Сюжеты

«И когда мы дотрагивались к этим колоколам…»

Репортаж с «процесса века»: Нотр-Дам против Femen

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 75 от 11 июля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Репортаж с «процесса века»: Нотр-Дам против Femen


12 февраля 2013 года. Нотр-Дам. Девушки резвятся у колокола «Марсель». Фото: Reuters/Charles Platiau

«Во время нашей акции секьюрити залазили под колокол, чтобы достать активисток», — говорит Инна Шевченко, лидер французского отделения Femen. 9 июля 2014 года коррекционный суд Парижа пытается разобраться не только с тем, кто и куда залазил 12 февраля 2013 года, но и с тем, кто и что повредил.

Главным пострадавшим признан колокол «Марсель»: его, говорит обвинение, поцарапали во время «акции». И теперь «Марсель», в который страстно барабанили, звонит по ним самим.

Колоколов было девять, их отлили в честь 850-летия со дня закладки первого камня в фундамент собора, и на месяц выставили на обозрение публики в нефе. Царапины после акции обнаружили только на одном. Благодаря этим царапинам суд может нарисовать участницам Femen до семи лет тюрьмы – за повреждения, совершенные в здании, предназначенном для совершения культа. Пойдет ли суд на это, узнаем позже, а пока послушаем стороны. Все-таки не каждый день о Соборе Парижской Богоматери говорят применительно к земному суду.

Историческое заседание прошло под боком у Нотр-Дама. Впрочем, ни священников, ни явственно верующих в зале не восседало. Пришли девять Femen в украинских веночках и в футболках с нарисованными грудями, трое смотрителей Нотр-Дама (в повседневной одежде, без рисунков), трое судей, четверо адвокатов (два от девушек, два от противоположной стороны), журналисты, знакомые Femen… Всего человек пятьдесят, т.е. все, кому надо было прийти, и все, кто этого хотел.

За дверями никто не остался. Митинг поддержки перед судом не стоял. Французские феминистки не обращались с громкими призывами к «сатрапам».

И когда обвиняемые девушки покинули зрительскую скамью, чтобы присесть поближе к судьям, оставив на скамье веночки, показалось, что кто-то принес их в память о славном прошлом этого удивительного движения, для которого сиськи стали единственным аргументом, информационным поводом, гербом и флагом...

Париж любит смелых и независимых, любит политические акции, любит марши и карнавалы, уважает красивый бардак… Переезд Femen из Киева в Париж был стратегически верным решением (особенно после того как И. Шевченко зачем-то спилила крест памяти жертв сталинских репрессий, но тогда французы, похоже, не вдавались в подробности). Пляски с одухотворенными лицами у колоколов (и под ними) в нефе Собора Парижской Богоматери — не совсем верное. Потому что такой креатив вызывает у одних — раздражение, у других — скуку.

И это – помимо уголовного преследования – еще один тревожный сигнал для девушек, которые собираются совершить «всемирную Femen-революцию».

После адвоката революционерок Микаэля Гнассья, который безуспешно просит отправить дело на переквалификацию, к судьям выходит лидер французского (читай, главного) отделения Femen Инна Шевченко, загорелая блондинка с черными бровями. И с переводчицей.

— При подготовке этой акции, — говорит лидер, — мы рассчитывали на то, что мы не хотели причинить никакой деградации никаким предметам. У каждой из нас была палочка с особой мягкой защитой (для ударов по колоколам — Ю.С.).

Версию о мягких палочках подтверждает даже обвинение, только оно настаивает на том, что «защита» (от палочек) отвалилась, и палочки поцарапали колокол.

«Фонд 850 лет Парижского собора», финансировавший установку новых колоколов, оценил ущерб в 7167 евро. Еще 10000 попросил настоятель собора Монсеньор Патрик Жакан. Если бы не ссылка на экспертизы, могло бы показаться, будто такой крупный ущерб появился в деле, чтобы придать весомость обвинению. Потому что девушки все-таки не молотком по колоколу ударили.

— Все девять активисток дотрагивались палочками, — продолжает Инна Шевченко. — Но я не могу согласиться с тем, что мы повредили. И когда мы дотрагивались к этим колоколам, это было символическое дотрагивание…

Потом Инна требует предоставить ей фото, где повреждения были бы хорошо видны, потом говорит о том, что колокола долго были «открыты для публики» и повредить их могли многие, потом о том, что повредить их вот так вот запросто невозможно — «колокола имели размеры огромнейшие и толщину металла огромнейшую»…

— Ясно, — говорит судья. — Хотите что-нибудь добавить?

— По предмету деградации ничего, — отвечает Инна.

Потом Лоран Дельвольве, адвокат настоятеля Нотр-Дама и «Фонда 850…» говорит о том, что после акции на полу была найдена золотая пыль от колокола (почему не нано-пыль? Не изучали прогрессивный опыт? — Ю.С.).

— Что вы можете на это ответить? — спрашивает адвокат.

— … Я отвечаю, хотя я, наверное, не должна отвечать. Предоставьте доказательства для меня и для судьи, и мы будем разговаривать, — говорит Шевченко, и кажется, будто она пришла на «стрелку».

— Вы давали интервью, где сообщали, что унесли кусок золота из Нотр-Дама. Это шутка или так действительно было? — спрашивает адвокат.

— Однозначно понятно для всех, что это юмор, — отвечает Инна. — Это было на радио. Я сопровождала эту фразу… я смеялась… Я сказала это по причине того, что одна из активисток потеряла часть зуба, и нам придется компенсировать его…

Однозначно понятно для всех, вставлю я свои пять копеек, что компенсация не означает буквально установку (предполагаемого) кусочка золота на место зуба. Все-таки представшие перед судом Femen — современные девушки, в основном, француженки (кроме Инны, кажется). Их имена я не называю по просьбе адвоката, да они и не имеют значения. Имена смотрителей собора — на одного из которых имеют зуб Femen — не стоит называть хотя бы потому, что они-то уж точно не хотели оказаться в этом суде под телекамерами. Эти труженики, которым теперь грозят уголовные статьи, просто пытались снять полуголых активисток с постаментов, на которых стояли колокола. И вывести девушек за пределы церкви. Но девушки, кажется, были в состоянии экстаза (или умело изображали его)… И экстаз, кажется, был не религиозным. Смотрители это как-то сразу поняли и принялись проводить «зачистку», как умели — впрочем, максимально корректно: «смотрите видео, смотрите внимательно!»,  — настаивает адвокат смотрителей. А умеют скромные смотрители (одному из которых уже 68) не так уж много. Их главные обязанности — обеспечение пожарной безопасности и консультирование туристов. Но о чем они могли проконсультировать Femen? Смотрите видео: лица «силовиков» растеряны, они пытаются стаскивать девушек с постаментов, одновременно закрывать камеры объективов (вспышки в храме запрещены)… Потом гасят свет… 

— Я хотела бы добавить о насилии, — говорит Инна Шевченко. — Все 9 активисток имели следы насилия, но я хотела бы особо обратить внимание на то, что был выключен свет. Что они хотели спрятать, совершая насилие?

Выясняется, что они хотели спрятать происходящее от туристов, среди которых «было много детей». При попытке вывести из церкви неизвестную им прежде силу, нанесли этой силе повреждения. Вопрос: а что еще они могли делать? Хотя бы для того, чтобы спасти колокола, установка которых сделалась национальным событием.

Еще и поэтому Femen не стоило дразнить либеральную (если хотите – «богохульную») Францию.

Акция, говорит Шевченко, проводилась ради того, чтобы отпраздновать уход папы Бенедикта Шестнадцатого и поддержать закон о «браке о всех». Этот закон активно «протаскивали» президент Олланд и другие правящие социалисты.

Но и колокола в Париж ехали не просто так, признался адвокат Нотр-Дама. «Это не какие-нибудь обычные колокола, — сказал Дельвольве. — Была утверждена программа их производства, доставки и установки. Этим занимались не только религиозные власти, но и министерство культуры…». А празднование 850-летия Собора «проходило под присмотром архиепископа Парижа кардинала Андре Двадцать Третьего и под патронажем президента Олланда и мсье Манюэля Вальса, который тогда был министром внутренних дел».

Становилось понятно, что обвинения, как в случае с карманником Кирпичом из романа братьев Вайнеров, справедливы, но, может быть, не тем способом доказаны. Впрочем, адвокат пояснил цель обвинения:

—…Чтобы такое не повторилось ни в церкви, ни в мечети, ни даже в самой маленькой синагоге. Иначе совершение религиозных обрядов окажется невозможным.

А согласно статье 1 Конституции, напомнил адвокат, «Республика уважает любые верования».

Вероятно, кроме веры в то, что (голой) грудью можно проложить дорогу в царство свободы.

P.S. Прокурор попросила назначить каждой Femen 1500 евро штрафа. Троим смотрителям — 500, 300 и 250 евро. Суд удалился на вынесение приговора (и на каникулы). Приговор будет оглашен 10 сентября.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera