Мнения

Голландия скорбела молча

Этот материал вышел в № 81 от 25 июля 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

 

Полная тишина, прерываемая редкими возгласами команд, воцарилась на базе ВВС Эйндховен, когда около 16 часов по местному времени в среду замолкли двигатели двух военно-транспортных самолетов, прилетевших из Харькова.

Голландский С-130 и австралийский C-17 доставили с Украины первые сорок гробов с останками жертв крушения малайзийского лайнера.

На поле под нечастым в этих местах синим безоблачным небом скорбный груз встречали одетые в траур король Виллем-Александер и королева Максима, премьер Марк Рютте, министры, генерал-губернатор Австралии Питер Косгроув и министр иностранных дел далекой страны Джули Бишоп, послы... И сорок одинаковых катафалков.

Ветер трепал флаги государств, потерявших в катастрофе своих граждан, а также флаг Украины.

Были и родственники погибших, но камеры новостного канала NOS голландского общественного телевидения, по которому я смотрел трансляцию, их не показывали. И вообще их оградили от лишнего внимания...

Армейский трубач сыграл «Отбой», мелодию, которой поминают павших воинов (неважно, что все погибшие были сугубо гражданскими). И снова тишина. Солдаты группами по восемь начали выносить из чрева самолета простые некрашеные деревянные гробы, каждый в свой катафалк.

Ни траурных оркестров, ни торжественных речей. Голландия встречала мертвых молча. В минуту молчания во всей стране остановили работу предприятия и офисы, остановились поезда, трамваи, метро и даже такси. Замер и утопающий в цветах аэропорт Схипхол, один из крупнейших в Европе, откуда отправился в бесконечность злополучный рейс МН17. За 13 минут – ни одного взлета и ни одной посадки.

Во всех городах приспущены флаги, даже на традиционных голландских ветряках в историческом парке Киндердейк. Тишину нарушал только мелодичный перезвон карильонов церквей, приглашавшим на поминальные службы.

Полторы тысячи человек собрались под звон колоколов на рыночной площади Утрехта, заполнился людьми с цветами центр Неймегена, вечером сотни белых воздушных шаров (как бы их назвал в присущей ему манере российский президент?) взлетели с амстердамской площади Дам...

Из Эйндховена колонна катафалков в сопровождении мотоциклетного эскорта отправилась в Хильверсум, где на территории другой военной базы судмедэксперты займутся опознанием останков. На стокилометровом пути вдоль автострады собрались тысячи людей с цветами, которые остались на обочинах.

Для Голландии это первый столь глубокий национальный траур после кончины в 1962 году королевы Вильгельмины, главы государства, не склонившейся перед Гитлером.

В стране с пятнадцатимиллионным населением, где все живут рядом, чуть ли не у каждой семьи оказались знакомые среди 193 погибших в катастрофе соотечественников: близкие и дальние родственники, друзья и приятели друзей, коллеги и их сотрудники, известные и уважаемые граждане, которых они видели сами, может быть, даже пожимали руки. Поэтому траурная минута молчания — не просто долг вежливости.

В этом трауре скорбь в достоинстве смешалась с подспудным гневом. В эту минуту неважно и даже преступно мелочно спорить, кто конкретно выпустил ракету по «Боингу», какие на нем были погоны и чей паспорт.

Для голландцев, которые вдруг невольно заинтересовались конфликтом в чужой Украине, виновата Россия. Не она ли присоединила (пусть и бескровно) кусок чужой территории, не она ли поддержала и вооружила сепаратистов в соседней стране, провоцировала своими военными «учениями» и «проверками» у границы?

Голландцам бесполезно рассказывать об «исторических правах» (не претендовать же им на возврат Индонезии). Они привыкли, что в ХХ1 веке во всем мире дома, не ущемляя хозяев. Им непонятны формальные юридические заковыки в духе «а ручки – вот они».

Опубликованные в газете De Telegraaf данные опроса показали, что 78 процентов голландцев готовы к экономическим санкциям против России, даже если это повредит экономике их страны. Торг в таких случаях неуместен.

Торговый обмен и финансовые потоки между Нидерландами и Россией непропорционально велики по сравнению с размером «низинного королевства». Голландцы – это одна из крупнейших в мире нефтяных компаний Royal Dutch Shell, узел мировой торговли сырьем, офшорная база для крупного бизнеса, в том числе российских госкорпораций. Им очень невыгодны санкции против России. И все же...

Премьер Рютте, сначала очень умеренный в оценке происшедшего, сказал во вторник, что катастрофа под Донецком «коренным образом изменила взгляд голландцев на Россию», и призвал Европейский союз занять более сплоченную и жесткую позицию в отношении Кремля...

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera