Мнения

50 оттенков Эдуарда Шеварднадзе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 74 от 9 июля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 
РИА Новости

Не бывает политиков, чью деятельность можно оценить исключительно положительно. Или отрицательно, если, конечно, речь не идет о Гитлере, Сталине, Пол Поте. Редко встречаются и черно-белые политики. Как правило, они, как и любой человек, сложнее — не черно-белые, а 50 оттенков серого. Или не серого. Такого же «окраса» и скончавшийся многолетний руководитель Грузии Эдуард Шеварднадзе. Для кого-то — «старый лис», как его называли, для иных — политик такого масштаба, какого сейчас и не сыщешь. Истина, разумеется, где-то посередине.

Наверное, будь он в чистом виде авторитаристом, удержал бы власть осенью 2003 года, а «революцию роз» подавил бы. Но не стал: хватило человеческой мудрости и политического опыта. А возможно, он, и правда, был настоящим политиком — просто подумал тогда о том, каким он войдет в историю? А так бы — сидел на своем посту, как, допустим, в «вельветовом» варианте Нурсултан Назарбаев или, в более жестком, Ислам Каримов.

Масштаб и вес Шеварднадзе — отчасти из той самой прошлой жизни. Он — типичный комсомольский и партийный руководитель. Причем скорее в положительном смысле слова — результат жесткой селекции и возгонки кадров в 1950—1960-е. То есть — не случайный человек. То есть — талантливый политик, у которого должен быть, когда надо, — гибкий позвоночник, а когда требуется — жесткая рука. Но не в среднеазиатском смысле — это Грузия все-таки…

Именно как партийный руководитель в родной Грузии, возглавив ее в свои 44 года, он бил в самую главную мишень — по клановости и коррупции. Возможно, иногда сильно перегибая палку. И без особой надежды на итоговый успех — стремление нации к рыночным отношениям, пусть и подпольным, оказалось сильнее. Хотя, быть может, именно в этом его чем-то напоминал Михаил Саакашвили. Тот самый человек, в котором он сам разглядел политический талант и который его же потом на два года раньше законного срока и лишил власти. Сразу после кончины Эдуарда Амвросиевича заговорили: вот Саакашвили, не в пример Шеварднадзе, был мелок. Но прекратить политическую карьеру «старого лиса» — значит уже обнаружить политический дар. И уж, конечно, у Шеварднадзе никогда не получилось бы того, что сделал с полицией и организованной преступностью его шебутной «наследник». Для этого Шеварднадзе был слишком советским и компромиссным, для этого он был недостаточно «отмороженным».

Колоссальная историческая заслуга Эдуарда Шеварднадзе — практическая реализация «нового политического мышления» в перестройку, фактически — разрядки № 2. Тогда говорили: как можно назначать на пост министра иностранных дел непрофессионального дипломата? Но это был лучший кадровый выбор Михаила Горбачева: шла ломка всех и всяческих стереотипов, и опытный грузин с западной улыбкой и красивой седой шевелюрой их решительным образом и сломал. Потому теперь национал-патриоты и держат Шеварднадзе под третьим номером «разрушителей» СССР — после Михаила Горбачева и Александра Яковлева. Но Шеварднадзе не был даже идеологом той разрядки, его имидж и политическое чутье просто соответствовали поставленной задаче.

Он ушел со своего поста еще до путча августа 1991 года. И здесь возможны тоже две оценки. Одна: вовремя «смылся». Вторая: это была отважная отставка-предупреждение Горбачеву. Судя по дальнейшему течению событий — пророческая.

Став главой независимой Грузии, он не смог решить проблему мятежных территорий. А кто бы смог?

Что же касается прозападного курса Грузии, то выбрал его именно Шеварднадзе, Саакашвили — продолжил. Возможно, когда Эдуард Амвросиевич отдавал власть в 2003-м, он как раз и думал о том, что так будет лучше. Для всех.

Грузия в годы его первого секретарства стала местом бегства поэтов и художников из метрополии в теплую гостеприимную провинцию, почти в другую страну. Правда, эта линия шла еще от Пастернака, и в своих стихах, посвященных Грузии, Самойлов или Ахмадулина Шеварднадзе как-то не упоминали. Но тем не менее исторически — это преимущественно его период. Как и лучшие годы грузинского кино. Как и лучшие годы грузинского футбола. «Пока мяч в воздухе — коротко о составах».

В общем, Шеварднадзе был лидером. И да — настоящим.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera