Расследования

Уральский Раскольников... И при чем тут Ройзман?

Депутату гордумы Екатеринбурга и экс-соратнику Ройзмана Олегу Киневу предъявили обвинение в организации убийства пенсионерки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 84 от 1 августа 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Мария Епифановасобкор в странах Балтии

Депутату гордумы Екатеринбурга и экс-соратнику Ройзмана Олегу Киневу предъявили обвинение в организации убийства пенсионерки

Евгений Ройзман
РИА Новости

СМИ пророчат мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману роль фигуранта в этом уголовном деле; сам Ройзман, фактически единственный оппозиционный политик в должности мэра, считает это очередной попыткой надавить на него. Вот только непонятно, насколько сильно: чтобы просто испортить репутацию или чтобы по-настоящему посадить. Судя по высказываниям чиновников, окончательного решения «по Ройзману» пока не принято. А само уголовное дело обрастает новыми подробностями. 31 июля Ройзмана допросили в Следственном комитете в качестве свидетеля.

История напоминает сюжет плохого детектива: расчлененное тело 84-летней Ольги Ледовской нашли в 65 километрах от Екатеринбурга в июле этого года. Пропала она значительно раньше — соседи и знакомые не видели ее с конца мая. Перед этим Ледовская несколько раз приходила в приемную к Ройзману — просила помощи с оформлением документов. Ройзман «передал» ее своему однопартийцу, депутату городской думы Олегу Киневу.

После убийства пенсионерки выяснилось, что ее трехкомнатная квартира переписана на Сергея Чувакова, помощника Олега Кинева. Кинев и еще двое — предполагаемые посредник и исполнитель — задержаны. 30 июля им предъявили обвинение: Киневу — «организация убийства по найму», сотруднику коммерческой компании Андрею Гусеву — «пособничество в убийстве по найму», предполагаемому киллеру Алексею Худоногову — «убийство по найму». Сергей Чуваков на свободе. Олег Кинев 31 июля добровольно отказался от депутатского мандата.

По информации многочисленных СМИ, ссылающихся на свои источники в правоохранительных органах, Кинев начал давать показания. Он якобы утверждает, что купил у Ройзмана мандат депутата городской думы за 5 миллионов рублей, но вернуть деньги не смог — и тогда мэр предложил ему достать деньги, провернув аферу со старушкиной квартирой.

 

Скоросшиватель дел

«Вместо «Робин Гуда» появился «Раскольников» — примерно с такими заголовками вышли многие уральские СМИ после задержания Олега Кинева 18 июля, и в адрес Ройзмана посыпались обвинения. Результаты расследования, которое только началось, кажется, мало кого интересуют: недоброжелатели Ройзмана уже окрестили его чуть ли не организатором убийства, или по меньшей мере идейным вдохновителем. А газета «Известия» на днях сообщила, что у следствия появились «новые факты причастности мэра Екатеринбурга к тяжкому преступлению». Новые факты, которые сообщил газете неназванный источник в силовых структурах, заключаются в том, что Ройзман будто бы лично оплатил поиски киллера — отдал 100 тысяч рублей.

22 июля в здание городской администрации пришли сотрудники Следственного комитета, которые обыскали кабинеты Ройзмана и Кинева. Сам Ройзман в это время находился в отпуске, но вынужден был вернуться.

Несколько депутатов городской думы, преимущественно от «Единой России», сразу же предложили Ройзману сложить с себя полномочия и пообещали инициировать внеочередное заседание, чтобы рассмотреть этот вопрос. Но Ройзман уходить в отставку не намерен.

— Я подумал бы об этом, если бы сам не инициировал это расследование, — говорит Ройзман. — В конце мая Кинев сказал мне, что бабушка уехала в Кировскую область. Возникла пауза. Но потом я все-таки решил позвонить Ледовской — она не взяла трубку. И я отправил своих ребят посмотреть. Они опросили соседей — выяснилось, что Ледовскую никто не видел, а в ее квартире живут чужие люди. Мы пробили ее квартиру по базе и увидели, что она записана на Сергея Чувакова.

14 июля Ройзман обратился в ФСБ,  а 15-го — к начальнику городской полиции. Перед этим, по его словам, позвонил губернатору — предупредить, чтобы тот был осторожнее с Киневым.

Такое объяснение не всех удовлетворило. На прошлой неделе заместитель генпрокурора Чайки Юрий Пономарев фактически обвинил Ройзмана в причастности к уголовному делу — с оговоркой, что «не имеет права и не станет комментировать ход следствия». Но прокомментировал его так: «Прямо скажу, что заявления Евгения Ройзмана, утверждающего, что якобы именно он инициировал расследование деятельности своего соратника, с моей точки зрения, являются попыткой ухватиться за соломинку, чтобы самому выйти сухим из воды. Или же, образно говоря, стаканом воды, которым он тщетно пытается затушить разгорающееся пламя криминального скандала».

При этом сам Юрий Чайка, который в конце прошлой недели прилетел в Екатеринбург (официально — на координационные совещания с прокурорами Уральского и Сибирского федеральных округов, неофициально — обсудить в том числе дело Кинева), смягчил категоричность своего зама. Как пишет интернет-издание Znak.com, Чайка призвал не превращать это дело в политическое.

Ройзман считает, что на жесткую расправу с ним не дает зеленый свет Москва, чтобы не терять лицо; в губернаторском же окружении боятся брать на себя ответственность за возможные последствия привлечения мэра к уголовному делу без одобрения сверху.

А последствия будут, обещает Ройзман. Он уверен: если его задержат, в городе поднимется волна протеста и люди выйдут на улицу. У Ройзмана есть хорошие основания для подобных заявлений: в голосовании на «Эхе Москвы» 85% слушателей высказались против его отставки и только 15% — за.

— Да я не на «Эхо» ориентируюсь, — говорит Ройзман. — Я же хожу по городу без охраны — ко мне сейчас постоянно подходят люди, пожимают руку, говорят: «Женя, держись».

Следователь выносит документы, изъятые в ходе обыска в администрации Екатеринбурга
РИА Новости

Ольга Ледовская

Ройзман вспоминает: впервые Ольга Ледовская появилась у него в приемной прошлой осенью, примерно в ноябре. Сказала, что хочет переехать в дом ветеранов, но возникли проблемы с оформлением бумаг. Ройзман передал ее Киневу — причин не доверять давнему коллеге у него не было. Саму Ледовскую он шапочно знал — она уже обращалась к Ройзману по разным вопросам, еще когда он был депутатом Госдумы.

А дальше начались странные вещи. Ледовская появилась через пару месяцев и заявила: «Кинев ваш — жулик». Ройзман позвонил Киневу, но тот уверенно сказал: «Я тебе как врач говорю, у нее шизофрения. К тому же она пьет».

Ледовская приходила несколько раз, но с ней работал Кинев. В мае Ройзману позвонил знакомый юрист, сказал, что к нему обратилась Ледовская, которая обвиняет Кинева в том, что тот «отжал» у нее квартиру.

— Мне эта история не понравилась, — вспоминает Ройзман. — Я тогда его попросил: «Если там были какие-то сделки с квартирой, посмотри основания для расторжения».

Через два дня Ледовская снова появилась в приемной — продолжала настаивать на том, что Кинев ее обманул. Ройзман отправил ее в прокуратуру и пообещал, что займется этой историей. А потом ему перезвонил сам Кинев: успокоил, сказал, что бабушку забрали родственники в Кировскую область. И на время история затихла.

Это только потом выяснилось, что Олег Кинев приезжал к Ольге Ледовской регулярно, почти каждую неделю. Консьержка в панельном доме №13 по улице Крестинского, где жила пенсионерка, узнала его по фотографиям. Говорит — иногда привозил продукты, иногда просто заезжал. Старушка жила одна: ее сын погиб несколько лет назад, а внучка Ксения учится в Санкт-Петербурге. Про других родных ничего не известно.

— Ольга Михайловна была властной женщиной, — говорит консьержка. — С жильцами не очень ладила: если кто-то начинал ей помогать, то в конце концов ссорился с ней. От услуг органов соцзащиты тоже отказалась — они ей не понравились. При этом Ольга Михайловна была довольно доверчивой: могла просто на улице попросить кого-нибудь помочь, звала потом к себе в гости.

Еще одна знакомая Ледовской, пожелавшая, чтобы ее фамилию не упоминали в прессе, сообщила, что погибшая часто звала ее в гости и предлагала оформить дарственную на квартиру на ее имя.

— Весной Ольга Михайловна рассказала, что Кинев уговаривает ее переехать в хоспис, — рассказывает консьержка. — Она поначалу очень обрадовалась, говорила: «Хоть подруги у меня будут». Но потом стала сомневаться.

Весной, по словам консьержки, Ледовская стала хуже себя чувствовать: все реже выходила из квартиры, никого к себе не пускала.

— Один раз она вышла за продуктами — вернулась, зашла в лифт, — продолжает консьержка. — Остановилась, огляделась по сторонам, как будто не понимала, где она. Постояла так — вышла, зашла в грузовой лифт. Там тоже стояла долго, смотрела на стены. Такого с ней раньше никогда не было.

Сама Ольга Ледовская в разговорах с соседями и консьержкой говорила про Кинева часто — она начала его побаиваться. И в конце весны окончательно уверовала в то, что Кинев — «жулик и вор», собиралась писать в прокуратуру и полицию.

А потом Ольга Михайловна пропала. Соседка написала заявление в полицию. 30 июня пришли двое участковых с проверкой. Перед этим, по словам консьержки, приходил тот самый якобы «новый хозяин» Сергей Чуваков (его визит датирован в книге посещений 26 мая), заселил в квартиру Ледовской «каких-то гастарбайтеров». После визита участковых всех разогнали. Сейчас квартира стоит пустая — по крайней мере, на дверной звонок никто не откликается.

 

Олег Кинев

С Еленой Гирс, помощницей Олега Кинева, мы разговариваем в кабинете депутата — следов его пребывания, кроме таблички на двери, почти не осталось: все бумаги и носители забрали следователи при обыске. Елене, как и большинству людей из администрации, которые работали с Киневым, сложно поверить в то, что он пошел на организацию убийства, — хотя других версий у следствия сейчас, судя по всему, нет.

— Олег действительно был очень хорошим врачом и отзывчивым человеком, — говорит Елена. При этом Гирс вспоминает, как ее всегда удивляло, что у Кинева с его ежемесячным доходом порядка 200 тысяч рублей постоянно были проблемы с деньгами, и он все время был кому-то должен.

— В начале весны он ко мне обратился: сказал, что попал в нехорошую ситуацию, — рассказывает Елена. — Попросил взаймы денег, я одолжила. Потом он стал просить больше — у меня таких денег не было. Тогда Олег решил взять кредит в банке. Но оформлять его на свое имя почему-то не хотел — настоял на том, чтобы кредит взяла я. Он сказал: «С тобой пойдет человек, он все знает, от тебя никаких документов — только паспорт».

Так в апреле на свое имя Елена Гирс взяла два кредита: на 500 тысяч в одном банке и на 750 тысяч — в другом, в рассрочку на пять лет. Кинев исправно отдавал деньги, она относила их в банк.

— Но когда начала разворачиваться вся эта история с Ледовской, мне стало не по себе, — продолжает Елена. — И я захотела получить от него расписку. Приехала к нему 18 июля, он согласился, но оформил ее неправильно — не написал там ключевой фразы, что я брала деньги для него. Мы договорились переделать документ, но его в тот же день задержали.

Теперь на ней висят два больших долга, и как их выплачивать — непонятно.

 

Ройзман, Кинев и Куйвашев

Евгений Ройзман и Олег Кинев — действительно соратники, знакомы с середины 2000-х. Оба входили в «Гражданскую платформу». Когда Ройзман в сентябре 2013 года победил на выборах мэра Екатеринбурга, его мандат депутата гордумы отошел Киневу. В «Гражданской платформе» объясняют: «продать» мандат Ройзман не мог, так как вообще не мог распоряжаться им самолично — в таких случаях решение принимает региональный политкомитет партии.

Впрочем, Ройзман и не скрывает, что тогда всячески поддерживал кандидатуру Олега Кинева. Прежде всего, потому что он был «безотказным врачом», отличным специалистом: до 2011 года занимал должность заведующего психоневрологическим отделением Свердловского областного клинического психоневрологического госпиталя для ветеранов войны. В гордуме возглавил комиссию по социальной защите и здравоохранению.

Ройзман много раз обсуждал с Киневым свою задумку — открыть в Екатеринбурге первый хоспис. В конце концов областной хоспис был открыт, его возглавил Олег Кинев. Но самого Кинева, считает Ройзман, еще с начала осени стал переманивать губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Помощник депутата Елена Гирс рассказала, что за несколько месяцев до задержания Кинев говорил: «Принято решение — убрать Ройзмана с поста главы города к марту 2015 года. А мне вообще без разницы — мне в 2016 году обещали место в региональном Заксобрании».

— Где-то к октябрю Кинев, можно сказать, был уже в губернаторской команде, — вспоминает Ройзман. — В городской думе, где происходит постоянное противостояние губернаторских и остальных, он всегда поддерживал губернаторских.

Формальное перемирие, заключенное Куйвашевым и Ройзманом после выборов мэра Екатеринбурга, не устранило конфликт, который начался с назначением Куйвашева на пост губернатора Свердловской области в мае 2012 года. Сразу после этого местная власть вплотную занялась Ройзманом и его фондом «Город без наркотиков» — начались проверки, обыски и расследования. Сотрудники полиции врывались в региональные офисы, требовали, чтобы пациенты писали заявления на работников фонда, обвинили их в жестоком обращении. Многих больных распугали, а на Ройзмана попытались повесить смерть одной из женщин, лечившихся от наркомании, — Татьяны Казанцевой. Врачи установили, что она умерла от менингита, однако следователи настаивали на своем — пытки.

Центральный офис «Города без наркотиков» на улице Белинского в Екатеринбурге попытались выселить, подняв арендную плату. А губернатор Куйвашев вскоре после этого создал свой фонд «Урал без наркотиков».

— Губернатор старается перехватить все идеи Ройзмана, — рассказывает Степан, один из помощников мэра. — Это смешно: вечером Ройзман объявляет субботник в каком-нибудь городском парке. Наутро приходим: там уже все чисто, убрано.

Судя по всему, так же «перехватить» губернатор решил и Олега Кинева. А теперь, наверное, и сам не рад.

 

***

В этой истории, конечно, сейчас вопросов намного больше, чем ответов. Теперь главное, чтобы дело несчастной старушки, которая поплатилась за свою доверчивость, не стало рычагом для политических сведений счетов.

Роль Ройзмана активно пытаются выписать государственные СМИ. Да, Кинев в свое время был человеком Ройзмана. Как Сердюков — человеком Путина. Но никто ведь не требует отставки президента из-за «дела Оборонсервиса».

Главное, как представляется, — установить всех причастных к жестокому убийству, а не пытаться подгонять результаты расследования под политическую повестку.

P.S. На момент подписания номера Ройзман сообщил в фейсбуке, что его допросили и сейчас начнется проверка на полиграфе.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera