Сюжеты

Израиль: Переход на войну и обратно

В Израиле продолжается военная операция, которую все чаще называют войной

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 86 от 6 августа 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Шафранспециально для «Новой», Израиль

В Израиле продолжается военная операция, которую все чаще называют войной

Фото: EPA

Попытки примирить враждующие стороны ни к чему не приводят. Солдат и офицеров, совсем еще мальчишек, хоронят каждый день. Пропавший без вести на прошлой неделе лейтенант Адар Голдин объявлен погибшим. Несмотря на слухи о скором завершении операции и выводе войск, армия  призвала дополнительно 16 тысяч резервистов и увеличила общий контингент у границ до 86 тысяч бойцов.   

Газа забрасывает ракетами центр и юг, шахиды прорываются через оставшиеся еще туннели. Любое затишье длится не более двух часов.

 

Стендап на фоне боя

72 часа очередной «тишины» наступили в 8 утра. О том, что никакого перемирия нет, стало ясно около десяти, когда наш бронированный автобус, не доехав до конечного пункта, свернул к ближайшей заправке, остановился, а по крыше грохотало так, как-будто кто-то все настойчивее и громче лупил огромным кулаком.

  — Что это за звук? — спросил немец, сидящий рядом.

До КПП «Керем Шалом» оставался километр. Там, на самой границе с Газой, ждали группу журналистов, чтобы показать, как перебрасываются грузы в зону боевых действий, как работают службы тыла и армии и живут люди в соседнем кибуце.

Три десятка журналистов высыпали на улицу. Китайцы и американцы надели бронежилеты, русские расчехлили камеры и штативы. Никто не хотел упускать момент. Стендап на фоне боя — удачная «картинка» для военного корреспондента. 

Шоссе. Справа — Газа. Слева — Израиль. Не видно ни дыма, ни огня, только громы взрывов и ответных ударов. От того, что бомбят где-то рядом, а ты ничего не видишь, становится не по себе.

— Пипец миру,— спокойно замечает коллега рядом. — Ты что, боишься? Давай выпей кофе.

Мне не страшно. Но ощущение, что долбануть может прямо здесь, около резервуаров с бензином, заставляет инстинктивно сосредоточиться и сообразить, где же можно укрыться, если что…

Все израильтяне воспринимают опасность как привычную реальность. 

— Мы живем в таких условиях десятки лет. Представь, если в Москве, в Лондоне, Париже люди каждый час вынуждены были бы бегать в бомбоубежища. А что чувствуют люди здесь, на границе…

 

Между миром и войной

Керем Шалом, поселок рядом с КПП, — кибуц, израильский «колхоз», где живут человек пятьдесят, или около 15 семей поселенцев. Они 50 лет назад приехали в Израиль, стали возделывать целину, построили дома и остались здесь жить.   

До Иерусалима отсюда всего 104 километра, 188 — до Хайфы.

Кибуцники помнят время, когда  граница между Газой и их землями была условной. Палестинцы ходили в Израиль на работу, израильтяне — ездили на море.

Сегодня три КПП — «Керем Шалом», «Рафиях», «Эрез» — лежат на одной линии между миром и войной. «Рафиях» соединяет Газу и Египет. Через него доставляют товары и грузы из Египта и других стран. Недавно подошла помощь из Ирана. «Эрез» открывают для перехода людей из Газы в Израиль и обратно. Это раненые, больные, рабочие и военные. «Керем Шалом» служит для грузовых перевозок. Одна из важнейших стратегических точек, через которую проходят, как по «дороге жизни», караваны грузовиков с тоннами необходимых людям вещей.

Пока мы ждали окончания боя, мирный кибуц объявили закрытой военной зоной. Оказалось, что один из подземных туннелей из Газы хамасовцы прорыли прямо в поселок. Террористы не дождались конца перемирия, или вовсе не знали о нем, или решили воспользоваться затишьем для нападения. Выскочили из-под земли среди бела дня, чтобы атаковать мирных жителей, но были встречены военными. Стрельба, которая нас остановила, и есть текущий бой армии с террористами.

 

Парадоксы войны

Взрывы усиливаются. Наш бронированный автобус срочно разворачивают обратно. Коллеги на ходу сворачивают аппаратуру и блокноты. Солдатики в придорожном кафе улыбаются и смотрят нам вслед. 

Так парадоксально выглядит война двадцать первого века. Вы можете наблюдать за точечными бомбовыми ударами, сидя за чашечкой кофе на веранде ресторана. Когда на юге идут бои, на севере люди развлекаются в клубах. На следующий день после ночных атак и сотен погибших израильские трейлеры везут в Газу медикаменты, продукты, топливо.

 

Экономика Газы

Несмотря на войну и закрытые границы, у Израиля с Газой существуют экономические отношения, которые координируются правительствами Палестинской автономии и Израиля. Министерства экономики, сельского хозяйства, здравоохранения и транспорта сообща решают вопросы закупки товаров и лекарств, подачи энергии и воды.  

В микроскопическом анклаве площадью около 365 квадратных километров живет более полутора миллионов человек. 75 процентов до сих пор считаются беженцами войн 1948 и 1967 годов, которых все эти годы опекает агентство ООН по делам беженцев UNRWA. В Газе, одной из самых перенаселенных точек на земном шаре, самая высокая рождаемость и самый высокий уровень безработицы. В ходе нынешней военной кампании стало ясно, что, получая миллионные дотации от Евросоюза и многих западных организаций, нищая Газа в буквальном смысле копала под Израиль. ХАМАС создал в анклаве преуспевающую отрасль подземного строительства. Ценой многих жизней разрушено 32 туннеля с выходом на израильскую территорию. Каждый день ВВС Израиля бомбят склады с оружием, ракетные установки, военные лагеря, дома боевиков ХАМАС.

Но и здесь, в вооруженной до зубов местности, есть свои мирные производства, сельскохозяйственные фермы, заводы по изготовлению керамики, алюминиевых профилей для окон. Есть мелкий бизнес, который хоть и подчиняется сегодня законам военного времени, но стремится выжить, обеспечить хоть как-то потребности людей и немного заработать.

— Последняя перевозка из Газы через КПП,— говорит майор безопасности, — была почти месяц назад. Около тонны специй. Это основной вид экспорта Газы за границу. Еще клубника, цветы, картофель, другие овощи. 7 фермерских хозяйств отправляли малыми партиями свою продукцию в Северную Америку,  Европу,  Россию.

Невзирая на обстрелы, КПП «Керем Шалом» должен открываться каждый день. 60—100 грузовиков по сорок тонн каждый караваном тянутся через границу. Везут мазут, продукты, медикаменты, одежду.

 

Медицина 

Но в тот день, когда мы застряли на границе, грузы остались в Израиле.  А 3 тысячи порций донорской крови, собранной на Западном берегу реки Иордан, вернулись в Рамаллу. Терминал закрылся. Полевые госпитали Красного Креста, переполненные городские лечебницы Газы остались без крови. Пустой оказалась и больница, открытая для раненых из Газы около КПП «Эрез», куда после стрельбищ на границе причалил наш автобус. Огромная клиника с современным оборудованием и лучшими военными врачами сияла чистой и стерильностью. Это выглядело удручающе при 8 тысячах раненых по ту сторону границы. Единицы палестинцев из Газы решаются обращаться к израильтянам за помощью. Боятся мести ХАМАС, когда вернутся обратно домой. Раненые палестинцы лежат в других израильских больницах. Этот факт не афишируют, предпочитают не показывать прессе. Несколько детей из Газы лечатся от рака и смертельных болезней в тель-авивских клиниках. Запрещено их фотографировать и называть имена из соображений их безопасности.

Вообще, организация медицинской помощи, так же как и налаживание всей системы жизнеобеспечения, — одно из самых сложных в этой войне. Врачи Красного Креста, рискуя жизнью, работают на местах.

В ходе боевых действий, — говорит один из медиков,— погибли два врача-волонтера и более 40 ранены. Повреждены 26 карет «скорой помощи». Нередко боевики передвигаются в машинах Красного Креста, потому что в них не стреляют. 

Во время затишья людям надо успеть выйти из убежищ, купить продукты, взять, если повезет, хоть сколько-то денег в банкомате. Срочные грузы через «Керем Шалом», бывает, доставляют и в пятницу, и в субботу.

Каждая доставка сопряжена с риском попасть под обстрел. До КПП грузы везут израильские грузовики с желтыми номерами, после проверки все перегружают в палестинские машины с зелеными номерами. Едут по центральным дорогам, стараются успеть проскочить до начала следующей перестрелки.  Кроме дальнобойщиков и врачей в зоне конфликта работают сотрудники многих гуманитарных организаций, журналисты, инженеры и рабочие по ремонту электросетей, водопровода, коммуникаций.

Бизнесмены Газы через Агентство ООН по делам  беженцев умудряются вести торговую деятельность. Например, закупают в Иордании товары и продают их в своих магазинах. 

7 палестинских банков, 40 их филиалов обслуживают Газу. Переводят деньги в любой банк в мире, обеспечивают операции купли-продажи. 

 

Запрещенные грузы

Для того чтобы груз попал по назначению, списки товаров представитель Палестинской автономии передает на КПП за сутки. Там груз проверяется на предмет соответствия и наличия запрещенных к ввозу товаров.

— Особый пункт в списке, — поясняет майор безопасности, — цемент, строительные материалы, которые можно использовать для сооружения туннелей. Разрешение на их ввоз имеют  международные организации, которые строят в Газе больницы, школы, гостиницы, жилые дома. Нельзя провозить  оружие, химикаты, приборы, с помощью которых возможно сделать оружие или взрывные устройства.

 

Свет и тьма

Половина Газы сидит без света. Несколько раз линии электропередачи были повреждены ракетами, выпущенными ХАМАС в сторону Израиля, но так и не долетевшими до вражеской территории.  В последнее время электричество

включают в одних районах Сектора и выключают в других. Израиль поставляет мазут для местной ТЭЦ. До аварии 29 июля она вырабатывала 70 мегаватт. Сегодня по 10 израильским линиям электропередачи  Газа получает 128 мегаватт электроэнергии. Египет поставляет еще 30 мегаватт. Этой энергии едва хватает, чтобы удовлетворить бытовые нужды. Существует и проблема с водой, которая напрямую зависит от электричества.

Агентство ООН по проблемам беженцев UNRWA настаивает, что ситуация в Газе близка к гуманитарной катастрофе. Израиль возлагает ответственность за бедственное положение в анклаве на ХАМАС.   

В воскресенье под звуки рвущихся ракет началась передислокация наземных войск. По шоссе потянулись танки и бронетехника в обратном направлении от Газы. Им навстречу — 200 грузовиков с медикаментами и медицинским оборудованием для Газы. 

Операция продолжается и переходит на новый этап, заверил премьер. 

«Керем Шалом» вновь срочно открыли для перевозок. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera