Сюжеты

«Применение неизбирательного оружия по населенным пунктам недопустимо»

Журналист «Громадського ТВ» отключил от эфира правозащитницу, владеющую доказательствами обстрела украинскими войсками пригородов Донецка

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 85 от 4 августа 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диана Хачатрянкорреспондент

 

Журналист «Громадського ТВ» отключил от эфира правозащитницу, владеющую доказательствами обстрела украинскими войсками пригородов Донецка

На прошлой неделе журналист украинского телеканала «Громадське ТВ» Даниил Яневский в интервью по скайпу c представителем международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяной Локшиной позволил себе хамскую выходку. В ходе беседы он задавал вопросы, которые содержат субъективную трактовку событий, хамски перебивал и исправлял ответы эксперта на «правильные».

После вопроса об отношении к обстрелу украинской территории российской стороной телеведущий и вовсе отключил Локшину из эфира, не дав возможности ей высказаться.

Известно: правда является первой жертвой войны. Информационная война, накаляющая градус ненависти, делает журналиста ответственным за события наряду с военным, пускающим ракету.

Нам кажется, украинские телеведущие иногда берут уроки у своих российских коллег по распылению ненависти в промышленных объемах.

«Новая» публикует выдержки из доклада, который вследствие затыкания рта одному из лучших мировых экспертов, так и не был представлен украинскому телезрителю.

 

Human Rights Watch провела собственное расследование и установила, что украинские правительственные силы в период с 12 по 21 июля применяли ракеты «Град». Официальные лица в Киеве и пресс-служба национальной гвардии отрицают использование «Града» в Донецке, однако результаты полевых исследований Human Rights Watch дают веские основания говорить об их причастности к обстрелам, унесшим как минимум 16 жизней.

Система залпового огня «Град» снаряжается неуправляемыми реактивными снарядами и предназначена для поражения большой площади. «Применение неизбирательного оружия по населенным районам — это нарушение международного гуманитарного права, или законов и обычаев войны, и может составлять военное преступление», — говорится в докладе организации.

Четыре обстрела, документированные Human Rights Watch, были произведены в непосредственной близости от линии фронта правительственных сил и ополченцев. Правозащитники смогли идентифицировать применявшиеся боеприпасы как 122-мм неуправляемые реактивные снаряды системы «Град», один залп которой может составлять до 40 выстрелов (дальность стрельбы — от полутора до 20 км). По словам экспертов, система залпового огня «Град» не обеспечивает достаточной прицельности, чтобы проводить различие между военными целями и гражданскими лицами, школами, жилыми домами.

Сотрудники Human Rights Watch осмотрели воронки в земле и повреждения зданий и пришли к выводу: они имеют признаки, характерные для реактивных снарядов и отличаются от последствий применения ствольной артиллерии. «Во всех четырех случаях угол и форма воронок, а также повреждения стен зданий со стороны линии фронта убедительно указывали на то, что огонь велся правительственными силами или проправительственными формированиями. Близость мест поражения к линии фронта также делает маловероятной, а в ряде случаев и исключает, возможность обстрела со стороны ополченцев. В двух случаях реактивные снаряды одновременно поражали районы расположения опорных пунктов или блокпостов ополченцев и жилую застройку, что дополнительно указывает на ведение огня правительственными силами», — отмечают эксперты Human Rights Watch.

 

Донецк

12 июля несколько реактивных снарядов из «Града» попали в жилую застройку в Петровском районе западной части Донецка. Вследствие попадания одной из ракет, ударившей по дому и гаражу, погибла семья: двое взрослых и двое детей.

62-летняя Людмила, которая в момент обстрела находилась в соседнем доме, поделилась с Human Rights Watch своими наблюдениями: «Я была у себя в комнате, когда первый раз засвистело. Стены и окна задрожали, потом забабахало. Сын на кухне был. Прибежал, когда обстрел начался, наверное — меня хотел спасти, только ему осколком в ногу попало. Чего у нас тут обстреливать?! Заводов нет, боевиков нет, только дома бедные».

 

Марьинка

В этот же день несколько реактивных снарядов попало в поселок Марьинка, который располагается непосредственно у западной окраины Донецка со стороны Петровского района и застроен малоэтажными домами. В результате обстрела погибли 6 человек, 15 были госпитализированы.

«Когда обстрел начался, я дома был. Сразу побежал в подвал, но это все длилось секунд 40. Никакого предупреждения. И ничего здесь раньше не случалось. Я вылез из подвала только тогда, когда пришли (ополченцы) нас эвакуировать. Все горело, везде развалины. Я никогда не думал, что тут такое может быть», — рассказал Human Rights Watch 25-летний таксист.

Правозащитники обнаружили многочисленные места попаданий, а также фрагменты реактивных снарядов «Град», в том числе — внутри разрушенных квартир. По информации жилищно-коммунального управления, от прямого попадания пострадало, по меньшей мере, 12 домов.

На момент обстрела примерно в 800 метрах к юго-западу от окраины села находился блокпост ополченцев. Неустановленное число ополченцев также находилось по другую сторону дороги — между блокпостом и пострадавшим населенным районом. Командир базы ополченцев сообщил Human Rights Watch, что «обстрел жилой зоны и их базы и блокпоста происходил одномоментно, и по его базе попало 22 реактивных снаряда».

 

Луганск

В другом докладе Human Rights Watch говорится о нарушениях и недопустимых методах ведения войны со стороны ополченцев. Так, по свидетельствам международных экспертов, вооруженные формирования противников киевской власти на востоке Украины нападают, похищают и притесняют лиц, которых подозревают в поддержке Киева или просто считают нежелательными элементами. Эти формирования называют себя «армией Юго-Востока».

Представитель Human Rights Watch Татьяна Локшина некоторое время провела в вестибюле администрации Луганска (известно, что в подвале заведения ополченцы держат похищенных людей, заложников). Там она встретила женщину, супруга и брата которой держат в подвале, обвиняя в симпатиях к «киевской хунте». А также мужчину с опухшей, черно-синей маской вместо лица. «Он жаловался, что у него бизнес, а несколько часов назад на него напали «их люди», в камуфляже, с оружием, избили, отобрали машину, деньги, ценности», — отметила эксперт.

Ранее сотрудникам Human Rights Watch удалось поговорить с активистом Евромайдана, которых в мае этого года похитили и жестоко избили ополченцы. «Они меня по очереди били и пинали, — рассказал Human Rights Watch Алексей Беда, которого ополченцы привезли в СБУ, раздели догола, скрутили руки за спиной скотчем и избивали около полутора часов — били резиновой дубинкой и цепью по спине, по плечам и по шее. В какой-то момент плеткой стали бить. Кричали, называли правосеком, говорили: «Ты заплатишь за Одессу!» Когда закончили с избиением, начали допрос. Дали мне лист бумаги, сказали, что если хочу на волю, то должен написать что-нибудь «ценное» на себя и на других активистов. Грозились мне ногу прострелить».

На страницах «Новой газеты» мы и дальше будем предоставлять место международным правозащитным организациям анализировать нарушения обеих сторон конфликта.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera