Сюжеты

«Начала брани я не слышал…»

В суде по делу антифашиста Алексея Сутуги допрошен сотрудник московского центра Э – он помог задержать нецензурно выражающегося хулигана, а тот внезапно оказался причастен к уголовному делу о драке

Фото: «Новая газета»

Общество

Надежда ПрусенковаМаксим Прошкин«Новая газета»

В суде по делу антифашиста Алексея Сутуги допрошен сотрудник московского центра Э – он помог задержать нецензурно выражающегося хулигана, а тот внезапно оказался причастен к уголовному делу о драке

Алексей Сутуга. Фото: «Дождь»

Очередное заседание по существу в деле о драки в кафе «Сбарро» 2 января, в которой обвиняют антифашиста Алексея Сутугу по прозвищу Сократ, обещало быть коротким. В суд не явился третий потерпевший, а также несколько свидетелей обвинения. Даже допрошенный уже профессиональный потерпевший Рустам Мирза (это уже четвертое дело, где он является потерпевшим), обещавший посещать все заседания, в суд не явился. Пришел только один свидетель – оперуполномоченный центра по противодействию экстремизму по городу Москве Антон Навроцкий. В ночь с 5 на 6 апреля он задерживал Алексея Сутугу возле клуба “Rock House”.

Его и допросили.

Подтянутый молодой человек лет тридцати, Антон Навроцкий вошел в зал с чеканным: Разрешите войти?

И почти на все вопросы отвечал по-военному четко:

- Вам знаком подсудимый?

- Так точно.

- Вы задерживали его 6 апреля?

- Так точно.

- А на каком основании?

- Он нецензурно выражался в общественном месте.

По словам свидетеля, подсудимый Алексей Сутуга знаком ему еще и по научной деятельности. До 2012 года Антон Навроцкий был сотрудником НИИ МВД и готовил кандидатскую диссертацию на «тему молодежного экстремизма и представителей различных субкультур». По его словам, он «читал прессу и изучал статистику правонарушений, совершенных группами лиц по предварительному сговору и с использованием предметов, похожих на оружие», и может сходу назвать несколько фамилий. Правда, на вопрос судьи Елены Коробченко, чем именно запомнился ему из прессы  Сутуга, оперативник толком сказать ничего не смог.   

По существу событий 6 апреля Навроцкий пояснил, что в тот вечер он приехал к клубу, так как там проходили «профилактические мероприятия вместе с ОМОНом и ГИБДД, ежегодное ведь мероприятие», на пути он увидел, что омоновец задерживает Алексея Сутугу:

- Его остановили для проверки документов, он повел себя неадекватно и нецензурно выражался. Омоновец решил его задержать.

- А что он говорил и кому?

- Начала брани я не слышал! Я помог омоновцу доставить его в ОВД Измайлово, написал рапорт, он был передан дежурному по ОВД и был составлен протокол об административном задержании.

-   Почему вы писали рапорт, если задерживали не вы, а омоновец?

-  Мы вместе передавали рапорт.

Так же выяснилось, что уже после 2 января центр Э осуществлял оперативное сопровождение уголовного дела о драке. И перед оперативниками стояла задача установить лиц, причастных к инциденту в «Сбарро» 2 января. (К слову, с потерпевший Мирзой Навроцкий был знаком раньше – Мирза был потерпевшим в деле о нанесении телесных повреждений. Это было первое дело оперуполномоченного – прим.  ред.).

- У вас было поручение задержать Сутугу?     

- Нет, административное дело ко мне отношения не имеет. Я выполнял оперативные мероприятия по поручению следователя – устанавливал причастных к правонарушению.

- Вы установили других причастных?

- У нас есть фотографии, фамилии пока неизвестны.

-  А вы передали эту информацию следствию для более полного расследования?

- Нет, я был в отпуске с мая и только вышел.

- Дело Сутуги в мае уже было закончено, - отметил адвокат.

Также свидетель рассказал, что опрашивал свидетеля по делу Севу Клочкова. Он был с кафе вместе с девушкой и другом во время драки. Всю информацию оперативник  передал следователю. Однако, в материалах дела ни допроса свидетеля, ни информации об этом нет.

Поясним: в ОВД Измайлово Алексея Сутугу доставили ночью, сообщив, что он совершил административное правонарушение. Однако, протокол об административном правонарушении составлен не был - в материалах дела его нет. Сотрудники центра Э – Навруцкий и допрошенный на прошлом заседании Готовцев отвезли Сутугу в ОВД Якиманка только утром 6 апреля. Обвинение в соучастии в драке по статье 213 ч.2 ему предъявили только после обеда. То есть более десяти часов под стражей Алексей Сутуга находился, как минимум,  незаконно.  Адвокат Владимир Самохин уже подал по этому поводу жалобу в прокуратуру.   

- Вы доставили Сутугу на Якиманку утром или днем?

- Утром. Или днем. Не помню, я спал всего четыре часа.

- А вы фотографировали…

- Нет!

- Дослушайте вопрос! Вы фотографировали Сутугу и передавали фотографии…

- Нет!

- …редакции «Ридус»?

В зале рассмеялись.

- Нет! Я же читаю прессу.

(Речь идет о фотографиях места драки и задержанного Алексея сутуги из материалов дела - еще до начала судебного следствия они оказались у электронного издания "Ридус". Потерпевший Мирза сообщил, что он передал фото из кафе после драки и фото молотка, а фото Сутуги из материалов дела - не передавал. Сами пришли и взяли). 

В связи с противоречиями огласили показания, данные Навроцким на следствии. Там он говорил, что Сутуга прежде не был ему знаком, задерживали его по ориентировке на установление причастных к правонарушению лиц. Оперативник с готовностью подтвердил показания, данные на следствии, а не в суде.

Продолжение 13 августа. Третьего потерпевшего и свидетеля обвинения доставят в суд принудительно. «Новая» следит за развитием событий. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera