Мнение

Политические расправы начались

Расправы с инакомыслящими перекочевали из виртуального мира в мир реальный. Уже есть жертвы и основания считать, что их количество будет расти

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 86 от 6 августа 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»

Расправы с инакомыслящими перекочевали из виртуального мира в мир реальный. Уже есть жертвы и основания считать, что их количество будет расти...

Фото: REUTERS

Любая война — это не только гибель людей и разрушения. Это, по словам великого русского писателя Льва Толстого, еще и «всеобщее развращение».

Война отменяет моральные табу, выработанные человеческим сообществом для своего самосохранения. Она отметает запрет на слова, которые еще вчера нельзя было произносить даже шепотом. Она сокрушает барьеры, которые еще вчера ни под каким видом нельзя было переступать. Она предельно упрощает действительность и сводит всю сложность человеческого мира к формуле «свой — чужой», по которой «чужого» можно и нужно уничтожать. Не случайно «маленькие победоносные войны» всегда были в арсенале режимов, желающих продлить свое историческое время и одним махом прихлопнуть своих оппонентов и просто критиков.

И не случайно всякая война притягивает к себе людей, для которых насилие — главный способ самореализации. Особенно такая, в которой преобладает не мотив защиты Отечества, а тема «крови и почвы».

«Русская весна», паразитирующая на трагическом гражданском конфликте, с которым столкнулся украинский народ, вовлекла в свой водоворот множество людей из России, для которых так называемый «русский мир» — абсолютная ценность, ради которой можно наплевать на единство человечества и проигнорировать универсальность Десяти заповедей.

Одни надели камуфляж и с оружием в руках защищают «русский мир» в Донбассе от «укропов». Другие принялись за более безопасное для себя дело — искоренять «пятую колонну» (то есть людей, понимающих патриотизм не так, как это диктует официальная версия) дома, в России.

Для идейных националистов (неважно, правого или левого разлива) — это долгожданная возможность избавиться от своих «либеральных» оппонентов, не опасаясь при этом судебных репрессий — ведь таковые со стороны властей, напуганных опасной пассионарностью вышедших из-под контроля неонацистов, в последние годы все же были. Теперь, когда власть сама занялась методичным насаждением единомыслия под прикрытием достижения национального единства, возможности потенциальных отечественных «эскадронов смерти» значительно расширились.

Для менее идейной, ментально черносотенной шпаны — это легализация насилия: вчера ты был просто хулиганом, а сегодня, делая, по сути, то же самое, ты — патриот.

Санкция на насилие идет сверху. Через безответственные и человеконенавистнические заявления соревнующихся в «патриотизме» политиков. Через телефабрику ненависти и ксенофобии. Через открытую, неперекрываемую ослепшим Роскомнадзором пропаганду расправы — в том числе физической — с инакомыслящими, от которой пухнут социальные сети и многочисленные интернет-ресурсы.

А потому нет ничего удивительного, что расправы с инакомыслящими перекочевали из виртуального мира в мир реальный. Уже есть жертвы и основания считать, что их количество будет расти.

Удивительно лишь то, что власть почему-то до сих пор считает, что монополию на политические расправы ей удастся сохранить в своих руках. И что она и дальше будет в состоянии манипулировать этой черной и не менее опасной, чем вирус лихорадки Эбола, энергией, выпущенной на свободу. Неподкупная история убеждает в обратном.

Андрей ЛИПСКИЙ

 

Политика уголовников или уголовная политика?

Один удар кулаком по голове и пять ударов ножом. За что? Есть несколько версий, но у следствия — одна-единственная

15.03.2014. Александр Скобов на антивоенном митинге в Петербурге, автор фото — Татьяна Косинова, сотрудница НИЦ «Мемориал»

На следующей неделе известного петербургского оппозиционера Александра Скобова обещают выписать из больницы. По факту покушения правоохранительные органы возбудили уголовное дело, квалифицировав случившееся по ст. 162 УК РФ «Разбой». Однако разбой — это насильственное хищение чужого имущества. А общая стоимость имущества, отнятого у человека, вышедшего из дома ненадолго прогуляться, даже на тысячу рублей не тянет.

На 57-летнего Скобова напали в ночь с 27 на 28 июля. В том месте и в тот момент, когда он меньше всего ждал неприятностей.

— Вечер выдался очень жарким и душным, — рассказал «Новой» Александр, — и к ночи легче не стало, особенно в квартире. Около двух часов ночи я вышел из дома на улицу, посидеть у подъезда, подышать свежим воздухом. Это был поступок незапланированный и для меня абсолютно нехарактерный — выйти ночью во двор. Двор у нас тихий, детская площадка, деревья, кусты — типичная городская окраина (Пискаревский проспект). Я сидел на скамейке, потом пошел на угол, купил воды. Прогулялся между пятиэтажек, вернулся к своей девятиэтажке, сел на другую скамейку, метрах в 40–45 от моего подъезда. В этот момент воспоминания резко обрываются… Мне кажется, я слышал крик: «Давай деньги!» Но до конца не уверен. С момента удара происходящее вспоминается пунктирно, частично, словно сон. Потом мне мать сказала, что я отсутствовал часа полтора. Ощутил себя я спустя какое-то время лежащим на земле и неспособным подняться. Пытаюсь встать и не могу — падаю. Дополз до какой-то коряги, зацепился, поднялся и поковылял к подъезду. Обнаружил, что у меня исчезли ключи от дома, два стареньких мобильных телефона, документы (паспорт, пресс-карта, удостоверение помощника депутата) и деньги — после покупки воды в кармане оставалось 15–20 рублей сдачи. Словом, все, что было, — все и пропало. Позвонил в домофон, мне открыла моя 80-летняя мама. Вызвала «скорую». Я снова потерял сознание и очнулся уже на операционном столе.

«Скорая» привезла Скобова в Елизаветинскую больницу. Там выяснилось, что от пяти ножевых ранений он потерял много крови. К тому же врачи не были уверены, что у Александра не задеты внутренние органы, и провели операцию по вскрытию брюшной полости. Убедились, что легкие, сердце, печень, желудок, кишечник целы. Но пришлось сделать пациенту операцию по удалению большой гематомы в брюшной полости. Кроме того, при нападении пострадала голова: медики зафиксировали у Скобова сотрясение мозга, ушибы мягких тканей лица, травмы от разбитых стекол очков, гематомы в области глаз. Пока неизвестно, не ухудшится ли у него от полученных травм зрение.

— На сегодняшний день состояние пациента удовлетворительное, — сообщили «Новой» врачи 3-го хирургического отделения Елизаветинской больницы. — Скорее всего, после 11 августа Александр Валерьевич будет отпущен на амбулаторное лечение.

ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти 29 июля, после первого же допроса потерпевшего, возбудило уголовное дело по ст. 162 УК РФ «Разбой». Расследованием этого преступления сейчас заняты два подразделения территориального УВД: отдел уголовного розыска и отдел по борьбе с организованной преступностью. Однако подозреваемых у сыщиков пока нет, как нет их и у жертвы.

— Кто эти люди и зачем они это сделали — я не знаю, — говорит о нападавших Скобов. — Я изначально не думал, что нападение на меня — политическая акция. Я рассуждаю логически: спланированное преступление не так бы планировали. Выследить меня гораздо проще было в другое время и в другом месте. По ночам во дворе я бываю редко. Опять же у меня забрали все, что нашли. Я не исключаю политическую версию, я просто пока не нахожу ее подтверждений.

Полиция тоже не находит. Версия банального грабежа им ближе. Как рассказали «Новой» в уголовном розыске, недавно в том же районе города уже совершалось нападение по похожей схеме. Ночью неизвестные грабители потребовали у прохожего денег, затем избили жертву, нанесли несколько ножевых ударов в спину. Потерпевший скончался от потери крови и повреждений внутренних органов. Оперативники допускают, что случай со Скобовым — из той же серии, и в случае его раскрытия им удастся выйти на след серийного грабителя и убийцы.

В отличие от полицейских и самого оппозиционера, его близкие, друзья и соратники увязывают нападение с политикой. И у них тоже есть аргументы.

— Для того чтобы ограбить человека, нет необходимости наносить ему пять ножевых ранений, тем более что Александр потерял сознание уже от удара по голове, — объясняет его приятель, координатор группы «Помощь задержанным в Питере» Владимир Волохонский. — А главное — брать у Скобова было нечего, что можно было понять и по его внешнему виду, и по телефону в руке.

— Что касается времени и места — они идеальны для преступления: темно, безлюдно, много деревьев, никаких камер видеонаблюдения, — добавляют родственники. — А караулить Сашу именно в ту ночь вполне могли — накануне вечером, 27 июля, его дочь отмечала день рождения. Чем не повод припоздниться и выйти ночью на улицу?

В последнее время многих политических оппонентов раздражали публикации и высказывания Александра Скобова о ситуации в Украине. Он в крайне резкой форме высказывал отрицательное отношение к лицам, представляющим самопровозглашенные ДНР и ЛНР. Как раз накануне, 27 июля, портал «Грани.Ру» опубликовал статью оппозиционера «Реконструкция ада». Анализируя конфликт на Юго-Востоке Украины, публицист охарактеризовал действия сепаратистов как «классический фашистский мятеж».

29 июля петербургское отделение партии «Яблоко» направило открытое письмо главе ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Сергею Умнову с просьбой взять под личный контроль расследование нападения на Александра Скобова, рассмотреть все версии преступления, и в первую очередь политические: «Мы знаем, что Скобов живет очень скромно, поэтому едва ли мог стать жертвой ограбления. Но он жестко критиковал действия российской власти, чем, конечно же, навлекал на себя ее недовольство. Особенно резко он отзывался о политике Кремля в украинском конфликте».

Как сообщили «Новой» в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти 5 августа, Умнов пока не принял решение по этому поводу.

Нина Петлянова, Санкт-Петербург

 

«Парни с битами были в сговоре с полицией»

Фото: Наталия Зотова

Желающих прогуляться к шикарным дачам чиновников задержала полиция и избили парни с битами

В воскресенье сторонники Навального во главе с расследователем Фонда борьбы с коррупцией Георгием Албуровым попытались провести второй «дачинг». Первая такая прогулка к дачам чиновников и депутатов, которых ФБК обвиняет в коррупции, состоялась в мае. Тогда, несмотря на усилия сотрудников ДПС, отнявших автобус, полсотни активистов добрались до особняков Неверова и Володина и обошли территорию кругом, не позволяя ЧОПовцам устроить с ними драку. Но оказалось, что ко второму визиту защитники обладателей шикарных дач подготовились лучше.

В этот раз Албуров повез интересующихся в поселок Акулинино, где находятся дачи-дворцы ряда чиновников, приближенных к власти.

Двадцать человек, ехавших в арендованном автобусе, лишили средства передвижения сразу за МКАДом: сотрудники ДПС потребовали от водителя автобуса проехать в отделение. Через полчаса полиция задержала и самих экскурсантов, покупавших в это время билеты на электричку. Тех же, кто добрался до Акулинина на своих машинах, у въезда в поселок встретили парни с бейсбольными битами: избили людей и разбили стекла машин, вскакивая на капот. Активисты рванули назад, чуть дальше по дороге встретили полицейских и попросили помочь. Полицейский, рассказывают они, зачем-то повез окровавленных ребят обратно к КПП. «Когда мы подъехали и вышли из автомобиля, я заметил того самого человека, что избил меня всего 15 минут назад, и громко сообщил об этом полицейским. Они попросили своего коллегу на КПП заняться этим, после чего сели в машину и уехали. Полицейский на КПП отказался представиться и отреагировать на мое законное требование. После того как я в третий раз попросил его представиться, он просто ушел, и вместо него пришел тот самый человек, что ударил меня в висок, снова начав избивать людей», — рассказывает на своей странице в фейсбуке участник «дачинга» Денис Лебедев: в той драке ему сломали ногу.

«Самое жуткое, что эти парни явно были в сговоре с полицией, — подтверждает другой пострадавший, Руслан Шаведдинов. — В том самом автобусе, который не дал нам уехать подальше от обидчиков, мы заметили людей в форме: они слушали музыку в наушниках, спокойно смотрели в окно на происходящее. Сотрудники полиции будто образовали боксерский ринг: не выпускали нас из него и не вмешивались».

Теперь предстоит расследование: им занимается адвокат «Агоры» Фарит Муртазин, к нему подключатся юристы ФБК. Пострадавшие зафиксировали у врачей побои, написали 10 заявлений в полицию об избиении и грабеже. Несмотря на то, что нападавшие разбивали телефоны и камеры, а из машин вырывали видеорегистраторы, видеозаписей нападения много, они могут служить важным доказательством, причем не только нападения, но и бездействия полиции. В течение 10 дней полиция должна решить, возбуждать ли уголовное дело. Если в возбуждении будет отказано, юристы «Агоры» обжалуют это решение в прокуратуре, а затем в суде: доказательства факта преступления налицо. «Ситуация аналогична тому, как если бы хозяин дома спустил своих собак на прохожих. Сначала установим личности исполнителей, а потом будем добираться до организаторов», — рассказал «Новой» Фарит Муртазин.

Наталия ЗОТОВА


 

Дискуссия с помощью ножа

На прошлой неделе в Петербурге напали на моего давнего товарища, диссидента советских времен и бывшего политического заключенного Александра Скобова. Напали поздно вечером около дома, оглушили ударом по голове сзади, потом нанесли пять ножевых ранений. Три поверхностных, два проникающих — в брюшную полость. Привезли в больницу, сделали операцию — к счастью, оказались не задеты внутренние органы. Разбили очки — один глаз до сих пор видит неважно. Выбили несколько зубов.

Саша — человек, известный далеко за пределами Петербурга. Закончил физматшколу, поступил на истфак Ленинградского университета. В феврале 1976 года, будучи первокурсником, вместе с другими активистами «Новых левых» разбросал с галереи Гостиного Двора листовки с призывами к свержению тирании чиновников и установлению подлинного гуманного социализма. Был исключен из комсомола и университета. В 1978 и 1982 годах арестовывался КГБ за изготовление и распространение самиздата — по 70-й статье УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда». Оба раза после полугода в следственной тюрьме КГБ решением суда принудительно помещался в психушку. Когда наступила перестройка — примкнул к «Демократическому союзу», а в 1988 году стал одним из фигурантов последнего в СССР дела по 70-й статье. В 1989 году статью отменили, и дело закрыли. Пошел работать в школу учителем истории — и преподает до сих пор, написал несколько учебников по истории России.

Когда началась первая чеченская война, мы постоянно встречались на антивоенных митингах у Казанского собора, где раздавали листовку с его статьей «Правительство убийц — под суд!». 

Еще резче стали его слова во время второй чеченской войны — особенно в адрес Владимира Путина, которого он считал лично ответственным за гибель десятков тысяч людей.

Столь же однозначно Саша отзывался о политике российской власти во время войны с Грузией в 2008-м. И, конечно же, во время нынешней, необъявленной войны с Украиной. Когда многие говорили (и говорят) о событиях в Донецке и Луганске как о сепаратизме, Скобов уверенно называл их «фашистским мятежом», отмечая, что стрелковы-гиркины, безлеры, бородаи и пургины «воюют не за отделение от Украины, а за присоединение Украины к Российской империи». Причем при откровенной поддержке из России.

«Именно Кремль задавал «смыслы» донецким «повстанцам»— писал Скобов за несколько дней до нападения на портале «Гран.Ру». — Смыслы неоимперского реванша и глобальной войны с «растленным бездуховным Западом». Это делает пресловутую «русскую весну» чисто вандейской контрреволюцией. На Восток Украины устремляются откровенно фашистские элементы со всей Росиии. Именно они оказываются во главе мятежа». 

Следователи, которые приходили к Саше (я в этот момент был у него в больнице), кажется, обрадовались, когда он сказал им, что считает нападение «бытовухой» и не видит в нем политических мотивов. Однако не складывается пазл: когда хотят ограбить — могут дать по голове, «отключить», забрать вещи. Но чтобы пять раз бить ножом немолодого и уже находящегося без сознания человека? К тому же мы все знали, как живет Саша — чрезвычайно скромно. Невозможно себе представить, чтобы на него могли напасть с целью поживиться.

На мой взгляд, мотивы нападения — самые что ни на есть политические. Недаром так радостно отреагировали на нападение представители «Другой России», вместе со своим лидером поддерживающие политику властей в «украинском вопросе». Пресс-секретарь ДР Александр Аверин написал в своем твиттере, что «мерзавца Скобова порезали в Питере», что «он ответил за базар» и что «остальным сторонникам хунты тоже надобно задуматься». И за прошедшую неделю никто из лимоновской партии не дезавуировал это чудовищное заявление, признающее уместной физическую расправу с оппонентом. А ведь Скобов много лет защищал лимоновцев, участвовал в их акциях по 31-м числам и убеждал питерских демократов и либералов с ними сотрудничать, несмотря на идеологические разногласия, и вместе создавать «широкий фронт борьбы с режимом».

Ни в своих статьях, ни в выступлениях (в последний раз он выступал 1 мая на «Антивоенном демократическом марше» в Петербурге) Саша не боялся ничего. Хотя и понимал, что рискует. Особенно когда началась милитаристская истерия, охватившая страну в последние месяцы, захватившая немалую часть оппозиционеров путинскому режиму и приведшая к небывалому выплеску агрессии.

Неужели было не ясно, что эта агрессия не ограничится интернетом?

Борис ВИШНЕВСКИЙ,
обозреватель «Новой»

 

За последний месяц

 

Тимур Куашев

В Нальчике убит журналист

Первого августа известный на Северном Кавказе журналист и общественный деятель Тимур Куашев было найден мертвым в пригороде Нальчика. Управление Следственного комитета по КБР заявило, что не видит криминала в смерти молодого человека. Вскрытие тела также не выявило признаков насильственной смерти, однако патологоанатом, по словам отца Тимура, зафиксировал след от инъекции в подмышечной впадине молодого человека.

Отметим, что Куашев писал заметки для интернет-порталов «Кавказский узел», «Кавказская политика», а также для журнала «Дош». Был одним из организаторов митингов против пыток в полиции и других акций, тесно сотрудничал с правозащитными организациями. Еще в прошлом году Куашев обращался в полицию с заявлением о преследовании и угрозах, поступающих в его адрес, как от неизвестных людей, так и от сотрудников Центра по борьбе с экстремизмом. Однако в полиции нашли его заявление безосновательным и в возбуждении уголовного дела отказали.

 

В Воронеже облит зеленкой общественный деятель

Андрей Юров

Первого июля в Воронеже два человека в масках облили зеленкой члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрея Юрова. Нападение с зеленкой было последней из ряда публичных акций в Воронеже. Так, 25 июня около двух часов дня с крыши дома напротив кинотеатра «Пролетарий» был вывешен баннер с 22 фотопортретами: «Доска позора. 5-я колонна в Воронеже. Это предатели, сволочи и просто уроды. Знай в лицо».

 

В Москве «украсили» туалет российскими звездами

 

В начале июля неизвестные «украсили» пол туалета на Киевском вокзале наклейками с изображением музыкантов, актеров и журналистов, осудивших российскую политику в отношении Украины. Среди героев этой «Аллеи звезд» — музыканты Андрей Макаревич и Алексей Кортнев, журналисты Виктор Шендерович и Дмитрий Быков, а также актер Олег Басилашвили.

 

 

В колонии в Тамбовской области «прессуют» эколога

Евгений Витишко

Группа политиков и общественных деятелей обратилась к начальнику ФСИН, требуя прекратить в колонии преследование Евгения Витишко. За несколько месяцев заключения экологу вынесли ряд взысканий и выговоров и посадили в штрафной изолятор.

В 2012 году Витишко был осужден по статье 167 «Порча чужого имущества». Туапсинский районный суд признал, что эколог вместе со своим коллегой Суреном Газаряном повредил забор вокруг дачи губернатора Ткачева. А ведь за забором незаконно огорожен лес. Витишко и Газаряна приговорили к трем годам заключения с двухлетним испытательным сроком. Но Витишко не успокоился: продолжил заниматься «дачей Ткачева» и выдвинулся в краевое Заксобрание, потом кандидатом на пост мэра, а затем — главы Туапсе. Спустя некоторое время уголовно-исполнительная инспекция подала в суд ходатайство о замене условного наказания реальным.

 

Прямая речь

Павел ГУБАРЕВ, народный губернатор Донбасса:

— Укрофашисты — это именно те олигархические наемники, которые с расширенными зрачками кричали на Майдане: «Героям — слава!», это и есть фашистская нечисть. И таким, конечно, пощады не будет никакой! Теперь мы эту мразь будем только гнать.

 

Михаил ДЕЛЯГИН, экономист, директор Института проблем глобализации:

— Существование либеральной тусовки <…> несовместимо с самим существованием нашей Родины. Либо мы вновь избавим Россию от новой коричневой чумы, либо она уничтожит нас.

 

Егор ХОЛМОГОРОВ, главный редактор сайтов «Русский Обозреватель» и «Новые Хроники»:

— Путин блестяще оправдал свой разгром оппозиции тем, что это в самом деле шпионы. <…> Теперь нам надо доразгромить эту оппозицию самим, чтобы уже не поднялась, поскольку только тогда мы сможем создать такие демократические силы, к которым упрек в предательстве будет совершенно неприложим.

 

Александр ДУГИН, лидер «Евразийского союза молодежи»:

— Либералы на самом деле являются национальными предателями, врагами России. И я не говорю о том, что мы должны их физически подвергать репрессиям. Этих людей надо изолировать от средств массовой информации, надо подвергнуть их остракизму.

— Защищать страну с чем угодно, с лопатами, битами, в рамках закона и Конституции — дело каждого русского человека.

 

Дмитрий ПАНКРАТОВ, писатель-блогер:

— Вероятно, в следующий раз стоит спалить собравшихся на Болотной напалмом только за одно их молчаливое одобрение действий украинских неонацистов.

 

Андрей ФУРСОВ, историк, обществовед, публицист:

— Публичного человека, транслирующего антироссийскую повестку дня, нужно лишать права быть публичным. Национал-предательские, пятоколонные структуры и персоны необходимо отсекать от средств информации и источников финансирования, создавая вокруг них правовой и моральный (нерукопожатность) вакуум.

 

Руслан УСТРАХАНОВ, публицист, полковник милиции в отставке:

— Раздавить «пятую колонну»! <…> Допустимо ли сейчас, когда Россию объявляют врагом, угрожают санкциями вплоть до военного вмешательства, терпеть «пятую колонну»? «Пятая колонна» — это не только ее глашатаи: Ройзман-Гозман-Пономарев. Есть «кроты» куда коварнее. Затаились как крысы, мечтают о реванше. Время пришло разобраться с отечественными «квислингами» и умалишенными. Кого к врачам, иных в места не столь отдаленные. А кому предложить поехать на любимый ими Запад повторить судьбу Бориса Березовского.

 

Артем АКОПЯН, политтехнолог врио губернатора Псковской области Андрея Турчака:

— Единственное преступление против человечества — это либеральные убеждения. Носитель таковых — это зомби, его нужно уничтожать без жалости, как только выявишь. Нет либерала — нет проблемы. Если у либерала есть дети, то тем более нужно освободить детей от влияния этой мрази.

 

Алексей ЖУРАВЛЕВ, депутат Госдумы от «Единой России»:

— Не давать им спокойно жить! Противодействовать законопроектам и другим инициативам либерального характера. Выводить эту «пятую колонну» Запада на чистую воду. Надо нападать первыми. «За нашу родину — огонь!»

 

Евгений ФЕДОРОВ, депутат Госдумы от «Единой России»:

— Надо произвести зачистку «пятой колонны», избавиться от пособников интервентов. Естественно, мирным путем: путем увольнений, снятия с должностей.

 

Собрала Диана ХАЧАТРЯН

Сообщаем Роскомнадзору, что приведенные цитаты уже давно свободно циркулируют по интернету. И не только.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera