Сюжеты

Гламур вместо музыки?

Премьера оперы Прокофьева «Война и мир» в Мариинском театре на фестивале «Звезды белых ночей»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 18 июля 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Премьера оперы Прокофьева «Война и мир» в Мариинском театре на фестивале «Звезды белых ночей»

Фото ИТАР-ТАСС 

Задуманный Валерием Гергиевым еще в «лихие девяностые» музыкальный форум, сегодня — самое известное в мире культурное событие России. Знаменитая Мариинка в стиле своего худрука бьет все рекорды и работает едва ли не в круглосуточном режиме. «Фестиваль проходит на трех наших площадках — в Мариинском театре, Концертном зале и в Мариинском-2. В этом году впервые карта фестиваля включает и четыре камерных зала нового театра. И особенно хотел бы отметить то, что впервые количество событий на «Звездах» достигло 200! Масштабности и насыщенности фестиваля соответствует и поистине эпический размах художественных задач, которые мы перед собой ставим», — рассказал Валерий Гергиев.

Как подтверждение концепции нынешнего фестиваля — грандиозные пятичасовые премьеры. На открытии давали оперу Берлиоза «Троянцы» в постановке грека Янниса Коккоса, а ближе к финалу — оперу Прокофьева «Война и мир» в режиссуре британца Грэма Вика.

Вик верен себе, точнее, своему саркастическому отношению к реальности, которое неизменно реализует в каждой постановке. Подобный режиссерский подход делает всякую его работу очень предсказуемой. И как только открывается занавес, понятно, что спектакль Грэма Вика и сценографа Пола Брауна — это очередное послание современному обществу, погибающему в помпезном самолюбовании и пороках. Вечеринки, похоть, погоня за брендами (режиссер с явной издевкой вспоминает тот чемодан, что был выставлен на Красной площади), а война где-то далеко, хотя и совсем рядом. Гости на балу танцуют в противогазах, солдаты перетаскивают гробы со словами: «Пошла работа…»

Постановочная команда с размахом использует технические возможности новой Мариинки. На сцене и танк, и лимузин, и даже трап самолета, а действие разворачивается на трех уровнях. Но при этом заметно, что дело обходится без кропотливой или титанической режиссерской работы. По-настоящему массовых сцен Вик избегает, имитируя их с помощью огромной панели, на которую транслируется людская толпа. Да и образы героям, такие, чтобы запоминались, не придуманы. Единственное исключение — это Элен Безухова в исполнении Марии Максаковой, красоту которой режиссер использует в полной мере, провокационно не забывая о том, что певица еще и депутат Госдумы. Элен Максаковой дефилирует как топ-модель и покуривает травку в туалете, лежа на раковине, как распущенная светская львица.

Остальные портреты или просто пусты и безличностны, как Андрей Болконский и Наташа Ростова (Андрей Бондаренко и Аида Гарифуллина), или шаблонны, как Наполеон (Василий Герелло) и Кутузов (Геннадий Беззубенков), который по режиссерской воле передвигается в окружении охранников. Остальные герои и вовсе мелькают, не оставляя по себе никакого воспоминания. Гармоничности романа Толстого и противоречивой чувственности «на разрыв» Прокофьева в постановке нет. Она смотрится как затянувшийся проморолик спектакля, где смешалось все в кучу: и кубанские казаки, и фронтовая кинохроника, и танцовщицы а-ля «Мулен Руж».

Не оказалось в спектакле, партитура которого требует едва ли не два десятка прекрасных солистов, и высококлассных вокальных работ. Никто не был безупречен, а некоторые работали и вовсе на грани фола.

И с ностальгией вспоминался спектакль 2000 года, поставленный Андреем Кончаловским, где блистала Анна Нетребко. А в нынешней постановке личности явно оказались в дефиците. Лишь Валерий Гергиев в этот вечер за пультом оркестра творил чудеса. Жаль, что знаменитый си-минорный вальс жанр театрального представления не позволял исполнить на бис, как и то, что режиссер так и не расслышал эту божественную музыку, полную тайн израненной души не только композитора, но и, быть может, всей страны.

Публика не без труда воспринимала подобный наворот банальностей, и, не дожидаясь антракта, зрители стали покидать зал. И чем ближе был финал оперы, тем больше людей после каждой картины уходило: кто тихо, а кто, поминая недобрым словом режиссера…

 Мария БАБАЛОВА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera