Расследования

Верховенство беззакония

В России, как известно издавна, закон — что дышло, и народ всегда уповал на «доброго барина» и справедливого судью. Но, похоже, наступили времена, когда пропадает последняя надежда на Верховный суд…

Фото: «Новая газета»

Политика

В России, как известно издавна, закон — что дышло, и народ всегда уповал на «доброго барина» и справедливого судью. Но, похоже, наступили времена, когда пропадает последняя надежда на Верховный суд…

Алексей Сорокин
 

«Новая» не раз рассказывала о громком «деле Сорокина», предпринимателя из Владивостока («Новая газета», № 18 от 20.02.2012 года — «Граждане — начальники?», № 44 от 20.04.2012 года — «Дело скроено из фальши», № 93 от 20.08.2012 года — «Не дать, не взять — так сесть», № 67 от 23.06.2014 года — «Без защиты»). Эту тему также продолжает «Новая газета во Владивостоке». Перепечатываем данный материал без правок и сокращений.

В городе Владивостоке четвертый год находится в СИЗО предприниматель Алексей Сорокин, больной диабетом. Уголовные дела в отношении него, начавшись в марте 2010 года, только множатся и запутываются. Здесь и клевета на экс-прокурора города Дмитрия Романченко (который уже и из органов прокуратуры уволен), здесь и хищение, и мошенничество, и порча чужого имущества путем поджогов, и даже организация покушения на убийство — такой «пышный букет» эпизодов обвинения не у каждого матерого рецидивиста встретишь!

Главное же в деле Сорокина даже не то, за что конкретно его привлекают, а то — каким образом следствие «шило и стегало» эти уголовные дела. Потому что столько беззакония, откровенного подлога и замены в материалах дела процессуальных документов, по словам защитников предпринимателя, они не встречали ни в одном деле за свою богатую практику.

В этой связи, исчерпав возможности реализовать конституционное право клиента на судебную защиту, адвокат обратился непосредственно к самому председателю Верховного суда России Вячеславу Лебедеву, указав в своей жалобе дословно следующее:

«06 февраля 2014 года судья Верховного суда Российской Федерации Русаков В. В., «…изучив кассационную жалобу осужденного Сорокина Алексея Марковича и адвоката Потоцкого В. Ю. в его интересах на приговор Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 6 декабря 2012 года, постановление Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 22 февраля 2013 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 25 апреля 2013 года, а также на постановление Фрунзенского районного суда г. Владивостока Приморского края от 6 декабря 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 25 апреля 2013 года…», «…постановил: отказать в передаче кассационной жалобы осужденного Сорокина Алексея Марковича и адвоката Потоцкого В. Ю. …для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции», указав, что «…оснований для передачи ее на рассмотрение суда кассационной инстанции не имеется…

Статья 401 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 433-Ф3) предусматривает право кассационной инстанции отменить приговор, определение и постановление суда и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство, при этом основаниями для принятия такого решения… являются существенные нарушения уголовного либо уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких обстоятельств по делу не установлено...

Доводы кассационной жалобы о недопустимости доказательств, положенных в основу приговора, не могут быть признаны обоснованными…»

 

***

С таким ответом судьи Верховного суда адвокат категорически не согласен, и вот почему: с самого начала своей работы по защите Алексея Сорокина его адвокаты указывали на вопиющие нарушения следствия! Представляли в суд документы, где не соответствовали, например, даты, фамилии участников процессуальных действий, могло существенно разниться число страниц, а то и оригиналы материалов дела отличались от своих копий, заверенных следователем. Однако наши либерально настроенные к обвинению судьи, а равно и бдительные прокуроры, не усматривали в этом, простите, бардаке ничего существенного!

Так, в своей жалобе адвокат приводит конкретные примеры, подкрепляя их документами, которые ему из Верховного суда раз за разом возвращают:

«Судья Верховного суда Российской Федерации Русаков В. В. утверждает, что «…не могут быть признаны обоснованными и доводы кассационной жалобы о допущенных в ходе предварительного расследования нарушениях требований уголовно-процессуального закона...».

Защита в своих жалобах утверждала и утверждает, что уголовное дело расследовалось незаконно, и, в частности, ссылалась на имеющиеся в материалах уголовного дела и исследованные судом 1-й инстанции:

1. Постановление следователя СО ОМ № 4 СУ при УВД по г. Владивостоку Зарудневой О. А. от 28 февраля 2010 г. — о приостановлении предварительного следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого в соответствии с п. 1 части первой ст. 208 УПК РФ.

2. Постановление начальника СО ОМ № 4 СУ при УВД по г. Владивостоку Ироносовой Е. В. от 15 июля 2010 года — об отмене постановления следователя Зарудневой О. А. от 28 февраля 2010 года о возобновлении предварительного следствия по делу.

3. Представленную в ООО СК «Дальакфес» справку № 5/п-9 следователя СО ОМ № 4 СУ при УВД по г. Владивостоку Зокировой В. А. от 25 августа 2010 года — о приостановлении 21 мая 2010 года предварительного следствия по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого в соответствии с п. 1 части первой ст. 208 УПК РФ, более того, эта справка была принята и исследована арбитражным судом.

 

Поскольку судья Верховного суда Российской Федерации незаконно вернул все приложенные к кассационной жалобе копии документов, подтверждающие изложенные в ней доводы, защита считает необходимым разместить их непосредственно в тексте настоящей жалобы…»

 

***

Тем самым, утверждает Владимир Потоцкий, доказывается, что следователь проводил следственные действия в период, когда расследование уголовного дела было официально приостановлено, что недопустимо с точки зрения закона. Но если нельзя, а стороне обвинения очень хочется, то выходит, можно?

«…Делая вывод о незаконности расследования уголовного дела, защита основывается на следующих нормах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а именно:

статье 156 – Начало производства предварительного расследования «...

2. Если следователю или дознавателю поручается производство по уже возбужденному уголовному делу, то он выносит постановление о принятии его к своему производству, копия которого в течение 24 часов с момента его вынесения направляется прокурору...»

статье 208 – Основания, порядок и сроки приостановления предварительного следствия…»

...

2. О приостановлении предварительного следствия следователь выносит постановление, копию которого направляет прокурору...

5. До приостановления предварительного следствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, и принимает меры по его розыску либо установлению лица, совершившего преступление...».

статье 209 – Действия следователя после приостановления предварительного следствия «...

1. Приостановив предварительное следствие, следователь уведомляет об этом потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей и одновременно разъясняет им порядок обжалования данного решения. В случае приостановления предварительного следствия по основаниям, предусмотренным пунктами 3 и 4 части первой статьи 208 настоящего кодекса, об этом уведомляются также подозреваемый, обвиняемый и его защитник.

...

3. После приостановления предварительного следствия производство следственных действий не допускается...»

Защита утверждает, что в ходе расследования уголовного дела № 113922 вышеуказанные нормы уголовно-процессуального закона следователями не были выполнены.

В тексте постановления судьи Верховного суда Российской Федерации Русакова В. В. отсутствует даже попытка соотнесения произведенных следователями в ходе предварительного расследования процессуальных действий с той процедурой, которая установлена уголовно-процессуальным законом. В тексте постановления судьи Верховного суда Российской Федерации Русакова В. В. нет ни анализа указанных защитой процессуальных документов, ни даже упоминания или какой-либо ссылки на вышеперечисленные, как полагает защита, еще действующие статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации…»

 

***

Упорство адвокатов в этом деле уже вылилось в конкретные неприятности: в частности, в отношении защитника Владимира Потоцкого возбуждено дело о дисциплинарном взыскании Адвокатской палатой. Но упорствующий в своей позиции адвокат не теряет надежды добиться от Верховного суда ответов по существу поставленных вопросов о явных нарушениях следствия, изученных судом и не признанных существенными, хотя за каждым таким документом дела стоит человеческая судьба, законные права гражданина России:

«Защита утверждает, что уже отдельные из вышеприведенных документов следствия (без ссылок на другие «документы», которые были исследованы и на которые ссылалась защита в своих жалобах) несут на себе следы совершенного следователями преступного деяния — фальсификации доказательств по уголовному делу, предусмотренного статьей 303 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Защита утверждает, что совокупность только вышеприведенных документов следствия позволяет сделать вывод о наличии в действиях следователей другого состава преступления — злоупотребления должностными полномочиями, установленного статьей 285 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Основываясь на размещенных в тексте жалобы светокопиях процессуальных и иных исследованных судом первой инстанций документов, защита обоснованно полагает, что судьи, включая заместителя председателя Верховного суда Российской Федерации Толкаченко А. А., не усматривают в действиях следователей, составивших незаконные протоколы и вынесших незаконные постановления и полностью подпадающих под действие Уголовного кодекса РФ, вообще ничего даже предосудительного.

Защита не согласится ни с выводами, изложенными в постановлении от 6 февраля 2014 года судьей Верховного суда Русаковым В. В., ни с ответом № 56-УКС13-1231 от 13 марта 2014 года судьи Верховного суда РФ Фетисова С. М., ни с сентенциями заместителя председателя Верховного суда Российской Федерации Толкаченко А. А., изложенными последним в письме № 56-УКС13-1231 от 26 февраля 2014 года, до тех пор, пока не будет отменена статья 50 Конституции Российской Федерации (в частности, часть 2, которой установлено: «...При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона...»),до тех пор, пока действуют положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующие процедуру предварительного следствия и порядок производства конкретных следственных и иных процессуальных действий…»

И далее:

«…Основываясь на принятых судьями, включая судью Верховного суда РФ Русакова В. В., судью Верховного суда РФ Фетисова С. М. и заместителя председателя Верховного суда Российской Федерации Толкаченко А. А., по настоящему уголовному делу решениях, защита вправе сделать вывод о том, что судьи, рассматривавшие жалобы и принимавшие решения по ним в нарушение норм Конституции РФ и статей УПК РФ, считают, что:

1. Следователь Круглов Р. В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) на производство следственных действий по уголовному делу, производство по которому не было возобновлено в установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке.

2. Следователи имели как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) на производство следственных действий по уголовному делу № 113922, которое в установленном процессуальным законом порядке к своему производству не принимали.

3. Следователь Круглов Р. В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) на фальсификацию протоколов и других процессуальных документов (светокопии «законных» с точки зрения председательствующего документов защита неоднократно прилагала к своим ходатайствам, жалобам, заявлениям), то есть на составление или изготовление различных вариантов одного и того же документа, но имеющие различное содержание.

4. Следователь Круглов Р. В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) как на незаконное выделение уголовных дел, так и материалов уголовных дел.

5. Следователь Круглов Р. В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) производить процессуальные действия по уголовному делу на стадии ознакомления потерпевших с материалами уголовного дела, то есть после объявления в установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке об окончании предварительного следствия по делу.

6. Следователь Круглов Р. В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) бесследно выбрасывать из материалов уголовного дела в любом объеме протоколы и другие процессуальные документы.

7. Следователь Круглов Р.В. в ходе расследования уголовных дел № 113922 и № 123645 имел как законные основания, так и право (Законом не предоставленные) любым другим способом нарушать действующую Конституцию Российской Федерации, конституционные права Сорокина А. М. и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

 

В результате незаконных манипуляций следователей с выделением уголовных дел и материалов Сорокин А. М. был умышленно лишен следователями возможности осуществления гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом права на защиту, так как не мог в соответствии с принципом состязательности и равноправия своевременно реагировать на нарушения следователями его прав и своевременно обжаловать выполненные следователями действия в суд».

 

***

Но даже в Верховном суде, который по определению является оплотом законности в стране, судьи, очевидно, как минимум равнодушно-невнимательны к получаемым ими жалобам на следственно-судебный произвол. И отвечают защитникам не по существу поставленных ими вопросов:

«…Сорокин А. М.и защитники были крайне удивлены, получив ответ заместителя председателя Верховного суда РФ Толкаченко А. А. от 26 февраля 2014 года за № 56-УКС13-1231 и письмо судьи Верховного суда РФ Фетисова С. М. № 56-УКС13-1231 от 13 марта 2014 года, из которых неожиданно для себя узнали следующие факты:

I. Заместитель председателя Верховного суда РФ Толкаченко А. А. по какой-то причине без наличия жалобы со стороны Сорокина А. М. или его защиты, то есть по личной инициативе, «озаботившись» проблемами Сорокина А. М. и его защитников, рассмотрел поданную адвокатом Горшковым С. А. кассационную жалобу на состоявшиеся по делу нижеследующие судебные решения:

а) приговор Фрунзенского районного суда от 06 декабря 2012 года по делу № 1-11/2012;

б) постановление о прекращении уголовного дела Фрунзенского районного суда от 06 декабря 2012 года по делу № 1-11/2012;

в) постановление Фрунзенского районного суда от 22 февраля 2013 года об отклонении замечаний защиты на протокол судебного заседания;

г) кассационные определения судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 25 апреля 2013 года по делу № 22-2564/13 и

д) постановление судьи Приморского краевого суда от 03 сентября 2013 года по делу № 4у-3058/2013 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

 

II. Заместитель председателя Верховного суда РФ Толкаченко А. А., «... изучив кассационную жалобу...», не нашел «...оснований для отмены постановления судьи Верховного суда Российской Федерации от 6 февраля 2014 года...», но ни Сорокин А. М., ни его защитники и не обжаловали никакого постановления судьи Верховного суда Российской Федерации (выше приведен исчерпывающий перечень обжалованных Сорокиным А. М. и защитниками судебных решений), и также незаконно возвратил приложенные к жалобе светокопии «процессуальных» документов на 274 листах.

III. Заместитель председателя Верховного суда РФ Толкаченко А. А., «... изучив кассационную жалобу...» и не найдя «...оснований для отмены постановления судьи Верховного суда Российской Федерации от 6 февраля 2014 года...», также не принял решения по постановлению судьи Приморского краевого суда от 03 сентября 2013 года по делу № 4у-3058/2013 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

IV. Судья Верховного суда Российской Федерации Фетисов С. М. в письме № 56-УКС13-1231 от 13 марта 2014 года указал, что «...заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации, проверив указанное постановление 26 февраля 2014 года в порядке ч. 3 ст. 4018 УПК РФ, по жалобе адвоката Горшкова С. А. в интересах осужденного Сорокина А. М., согласился с ним ...», но и в этом случае приложенные к жалобе светокопии «процессуальных» документов на 382 листах были незаконно и необоснованно возвращены.

V. Из текстов указанных выше писем защитники так и не смогли понять, что же все-таки изучал заместитель председателя Верховного суда РФ Толкаченко А. А. — кассационную жалобу адвоката Горшкова С. А. или постановление судьи Верховного суда Российской Федерации Русакова В. В., которое ни Сорокиным А. М., ни его защитниками в порядке, установленном статьей 401.8 (частью 3) УПК РФ, не обжаловалось.

В действительности статьей 401.8 (частью 3) УПК РФ установлено, что «...председатель Верховного суда Российской Федерации, его заместитель вправе не согласиться с постановлением судьи Верховного суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и вынести постановление об отмене такого постановления и о передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании соответствующего суда кассационной инстанции...», в то же самое время за весь период адвокатской практики защитники впервые столкнулись с ситуацией, когда заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации при отсутствии соответствующей жалобы заинтересованного лица или его защитников на принятое судом решение по собственной инициативе в порядке упреждения и в не процессуальной форме изложил свое мнение по судебному решению (которое ни Сорокиным А. М., ни его защитниками не обжаловалось), поскольку жалоба на это решение не подавалась…»

 

***

Таким образом, остается открытым главный вопрос судеб сотен тысяч российских граждан, попадающих под следствие и суд: где, у кого, в какой инстанции искать законности и соблюдения прав, если даже в Верховном суде российского государства после всех проведенных реформ законность не гарантирована?

 

Виктор ПАНИН,
«Новая газета во Владивостоке»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera