Расследования

«Это акция мести и устрашения»

Псковского депутата Льва Шлосберга били лежачего по голове

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 97 от 1 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Нина Петляновасобкор в Петербурге

 

Псковского депутата Льва Шлосберга били лежачего по голове

Фото из архиваЖертвой нападения неизвестных в Пскове в ночь на 30 августа стал Лев Шлосберг. Эта новость могла вызвать ярость, негодование, тревогу, страх — что угодно, но только не удивление. Именно Шлосберг — псковский депутат-«яблочник» и директор независимого издания «Псковская губерния» — первым узнал о гибели десантников из Пскова на территории Украины. Первым съездил на похороны одного из них и выложил фотографии с траурной церемонии в интернете. Потом депутат, совместно с журналистами, занимался расследованием того, что случилось с бойцами 76-й Псковской дивизии ВДВ. Где они сейчас находятся? Для каких целей? Живы ли? Напомним, вся эта информация, как и известие о гибели десантников, тщательно скрывается, хотя ребята перестали выходить на связь еще 15—16 августа. Командование дивизии не отвечает на вопросы об их судьбе даже родным и близким.

 

Утром 29 августа Лев Шлосберг по телефону договорился о встрече с журналистом газеты «Псковская губерния» Алексеем Семеновым.

— Мы собирались пересечься около 22 часов на остановке на Октябрьском проспекте, недалеко от дома Шлосберга, — говорит Семенов. — Нам надо было обменяться новостями по теме псковской дивизии. Лев мне сказал, что есть новые сведения, но это не телефонный разговор. До вечера я больше его не слышал. Без трех минут десять Шлосберг позвонил мне и сказал, что сейчас выходит из офиса. Я пришел на место минут через семь. Стоял, посматривал по сторонам, Лев не появлялся. Спустя минут десять я увидел человека, похожего на Шлосберга. Он шел его характерной походкой, немного замедленной, но узнаваемой. Но шел так, что было понятно: он не собирается останавливаться. По идее, этот человек должен был меня видеть, но он никого не видел. Я сделал шаг навстречу, потом еще один. Он поравнялся со мной, застыл, я смотрю: у него все лицо — черное. Абсолютно черное от грязи и крови. Я спросил: «Что с вами?» Он взглянул: «Алексей? Как вы здесь оказались? А где я? А как я здесь очутился?» Он бесконечно повторял одни и те же вопросы. Я понял, что на него напали, избили. Отвел его на скамейку. Тут к нам подошел парень — свидетель, видевший тех людей, которые убегали после нападения на Льва. Он потом описал их. Парень видел двоих, один из них был в маске.

— Я предполагаю, что нападавших могло быть трое, потому что за 10 минут до нападения я заметил троих подозрительных молодых людей, — продолжает Семенов. — Я встретил их, когда шел на встречу со Шлосбергом. Может быть, это другие люди, но по описанию — те же самые. Если коротко: эти люди были похожи на тех, которые вечером 26 августа напали на журналистов на кладбище. Один из них — в капюшоне на голове, другой — без, оба в спортивных костюмах. Они шли друг за другом, дворами, медленно, выжидая и четко зная, куда идут. Вместе с парнем-свидетелем мы вызвали «скорую», которая так и не приехала. Вызвали полицию, они приехали быстро. Позвонили жене Льва — Жанне, она медик, велела хватать такси и срочно ехать в отделение нейрохирургии Псковской областной больницы.

— В больнице врачи провели полное обследование и диагностировали у мужа временную амнезию, сотрясение мозга, перелом костей носа без смещения, перелом правой орбиты без смещения, многочисленные ссадины и гематомы на лице и теле, — рассказала «Новой» жена пострадавшего Жанна Шлосберг. — Угрозы его жизни сейчас нет.

После полуночи полицейские смогли допросить потерпевшего, а также свидетелей. Утром 30 августа Лев Шлосберг рассказал «Новой» про обстоятельства происшествия:

— Я вышел из офиса в 22 часа, а где-то в 22.10 это случилось. Я был уже на подходе к Октябрьскому проспекту. Шел и разговаривал с женой по телефону. Каким-то образом неизвестные преследователи остались мной совершенно незамеченными. Судя по всему, это были очень профессиональные люди. Они первым же ударом сбили меня с ног, лишили сознания, и потом били уже лежачего по голове и по туловищу. Я совершенно ничего не запомнил, я даже первого удара не помню. В сознание я пришел только в больнице.

В ту же ночь по подозрению в причастности к преступлению полицейские задержали в Пскове троих парней. Но вскоре отпустили. При опознании свидетели Алексей Семенов и случайный прохожий констатировали: нет, это не те лица.

СУ СК РФ по Псковской области возбудило уголовное дело по статье «умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений». Предположительно, к 1 сентября будут готовы фотороботы преступников. Есть вероятность, что они попали в объективы видеокамер.

— Я внутренне уверен, что эти люди — оттуда, — говорит Шлосберг, — не факт, что из самой дивизии, хотя с них станется, но, возможно, какие-то бандиты, связанные с военными. Таких бандитов, извините, в Пскове как грязи. Все мои действия в последние дни связаны только с псковской дивизией ВДВ, на сто процентов. Пространства для версий нет — это была акция мести и устрашения. Хотели бы сделать со мной что-то другое — тоже сделали бы…

 

Под текст

29 августа лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин направил обращение министру обороны РФ Сергею Шойгу с требованием опубликовать список военнослужащих, погибших на юго-востоке Украины, провести их похороны с воинскими почестями, создать горячую линию для родителей срочников и контрактников, дать возможность комитетам солдатских матерей провести инспекции в расположении воинских частей. За два часа до нападения псковский депутат Лев Шлосберг разместил это обращение в своем Facebook.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera