайдан в Одессе долгое время были скорее клубами по интересам. И там и там собирались люди разного возраста, с детьми и без детей, пили чай и разговаривали на самые разные темы.

У Майдана и Антиайдана было силовое крыло, самооборона и дружина соответственно. В ходе периодически возникавших стычек обычно верх одерживал Антимайдан.

На сегодняшний день у одесситов есть понимание того, что они стали заложниками одной большой провокации. Обе стороны, безусловно, готовились к драке, которая была не первой, но никто и представить себе не мог, что она будет стоить кому-то жизни.

Вот что рассказал мне одесский дружинник Дмитрий П., известный как Сталкер: «О том, что второго мая будет драка, мы знали за неделю. Нам сказали, что приезжают харьковские, которые должны устроить провокацию и снести Куликово Поле. Кэп (Сергей Долженков. — Ю. П.) нам сказал, что надо идти к месту их сбора и разбить основные силы. Кэп до последнего говорил, что с той стороны будет не больше 400 человек, а наша дружина — 300 человек, силы примерно равны. Нам никто не сказал, что их будет минимум две тысячи».

Надо сказать, что намерение снести палаточный лагерь сторонников Антимайдана имели и местные власти. Об этом, в частности, говорится в докладе «Комиссии 2 мая», которая ведет независимое расследование: «Областные власти (глава ОГА Владимир Немировский) дали публичное обещание освободить площадь Куликово Поле от палаточного городка активистов Антимайдана, чтобы обеспечить проведение военного парада 9 Мая. В ответ некоторые лидеры Куликова Поля заявили о намерении не допустить проведения парада, который, по их мнению, является неуместным в ситуации проведения АТО в восточных регионах страны.

С лидерами движения проводят переговоры сотрудники милиции и другие заинтересованные стороны из числа местных политиков. 30 апреля палатки нескольких организаций, в том числе «Одесской дружины», перемещаются с площади в зеленую зону на Мемориале героической обороны Одессы 411-й береговой батареи на окраине города. Имеется заслуживающая доверия информация о том, что такое перемещение производилось при материальном стимулировании лидеров организаций заинтересованными сторонами».

Выводы комиссии подтверждает в интервью «Новой» и Сталкер: «30 апреля поздно вечером к нам пришел Кэп и сказал, что мы переезжаем на 411-ю батарею. Многие называют нас сегодня предателями, говорят, что мы бросили куликовцев без охраны, но это неправда, мы все пришли второго. Кэп назначил сбор в 13.30 на Александровском проспекте. Насколько мне известно, оповещение было широким: кого-то обзванивали, кому-то прислали СМС».

Аналогичным образом готовилась и противоположная сторона. Вот что рассказал мне Андрей К., сторонник Евромайдана: «За неделю до этого события мы знали, что привезут ультрас, все остальное — подготовленная почва и провокация. Я первого мая пришел к антимайдановцам на Куликово Поле поговорить, постараться остановить их, чтобы второго мая не было бойни. На меня набросилось человек семь, один парень распылил мне газ из баллончика в лицо. Я тогда их почти умолял, говорил, что завтра будет все очень плохо. Мне сон накануне приснился, я увидел во сне, как меня на носилках несут».

«Первого мая я как раз был на Куликовом Поле, Артем Давидченко со сцены объявил, что в город съезжается «Правый сектор», они придут сносить Куликово Поле, и мы должны им тут дать отпор. Поэтому сбор в 12.00 на Куликовом Поле», — вспоминает Максим Фирсов, активист левого движения «Боротьба».

О том, что 2 мая готовится снос Куликова Поля, знали все. Только методы сопротивления антимайдановцы предлагали разные: одни четко собирались оборонять палаточный лагерь (это была позиция большинства), другие собирались сами пойти на место сбора сторонников единства Украины (Соборная площадь) и разогнать их. Лидером победившего радикального меньшинства был Сергей Долженков.

Об этом мне рассказал Дмитрий Майданюк (по очевидным политико-эстетическим причинам взявший псевдоним Одинов), руководивший дружиной, переехавшей на 411-ю батарею: «Я прилетел 2 мая из Москвы в Одессу в два часа дня, созвонился с дружиной, но Долженков сказал, что мое время прошло и что он уже собрал всех наших на Александровском проспекте».

В ночь с первого на второе мая с Долженковым переписывался депутат одесского горсовета Игорь Димитриев. Цитирую без купюр СМС-диалог:

И. Д.: Спишь? Менты переживают, что завтра будет бой

С. Д.: Будет 99%. Им надо по суду запретить быстро марш, тогда, возможно, не будет бойни.

И. Д.: Менты говорят, что готовы их ограничить

С. Д.: Привезли автобусами на матч, с матча увезли. Никаких маршей. Люди видели Харьков, Херсон, Донецк. Где фаны беспределили.

И. Д.: Утром провожу переговоры. Твоя фамилия какая?

С. Д.: Отлично, главное решение суда сделать. Должненков, меня все менты знают. Крови, главное, не допустить. Не будет марша — не будет крови.

Сергея Долженкова действительно хорошо знали милиционеры. Он — капитан милиции в отставке, сын генерала милиции Александра Долженкова.

Из доклада «Комиссии 2 мая»: «Утром 2 мая на железнодорожный вокзал, который находится рядом с площадью Куликово Поле, прибывает дополнительный поезд (вне расписания) с болельщиками «Металлиста». Еще часть болельщиков приезжает другим транспортом. Учитывая длительные выходные и праздничные дни, многие прибывают с семьями. Также наутро 2 мая в городе находятся сторонники Евромайдана из других регионов Украины, в частности — активисты и командиры киевской самообороны Майдана».

Киевские сотни появились в Одессе не случайно — 30 апреля город посетил Андрей Парубий, который ранее возглавлял самооборону Майдана, а сейчас возглавляет Совет национальной безопасности и обороны Украины. Парубий провел заседание оперативного штаба с руководством областной администрации и начальниками силовых ведомств. Он также встречался с бойцами местной самообороны на блокпосте «7-й километр» и подарил активистам современные бронежилеты.

Дружинник Антимайдана Сталкер вспоминает, что и его соратники готовились к приезду Парубия, «хотели его зеленкой полить», но возле здания обладминистрации он так и не появился.

Получив такую солидную поддержку и на политическом уровне, и в качестве приехавших в город с разных концов страны крепких и опытных молодых людей, сторонники одесского Евромайдана как минимум рассчитывали, что им удастся провести марш в поддержку единства Украины. Он был согласован с властями и должен был стартовать от Соборной площади около 4 часов дня, чтобы потом желающие могли попасть на матч между местным «Черноморцем» и харьковским «Металлистом».

На Соборную площадь пришло большое количество мирно настроенных граждан, среди них — женщины и дети. Сотники киевского Майдана должны были поддерживать правопорядок в городе, избегать провокаций. Шествие так и не началось, но все, кто хотел, на футбол попали, об этом свидетельствуют заполненные трибуны на стадионе.

Сбор участников шествия начался в половине второго, и в это же время на Александровском, поблизости от Соборной, постепенно сконцентрировались антимайдановцы. «Милиции было немного, Фучеджи (замначальника городской милиции. — Ю. П.) до последнего вел переговоры и пытался нас остановить, но потом он понял, что ничего не получится, и пошел с нами, — рассказывает Сталкер. — На Александровском какой-то пацан подскочил и начал стрелять, мы его побили, конечно, и сдали милиции. Потом мы выдвинулись, несколько раз пытались свернуть в сторону Соборной площади, но милиция перегораживала дорогу. Мы чувствовали, что милиционеры нас поддерживают. Мы были со страйкбольным скотчем на рукаве и георгиевскими лентами».

История появления красного скотча на рукавах антимайдановцев и милиционеров была более чем прозаичной. Кристина Т., состоявшая в народной дружине, рассказала мне, что «2 мая, когда мы были на 411-й батарее, в штабе, выяснилось, что у ребят после страйкбола (военизированная игра с использованием пневматического оружия. — Ю. П.) остался скотч. А вот георгиевские ленты были не у всех. Мы подумали, что нужны опознавательные знаки, чтобы дружинники не смешивались с гражданскими. Решили, что желтый скотч не подходит, с ним ходит самооборона Майдана, белого не было, ребята притащили красный. Одесские милиционеры тоже крепили красный скотч, чтобы отличать своих от приезжих. Плюс банально фиксировали перчатки и латы, которые сваливались».

Есть подробная видеозапись передвижений дружины до столкновений с промайдановскими активистами. Понять их маневры сложно. Видно, что во главе идет Долженков и рядом с ним — Фучеджи.

Активисты и милиционеры, как будто играя в догонялки, приблизились-таки к сторонникам Майдана на расстояние визуального контакта. Вот что рассказывает активист Евромайдана Андрей К.: «Я вообще в этот день не собирался участвовать в шествии, пришел на Соборку 2 мая, примерно полчаса пробыл с людьми, а потом пошел по Греческой в сторону «Антошки» (магазин детских товаров, расположенный в эпицентре разворачивающихся событий, возле торгового центра «Афина». — Ю. П.). Вдруг вижу: навстречу бежит толпа с битами. Я, естественно, в «Антошку» забежал. Не знаю, кто устроил эту провокацию, кинули 300 человек на толпу в полторы тысячи людей. Они встали друг против друга, милиция их пыталась разделить. Со стороны «Единой Украины» больше светошумовых гранат полетело, дымовушек, просто потому, что у них было больше людей. <…> На Cоборке стояли мирные, а все кафешки на Дерибасовской были забиты черт знает кем. Мне кажется, тысячи четыре реально было людей со стороны Майдана, готовых на все».

На то, что в город приехали не только футбольные болельщики и сотники Майдана, но и еще некие весьма агрессивные люди, обратили внимание и антимайдановцы. Сталкер, например, вспоминает, что у некоторых ультрас «был «волчий крюк» прямо на балаклаве».

«Волчий крюк» — символ, прямо отсылающий к символике времен Третьего рейха, популярный среди наиболее радикальных украинских националистов, но не использовавшийся сотниками Майдана. Зато, в несколько модифицированном виде, он нашел свое место на эмблеме батальона нацгвардии «Азов», который принял присягу в Киеве 5 мая, а уже на следующий день активно воевал с бойцами ДНР в Мариуполе.

Неожиданная для многих антимайдановцев символика появилась и на их стороне. «Я не могу сказать, кто принес российский флаг, нельзя было его поднимать, это только провоцировало», — говорит мне Сталкер.

Андрей К., сторонник Майдана, вспоминает еще более странную деталь: «Когда началась драка на Греческой, охранник «Антошки» повыгонял всех на улицу. Я оказался уже со стороны Антимайдана и увидел несколько человек с такими снайперками-винтовками. Все высокие, метра по два ростом, все в масках, именно в том месте, где люди потом начали гибнуть. Они ушли — и сразу начался расстрел. Не Майдан их убивал, это были чужаки».

Этот момент нуждается в пояснении, потому что большинство майдановцев, отделенных в тот момент от оппонентов милицейским кордоном, не видели, как один за другим упали несколько антимайдановцев. Этот момент подробно зафиксирован на видео, которое очень похоже на видео расстрела «Небесной сотни» в Киеве. Вот идет человек — и падает на ровном месте. Андрей К., случайно оказавшийся среди антимайдановцев, не просто это видел, но и получил три пулевых ранения. «Это была левая сторона, там вечная стройка идет, в меня стреляли с этой стороны. Одна пуля, вторая, когда я уже падал, третья попала. Кстати, к «скорой» меня сначала тащил тот самый, что днем раньше распылял мне в лицо баллончик газовый на Куликовом Поле. Еще одного из парней, которые тащили меня к «скорой», тоже свалила пуля».

Оснований не доверять Андрею К. нет. У меня на руках — результаты томографического исследования его грудной клетки, в котором зафиксированы поражения мягких и костных тканей.

Из доклада «Комиссии 2 мая»: «16.05. Группа ультрас в несколько десятков человек заходит в переулок Вице-адмирала Жукова со стороны Дерибасовской. Ультрас, среди которых Андрей Б., проходят к середине квартала, начинают бросать камни и пиротехнику в оппонентов, находящихся за линией милицейского оцепления в районе пересечения с улицей Греческой. 16.21. На пересечении переулка Вице-адмирала Жукова сторонники Куликова Поля оттесняют ультрас, применяя при этом огнестрельное оружие. В 16.24 они прорывают милицейское оцепление и преследуют оппонентов до улицы Дерибасовской, где продолжают вести огонь из автоматического оружия и бросать бутылки с зажигательной смесью. Андрей Б. получает смертельное ранение, по официальной информации — пулей калибра 5,45 мм».

Многие сторонники Евромайдана уверены, что Андрея Б. убил активист Антимайдана Боцман, который засветился на многих фото и видео с оружием, напоминающим автомат Калашникова. Вот что по этому поводу говорит Сталкер: «У нас уже были раненые, а у майдановцев появился первый труп, либо выстрелили, либо камень в него неудачно прилетел, но в этот момент они озверели. Я вообще сомневаюсь, что это наши его убили. У Боцмана был карабин «Сайга» и 18 патронов, он единственный, кто стрелял наотмашь».

Андрей Георгиевич Вегержинский, главный врач коммунального учреждения «Городская клиническая больница № 1», дал мне официальный комментарий: «2 мая к нам поступило 9 человек с огнестрельными ранениями, 2 с осколочными, 6 с ножевыми. Потом у нас перегрелся рентгеновский аппарат, и людей стали принимать другие больницы, через час мы опять стали принимать людей, раненые поступали до 5 утра. Первый погибший получил смертельное ранение пулей калибра 5,45 мм».

Очевидцы событий указывают, что, несмотря на тщательную подготовку к драке, общее ожесточение и наличие у обеих сторон травматического и огнестрельного оружия, фактор внезапной крови вывел градус противостояния за любые разумные рамки. Именно в этой логике будут развиваться события на Куликовом Поле и в Доме профсоюзов, о которых мы расскажем в следующей публикации.

 

Что мы узнали:

  • Евромайдан и власти Одессы готовились к зачистке Куликова Поля за неделю, активистов свозили со всей страны, в том числе спецпоездом.
  • Антимайдан готовился держать оборону, но в последнюю минуту решил напасть первым.
  • Пока активисты кидали друг в друга камни и «коктейли Молотова», их начали отстреливать из огнестрельного оружия.
  • Из-за большого количества пострадавших в больнице перегрелся рентгеновский аппарат.

Что мы расскажем в следующем номере:

  • Бойня в Доме профсоюзов — свидетельства очевидцев.
  • Предвыборная кампания на фоне трагедии — какие политические силы стояли за каждой из сторон.
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera