Сюжеты

Номер «95»

Лучший хоккеист нулевых Алексей Морозов решил уйти из большого спорта

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 97 от 1 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Лучший хоккеист нулевых Алексей Морозов решил уйти из большого спорта

Алексей Морозов, капитан сборной России, с Кубком мира 2008 года. Первым для нашей страны за 15 лет

Алексей Морозов завершает игровую карьеру, и в 37 это нормально. Алексей Морозов уходит со льда, и это очень грустно. Большие игроки всегда уходят рано, сколько бы им ни было лет. А Лешу Морозова «стариком» назвать было невозможно — он все десять последних после возвращения в Россию лет как законсервировался. Это не только внешности касалось — игры тоже.

Конечно, за исключением прошлого сезона, когда капитану золотой сборной-2008, символу «Ак Барса» и главной игравшей в России звезде нового столетия не повезло с завершением. Он едва ли не впервые попал не в свою роту, то есть в реформируемый ЦСКА. Вот многолетний партнер Морозова по «Ак Барсу» и сборной Данис Зарипов после такого же списания из Казани попал туда, куда нужно — в магнитогорский «Металлург», прямо в связку с Сергеем Мозякиным, и все у него сложилось как нельзя лучше — и Кубок Гагарина, и золотые медали чемпионата мира, и вообще оказалось, что Данис провел едва ли не лучший сезон в карьере.

А у Морозова, как он сам сейчас говорит, в ЦСКА «не заладилось». И травмы помешали, и, на мой взгляд, не поняли его там. В хоккей «по Морозову» играть было просто некому, потому что его хоккей — штучный, такого на ледовых просторах, и не только российских, осталось всего ничего.

Мог бы продолжить карьеру в другом клубе после расторжения контракта? Да запросто, только пришлось бы искать, приспосабливаться и мучиться, а Морозов выше этого, и случая с ЦСКА ему хватило. Плохо с ним расстались и в «Ак Барсе», которому он отдал девять лучших сезонов, но там же хотели видеть его всегда забрасывающим по тридцать с лишним шайб за сезон. Так не бывает, и вообще это теперь дело прошлое, пусть руководство казанского клуба само выпутывается и думает, как исправиться. Уж свитер с номером «95» под своды «Татнефть-Арены» поднять придется точно. Если Алексей Морозов согласится, конечно.

В Сетуни подобной процедуры не ожидается, хотя начинал Леша Морозов именно в давно почивших «Крыльях», начинал неброско, но основательно, иначе бы не оказался в 20 лет в сборной России, а следом в заокеанском топовом «Питтсбурге». Еще через год в Нагано-1998 юный форвард завоевал серебряную олимпийскую медаль, и та награда долго оставалась для него главной — лет десять, не меньше. Может, и сейчас остается — выше второго места сборная России на олимпийских турнирах больше не поднималась. И флаг, который нес знаменосец олимпийской сборной Алексей Морозов на открытии Олимпиады в Ванкувере-2010, славы ему не прибавил.

Не сказать, что в заокеанской карьере все складывалось у него не слишком удачно — кому-то того, чтобы поиграть в одном звене с Марио Лемье и Алексеем Ковалевым, за глаза бы хватило. А Алексей Морозов, заматерев, под занавес заокеанской карьеры уже выдал два гроссмейстерских результата в 49 и 50 набранных за сезон очков. Но мало набирать очки и получать хорошую прессу, мало быть добротным игроком добротной команды — он-то уже в начале «нулевых» был способен на большее. Тут и подоспел локаут, во время которого Морозов принял решение не возвращаться в НХЛ. Сезон для сверхзвездного «Ак Барса» оказался пропащим, а для Леши — судьбоносным. Собственно, с осени 2004-го и началось десятилетие, которое могло стать его десятилетием. Но не стало. Или стало, но не совсем.

По игре и по заслугам — никаких вопросов. Трижды чемпион России (в том числе двукратный победитель Кубка Гагарина), двукратный чемпион мира, обладатель кучи индивидуальных призов, самое узнаваемое лицо российского чемпионата. Бомбардир и распасовщик, универсальный талант, технарь от Бога, победитель по натуре, везунчик — ну все во второй части карьеры сложилось, как надо. Сильнее и стабильнее звена Морозов—Зиновьев—Зарипов в российском хоккее нулевых не было, умнее тоже. Зинэтула Билялетдинов, счастливо нашедший это сочетание, давал Морозову и компании ту необходимую степень свободы, которой не предоставил больше никому. И «морозовцы» играли в хоккей, заставляющий вспоминать о былых славных временах, их почерк был каллиграфически точен, но не старомоден, в нем чувствовалась мощь и сила новых времен.

Героем первого плана Алексей Морозов, несмотря на признание и любовь болельщиков, все-таки не стал. В нем нет ярко выраженной брутальности Александра Овечкина, импозантности Ильи Ковальчука, харизматичности Павла Дацюка, органики Евгения Малкина или отвязности Александра Радулова. У них и заокеанская карьера складывалась лучше (кроме Радулова), и на виду им быть было написано на роду.

Морозову всегда слегка мешали его скромность и правильность. Не ему самому мешали — он такой, какой есть, — мешали раскрутке его имиджа. Для полноты картины не хватало «зазубринок», зачастую делающих менее талантливого человека более заметным. Да ему и претила суета вокруг его персоны, это даже навязчивые мои собратья по перу чувствовали и лишних вопросов не задавали. Вот уж кто никогда не годился на роль экскурсовода по закулисью — душу нараспашку Морозов никогда и ни перед кем не распахивал.

В игре его душа, на льду. Теперь приходится писать — «была», потому что своего решения Алексей Морозов не изменит. Мне так кажется.

Да, еще про Квебек, где Алексей Морозов был капитаном золотой сборной, впервые за 15 лет поднявшим чемпионский кубок над головой. Морозов мог стать главным героем этого потрясающего возвращения — именно он забросил решающую шайбу в ворота чешской сборной в овертайме, именно он стал автором победного буллита в ворота белорусов, а потом его подлым ударом сзади в голову бросил на лед шведский громила Дуглас Мюррей. Момент был чудовищный, я не чаял больше увидеть капитана на льду, но Морозов пропустил всего один матч.

Вячеслав Быков по одному ему ведомым соображениям разбил казанское звено, отправив Даниса Зарипова скитаться по разным сочетаниям. И соединил его лишь однажды, и то вынужденно, когда Илья Ковальчук пропускал полуфинал с финской сборной из-за дисквалификации. Тот матч остается в золотом фонде российского хоккея — как высокая классика жанра, а шайбы Зарипова и Морозова — образцами идеального, просто волшебного исполнения. На счету Морозова будет много чего еще, в том числе и золотой гол в финале первого розыгрыша Кубка Гагарина, но тот матч-шедевр в Квебеке я все-таки ставлю на первое место. И миг, когда кубок оказался в руках капитана сборной, запомню навсегда.

На общем чемпионском снимке, кажется, один Морозов не улыбается. Сил на улыбку не осталось.

Если быть точным, за двадцать сезонов в большом хоккее заброшенных Алексеем Морозовым шайб набралось 468, результативных передач — 595, но что эти цифры добавляют к образу? Да ничего, собственно.

Когда большой мастер уходит, остается ощущение его игры. Непередаваемое. Но точно — незабываемое.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera