Сюжеты

Бунт исламских дилетантов

Почему Китай, в отличие от России, не поддерживает сепаратизм

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 18 июля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

Почему Китай, в отличие от России, не поддерживает сепаратизм

EPA
Инин, Синьцзян-Уйгурский автономный район, 27 мая 2014 года. Местный стадион. Публичный суд над сепаратистами

От некогда популярной практики публичных расстрелов на заполненных народом стадионах Китай сейчас отошел: стало как-то неловко заниматься этим в богатеющей стране с растущим средним классом. А вот судебные процессы на стадионах по-прежнему практикуются — в основном для прочищения мозгов у жителей неспокойного Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) на крайнем северо-западе КНР, который никак не может выкарабкаться из замкнутого круга кровавых вылазок мусульманских сепаратистов и направленных против них репрессий пекинских властей.

В расположенном у границы с Казахстаном городе Капкал в конце июня более 3 тысяч человек привели на массовый митинг. На нем девятерых местных жителей публично приговорили к лагерям на сроки до 14 лет по обвинению в причастности к сепаратистской террористической деятельности. Еще масштабнее был публичный суд над террористами в городе Инин (Кульджа), тоже недалеко от границы с Казахстаном. На суд доставили 7 тысяч местных жителей.

Публичные показательные суды — часть программы кардинального искоренения сепаратизма в СУАР, которую недавно провозгласил председатель КНР Си Цзиньпин. На кампанию отводится год, и ведется она масштабно — только в минувшем месяце было объявлено об аресте 380 человек и разгроме 32 «террористических ячеек».

Власти сообщают о тоннах конфискованной взрывчатки, об огромном количестве захваченной экстремистской литературы и оружия, включая, кстати, тугие азиатские луки и прилагающиеся к ним стрелы. Но говорить о победе пока рано: 22 мая, например, сепаратисты на двух автомобилях ворвались на знаменитый Большой базар в административном центре СУАР городе Урумчи. Из окон они бросали самодельные бомбы: были убиты 39 человек. Четверых террористов застрелили на месте, пятого арестовали позже.

21 июня — новая масштабная вылазка. Толпа напала на укрепленный полицейский участок в городе Ечен на западе Синьцзяна. Китайские силы безопасности застать врасплох не удалось: автоматный огонь рассеял атакующих, 13 из них были убиты.

Более мелкие нападения происходят регулярно — как правило, с применением ножей и топоров. Они страшны в умелых руках: в минувшем марте на вокзале в городе Куньмин вооруженные длинными тесаками боевики синьцзянского подполья зарубили и зарезали 29 человек.

 

Чан Кайши, Мао Цзэдун и товарищ Сталин

Проблемы северо-запада Китая зашифрованы в его нынешнем административном названии — СУАР. Первое слово, «Синьцзян», по-китайски означает «новая граница». Иными словами, это самый далекий и неустойчивый рубеж китайской империи, своего рода «дальний запад» КНР. Ну а второе слово в аббревиатуре СУАР указывает на коренное население района — уйгур. Этот тюркоязычный народ преимущественно живет в Китае и насчитывает примерно 9,5 млн человек.

Советский Союз был глубоко вовлечен в дела этого района. Временами он помогал синьцзянским сепаратистам, а иногда отворачивался от них, в зависимости от ситуации на Востоке Азии и угрозы продвижения на северо-запад японских войск. Неспокойный регион был для Москвы буфером между советской Средней Азией и бурлящим Китаем, где шла непрерывная война. Через Восточный Туркестан из СССР шел поток военной техники и боеприпасов для армий генералиссимуса Чан Кайши и китайских коммунистов, сражавшихся с японцами. Синьцзянские правители одно время даже просили принять их район в состав СССР на правах союзной республики, однако Сталин идею не одобрил: он хотел иметь свободу рук.

В 1944 году, правда, была провозглашена Восточно-Туркестанская республика под фактическим советским протекторатом, уйгуры вроде бы обрели независимость. Но очень ненадолго: в Китае при мощной поддержке со стороны СССР победили коммунисты Мао Цзэдуна, а остатки воинства Чан Кайши бежали на Тайвань. Казалось, что под контроль Москвы попадала самая густонаселенная страна мира, что открывало фантастические возможности дальнейшего продвижения в Азии. Синьцзян на этом великолепном фоне терял свою стратегическую роль, и Москва согласилась с его включением в состав дружественной КНР.

Во время советско-китайской «холодной войны» в 60—80-х годах прошлого века Москва вновь сильно заинтересовалась уйгурами и их родиной: была оказана прямая поддержка сепаратистским организациям, налажено пропагандистское радиовещание из Ташкента и Алма-Аты, из СУАР в 60-х годах в СССР бежали десятки тысяч казахов и уйгур.

 

Два юбилея

Оживление террористической борьбы в СУАР связано, кстати, с тем, что нынешний год — юбилейный: сторонники независимости тайно отмечают 70-летие со дня создания своего последнего Восточно-Туркестанского государства. Есть и еще один юбилей, кровавый. В июле исполняется ровно 5 лет со времени чудовищных массовых беспорядков в столице СУАР. Тогда в Урумчи после слухов об избиении рабочих-уйгуров на улицы вышла возбужденная мусульманская молодежь, она стала громить китайские магазины и закусочные, избивать и резать их посетителей. Погибли 197 человек, более 1700 были ранены.

В связи с этой годовщиной в Синьцзяне резко увеличена численность китайских сил безопасности. По свидетельству японских журналистов, полиция разгоняет любые скопления людей на улицах синьцзянских городов, закрыты многие мечети, в мобильных телефонах отключена функция обмена посланиями.

Вообще власти в Синьцзяне особо не церемонятся: мусульманскую бороду там разрешено отпускать только мужчинам «за 40». Небритый молодой человек очень сильно рискует быстро оказаться в полицейском участке или вообще исчезнуть навсегда. Активизировалась кампания «упорядочивания одежды»: уйгур всячески побуждают отказываться от традиционных шаровар, рубах и мусульманских шапочек на голове. Поощряется доносительство: осведомителям за важную информацию о сепаратистах обещана награда до 500 тысяч юаней (более 80 тысяч долларов). В течение одного только месяца органы правопорядка получили более 400 доносов.

Власти все акты террора приписывают страшной подпольной организации — «Исламскому движению Восточного Туркестана» (ИДВТ). Она действительно взяла на себя ответственность за 200 вылазок, в результате которых погибли более 160 человек. Организация, тесно связанная с «Талибаном», понесла большие потери в результате операций США и НАТО в Афганистане и практически перестала существовать. Эксперт по уйгурскому вопросу из токийского Университета «Тюо» Наоко Мидзутани полагает, что в СУАР сейчас нет единого, организованного и структурированного подполья на базе «Исламского движения Восточного Туркестана». Есть скорее мелкие группы на базе нелегальных молельных домов, «кружков изучения Корана» и так далее. Их вылазки мало похожи на профессионально спланированные акции. «Это движение разрозненных дилетантов, которые не получают помощи из-за границы, а схемы изготовления самодельных взрывных устройств узнают из интернета», — считает Мидзутани. Впрочем, именно отсутствие четкой структуры затрудняет борьбу с уйгурским подпольем.

Между тем китайские власти с беспокойством ожидают перемен в соседнем с СУАР Афганистане после ухода оттуда западных войск. Возможное возвращение к власти в этой стране движения «Талибан» способно вновь сделать ее передовой базой, местом подготовки и снабжения уйгурских подпольщиков за счет пожертвований от единоверных ближневосточных богачей, и тогда террористы смогут поменять ножи и самодельные бомбы на нечто более эффективное.

Токио

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera