Сюжеты

Рэпер Noize MC: «Россияне заскучали по твердой руке генсека»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 93 от 22 августа 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Наталия Зотовакорреспондент

Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

Музыканты, идущие против официальной пропаганды, тут же становятся ее жертвами: рэпер Noize MC попытался поговорить со зрителями об Украине на фестивале «Кубана», и там моментально выключилась онлайн-трансляция. Тогда в качестве протеста музыкант вышел на сцену голым — и получил обвинения в распущенности. А за украинский флаг, поднятый им на выступлении во Львове, желтые газеты обвинили рэпера в предательстве родины. Noize MC — Иван Алексеев рассказал «Новой» о своей борьбе за голую правду и о том, что он на самом деле имел в виду

 

— Иван, в последнее время ты наверняка прочел много заметок с заголовками типа «Noize MC предал Россию» — за то, что поднял украинский флаг во время выступления на фестивале «Захид» во Львове. Что этот жест значил для тебя?

— Во-первых, то, что я якобы «вышел» на сцену с украинским флагом — это искажение фактов с целью заклеймить и вложить в мой жест удобный для истерящих пропагандистов смысл. Расскажу, как это было на самом деле. Кстати, подтверждение моим словам все желающие могут легко найти в интернете, на видео с фестиваля. В нашем репертуаре есть ремикс на хит украинской группы «Воплi Вiдоплясова» — «Танцi». Половина текста песни — оригинальная, на украинском языке, половина — дописанная мной, на русском. На концертах мы всегда под эту песню устраиваем флешмоб: приглашаем огромное количество людей на сцену, разучиваем с ними простейший танец из четырех движений, и все танцуют вместе с нами — и зрители в зале, и те, кто на сцене. Собираясь показать эти движения, я подошел к краю сцены, и какая-то девушка, стоявшая внизу, протянула мне флаг. В знак дружбы между нашими народами я взял его и решил использовать в перформансе, посчитав это абсолютно логичным и уместным, особенно в контексте песни, которую собирался исполнить.

— А как все было на «Кубане»? Когда ты заговорил об Украине, что отключили — микрофон или только онлайн-трансляцию? Что именно ты сказал зрителям?

— Перед песней «Девочка-скинхед», высмеивающей неонацистов, я произнес небольшую речь о том, что недавно побывал во Львове и не обнаружил там никакого «украинского нацизма», тщательно «рекламируемого» нашими СМИ. В этот момент была оборвана только трансляция, микрофон работал. Так что, я думаю, любительские видео можно при желании найти в интернете. Звук нам выключили позже — как раз во время исполнения песни «Танцi».

Впоследствии удалось разобраться, кто и зачем устраивал проблемы со звуком? Как организаторы объяснились с тобой?

— Илья Островский, организатор фестиваля, в ответ на мои претензии утверждал, что это какая-то необъяснимая случайность — мол, никто нам ничего не выключал, само выключилось. Насколько мне известно, позже он даже высказал гротескную версию, что звук мы якобы себе «сознательно выключили сами», чтобы раздуть скандал.

Пишут, что в качестве протеста против затыкания рта ты вышел на сцену голым. Я так поняла, что это было уже значительно позже и на ночной сцене, во время сета Anacondaz, да?

— Да, так и было. У нас с группой Anacondaz есть совместная песня под названием «По…исты», посвященная трагически ушедшим героям контркультуры. Их сет начался в час ночи (на заметку всем моралистам, упирающим на то, что «родители в ужасе закрывали своим детям глаза»), и третьим номером программы стал этот трек.

— И все же — почему именно голым?

— Я разделся в знак протеста против цензуры, дезинформации и искажения фактов. Голая правда — вот основная идея. Зрители реагировали по-разному, но бурно. Кто-то понял меня, кто-то нет.

Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

— Ты не мог не понимать, что получишь в ответ ушаты грязи в СМИ. То есть ты пошел на это сознательно. Ради чего?

— Я хотел таким образом вынудить желтые СМИ, занимающиеся откровенным зомбированием и травлей, процитировать мои высказывания по поводу ситуации в Украине. И тем самым наглядно продемонстрировать, как все эти вруны искажают факты.

— Не кажется ли тебе, что информационная война достигла такого размаха, что и твои призывы были поняты неправильно, вывернуты комментаторами наизнанку и встроились в эту самую информационную войну?

— Да, это меткое описание сложившейся ситуации. В ходе данной истории я отчетливо себе представил, как именно работает агитпроп, в какой момент он становится по-настоящему эффективным: получая информацию напрямую из СМИ, обыватель, может быть, и способен проявить какой-то здоровый скепсис, но настоящий сатанизм начинается, когда люди пересказывают друг другу новости, вкладывая в пересказ собственный авторитет, эмоции и дар убеждения. Можно не поверить телевизору — но Михалыч-то врать не станет, реально, слышь, Коль!

— Группа Lumen на «Захид» не поехала — были сообщения, что на фестивале будут собирать помощь украинскому батальону «Азов». Это тоже протест против войны, как и у тебя, но иной. Как ты их поступок оцениваешь?

— Как и мой протест, их поступок был расценен крайне неоднозначно. Точно я могу сказать лишь одно — украинские фаны Lumen испытали гигантское разочарование. К слову, организаторы «Захида» в итоге запретили сборы на территории фестиваля. Говорят, на следующий день палатки для сбора средств все-таки появились у входа на мероприятие, но внутрь их так и не пустили. Настойчивые предложения украинских властей проспонсировать АТО напрямую (долей с доходов фестиваля) были решительно отклонены организаторами.

На «Нашествии» тебя в этом году не было, а там устроили показ военной техники, прыжки десантников, при этом со сцены говорили, что «кто не любит ВДВ, тот не любит рок и Россию». Тебя в этот раз не пригласили или ты не поехал туда сам?

— Нас в этом году не позвали. Но если бы я знал, что там будет твориться такая милитаристская вакханалия, я бы сам отказался. Подобные тенденции на «Нашествии» наметились еще в прошлом году, но тогда таких перегибов еще не было, и когда журналисты спросили меня об отношении к происходящему, я сказал, что рок и война несовместимы.

А на «Захиде» было по-другому?

— На фестивале «Захид» царила другая атмосфера. Главным девизом мероприятия стала фраза «Все, що робиться для розвитку культури, працює проти війни» («Все, что делается для развития культуры, работает против войны»). Я бы хотел выразить огромное уважение Якову Матвийчуку (главному организатору фестиваля) и его команде за непоколебимую антивоенную позицию и смелость.

Что для тебя самое неприятное в этой истории?

— Наблюдать, насколько непробиваемой, однозначной и беспощадной может быть ненависть людей по отношению друг к другу.

Похоже, ты потерял часть поклонников, не понявших тебя или убежденных в противоположном. Жаль их терять?

— Нет, не жаль. Подобное уже случалось. Когда в 2012 году вышел наш «Новый альбом», который содержал несколько откровенно антифашистских песен, от нас отвернулась часть аудитории, придерживавшаяся «правых» взглядов. Этот процесс тоже сопровождался огромным количеством агрессивных выпадов в Сети. Скатертью дорога!

Помню твою строчку из «Вьетнама» про протест: «Он и так ничего не менял, даже когда для него было самое время». Как ты думаешь, вопреки всем выключенным микрофонам и статьям про «предательство России» тебе удалось кого-то переубедить, в ком-то заронить мысль, что все не так, как им объясняют, остановить хоть чью-то ненависть к соседней стране? Кроме оскорблений, тебе пишут благодарности?

— Да, конечно, пишут! Я рад, что есть во всем этом тухлом болоте адекватные люди, способные понимать и анализировать, не принимающие на веру все, что им пытаются впарить путем ежедневной зомбёжки. Спасибо вам гигантское за вашу поддержку, друзья!

Я имею в виду, стоило ли оно того?

— Я сделал то, что посчитал необходимым. Сказал то, что на самом деле думал и чувствовал. Может быть, можно было учесть больше нюансов, выразиться не столь эмоционально и более доходчиво, выбрать формулировки поточнее — но я всего лишь человек. И мне ни за что не стыдно. Я честен с собой и людьми.

Что можно сделать, чтобы помирить два народа? Что бы ты посоветовал делать тем, кто не знаменитый музыкант, чьи слова не будут везде цитировать, но кто тоже не может пассивно наблюдать за происходящим?

— Я взываю лишь к человечности, совести и разуму. Не будьте, пожалуйста, злыми. Не будьте, пожалуйста, равнодушными. Начните с себя — прекратите ненавидеть, не давайте себя настраивать против ваших соседей и братьев. Не верьте всем этим гротескным обобщениям, льющимся с экранов, мониторов и страниц. Все мы хотим, на самом деле, одного и того же: мирного неба над головой, счастья для себя, наших любимых, родных, близких и детей. А не смерти «врагов», выстрелов и взрывов.

Андрей Макаревич недавно выступил для детей-беженцев (из-за чего на него тоже накинулись, обвиняя в помощи «карателям»). Ты не думал о таком же жесте? То есть собираешься ли пойти дальше?

— Сейчас мы обсуждаем участие в большом миротворческом гала-концерте в Донецке на День шахтера (31 августа). Но ничего более конкретного пока сказать, к сожалению, не могу.

Скандал, разгоревшийся после твоих слов и жестов, — лишь одно из множества проявлений лихорадки, граничащей с психозом, которая сейчас охватила общество. Как по-твоему, что случилось с людьми, которые радуются, что запретили импортные продукты, лишь бы показать кукиш Западу? Сталкиваешься ли с поддержкой войны в ежедневной жизни?

— Не столкнуться с поддержкой войны в современном российском или украинском обществе невероятно трудно. Люди поразительно легко заражаются стадной агрессией. Вызвать коллективную позитивную эмоцию столь же сфокусированной направленности в миллионы раз сложнее. Видимо, такова звериная природа человеческого подсознания, тот самый фрейдистский «ид», скованный социализацией и идеями гуманизма. Но ей-богу, лучше дайте ему выход в сексе, спорте и творчестве — есть куча позитивных способов разрядиться! Хотите злобно поорать — соберите метал-группу. Охота набить кому-то морду — займитесь боксом. А пострелять можно в тире или на пейнтболе.

Песня про тех, кто не вступает в комсомол, которую ты пел на той же «Кубане» — она об этом? Можно ли сказать, что это твой образ возможного будущего страны, к которому сейчас все идет?

— Да, это антиутопическая, постмодернистская агитка потенциального недалекого будущего. Недалекого — во всех смыслах. Примечательно, что сочинять ее я начал до всех этих печальных украинских событий: просто однажды во время тура утром в поезде поставили подборку старых комсомольских песен, чтобы разбудить пассажиров. Обычно шансоном будят или Ириной Аллегровой. А тут такой нетривиальный выбор репертуара! Я был поражен удивительной, невероятно плоской тупостью всех этих ущербных эстрадных поделок. Припев был придуман еще до того, как мы оказались на перроне, — мозг просто сразу начал отчаянно сопротивляться услышанному. Смешно, как мало времени потребовалось новоиспеченным россиянам, чтобы пресытиться еще недавно столь вожделенными западными ценностями и заскучать по твердой руке генсека, пустым полкам магазинов и железному занавесу.

Тебя травят уже не в первый раз. Чем-то эта ситуация отличается от предыдущих? Только масштабами или качественно чем-то еще?

— Да пока ничем. Менты заводят административное дело, журналисты поливают помоями, комментаторы в интернете «придают онафиме придатиля Родены» на чистом русском языке.

— Мне сказали, что ты сейчас в отпуске. Это «плановый» отпуск, или ты пытаешься укрыться от этого скандала?

— Этим летом я погряз в работе: фильм, альбом, клипы, гастроли — очень мало времени проводил с семьей. Этот отпуск мы с Аней откладывали три раза, и он в три раза же сократился по времени в итоге. Мне просто необходимо 10 дней перед осенним туром и кучей других проектов.

Не могу не спросить про музыку. Осенью у тебя выходит новый альбом: расскажи про «Hard Reboot». Можно ли ожидать, что альбом тоже будет антивоенным?

— Там будет несколько песен, которые можно назвать антивоенными. Но основная его идея в том, что любой переходный период — это всегда болезненно и трудно. Что к нему нельзя быть готовым — в этом и смысл.

Кроме альбома скоро выходит еще и фильм с таким же названием. Это что-то вроде «Hard day's night» — полудокументалка о группе, или полноценный художественный фильм, где вы играете сами себя? Его можно будет увидеть в кинотеатрах?

— Это полноценный художественный фильм с некоторыми документальными вкраплениями. Надеюсь, у нас будет не менее полноценный прокат. Но сами знаете, что сейчас творится с независимым кино. Посмотрим. В сентябре у нас намечены переговоры с несколькими крупными дистрибьюторами — интерес есть. Пламенный привет Минкульту!

Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera