Сюжеты

Батарейки сели

Спустя 10 дней после смерти 18 августа в «Шереметьеве» 24-летнего Артема Чечикова Генпрокуратура решила проверить качество медпомощи во всех аэропортах страны

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 98 от 3 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

Спустя 10 дней после смерти 18 августа в «Шереметьеве» 24-летнего Артема Чечикова Генпрокуратура решила проверить качество медпомощи во всех аэропортах страны

Фото: РИА Новости

Напомню: молодому человеку стало плохо в полете, самолет запросил экстренную посадку в Москве, однако врачи реанимационной бригады «Скорой» оказались на борту лишь спустя полтора часа после приземления и спасти парня не смогли.

Что будет предпринято по итогам проверки, даже и гадать не надо. Будет сделано самое неэффективное: выявят и накажут виновных. Менять алгоритм оказания самой помощи не будут — это дело трудоемкое и длительное. Как-то же до сих пор обходились.

Самое печальное, что и эта смерть на посадочной полосе не вызвала бы такого резонанса, случись подобное несчастье с гражданином немолодым, близкие которого не имели бы навыка поднимать шум в «Фейсбуке». А здесь трагизм ситуации усилился тем, что парень возвращался после медового месяца с женой из Барселоны. Свадьба и похороны с разрывом две недели — это даже остекленевшего от равнодушия обывателя возьмет за грудки.

И уж совсем вывел из категории фатума — несчастного случая, в котором нет шансов на спасение, — тот факт, что на борту (а это уже действительно из разряда редчайшего везения) оказался профессиональный врач-реаниматолог Валерий Лукьянов, который держал все это время Артема на грани жизни. Везения не хватило ровно на то, чтобы на земле оказались вовремя квалифицированная помощь и оснащенная реанимация.

Все дни после трагического случая СМИ были переполнены версиями произошедшего. Аэропорт «Шереметьево» официально заявил о том, что в действиях всех служб аэропорта не было нарушений. Глава московской «Скорой», в свою очередь, сообщил, что вызов поступил слишком поздно. Истинную картину собирается, как водится, восстановить следствие.

Но есть в этой истории одна реперная точка, которая перебрасывание ответственности от аэропорта к «Скорой» делает по большому счету бессмысленной. Смерть пассажира в аэропорту показала, что сама служба медпомощи крупнейшего в стране международного аэропорта находится на уровне фельдшерского пункта.

Аэропорт — это стратегический объект, тысячи людей разного возраста в сутки проходят через него, практически все в той или иной степени испытывают стресс. Разговоры о том, что иметь в штатном расписании воздушной гавани врачей, имеющих практические навыки реанимации, для аэропорта затруднительно (а именно это заявил на брифинге главврач «Шереметьева» Артур Бунин), — звучат цинично. Сколько стоит день работы такого специалиста? Какая у него должна быть зарплата? Весомая зарплата для нескольких врачей уровня доктора Лукьянова, которые смогут поддерживать жизнь человека до приезда «скорой», для такого гиганта, как «Шереметьево», — это копейки.

Между тем появление на борту спустя несколько минут после посадки двух женщин—сотрудниц службы медпомощи аэропорта показало полную профнепригодность персонала.

Можно было бы возразить, что оценивать уровень помощи — удел специалистов, а не пассажиров. Но дело-то как раз в том, что этот профессионализм оценивал врач-реаниматолог с 20-летним стажем, заместитель директора Курганского центра медицины катастроф Валерий Лукьянов. По его словам, он попросил у появившихся врачей ларингоскоп, чтобы интубировать больного (манипуляция для восстановления дыхания. Н.Ч.). Ларингоскоп ему дали, но он оказался без батареек, батарейки не нашлись и в чемоданчике-укладке медиков.

То есть в «Шереметьеве» лучшем аэропорту Европы по качеству обслуживания пассажиров (признан таковым в 2013 году на основании данных авторитетной программы ASQ (Airport Service Quality) Международного совета аэропортов) — не было батареек в реанимационном оборудовании для экстренной помощи.

В этом месте можно остановиться и не говорить о том, что, может быть, ларингоскоп и не спас бы Артема; что аэропорт только на земле стал запрашивать реанимобиль у московской «Скорой», хотя должен был это сделать еще во время посадки лайнера, и было потеряно время; что Ленинградка даже ночью забита фурами, а выделенной линии для проезда спасательных служб — нет… Это, на мой взгляд, уже обстоятельства иного ряда. Весомого, но иного. А вот отсутствие батареек — это условная бабочка на конце палки для баланса канатоходца. Тот самый мизерный миллиграмм веса, который сокрушает видимый баланс.

… А вообще-то батарейки очень легко вставить. Видимо, поэтому Росздравнадзор 27 августа сообщил, что, как показала проверка, «оснащение медицинского пункта аэропорта «Шереметьево» полностью соответствует требованиям приказа Минтранса № 81», что «нарушений нормативно-правовых актов, регламентирующих оказание медпомощи, не выявлено» и что «медицинские изделия находятся в исправном состоянии».

 

Кандидат медицинских наук, член Европейского общества кардиологов, Американской ассоциации сердца Ярослав АШИХМИН о внезапной сердечной смерти

Пять причин, которые можно предотвратить

Эта трагедия потрясла многих… В ночь с 17 на 18 августа у Артема Чечикова, летевшего из Барселоны в Челябинск, произошла остановка сердца. Случайно оказавшийся на борту самолета реаниматолог сумел поддержать жизнь до экстренной посадки самолета в «Шереметьево». Несмотря на отправленный пилотами заранее запрос о помощи, наземные службы оказались неспособны обеспечить поддержку жизни и своевременную транспортировку Артема в клинику…

Внезапная сердечная смерть может настигнуть у любого человека, а реанимация, как мы видим, далеко не всегда бывает успешной. И все-таки, вопреки традиционной российской фаталистичной точке зрения, трагедию нередко можно предотвратить. Вот пять самых частых причин внезапной смерти у людей, не жалующихся на сердце, и принципы профилактики.

1. Жизнеугрожающие аритмии (нарушающие работу левого желудочка, «главного мотора сердца»). Возникают «на ровном месте», нередко у молодых людей без каких-либо проявлений болезни. Главное — знать о риске их развития. Предрасположенность к ним можно выявить при вдумчивом анализе электрокардиограммы (ЭКГ), но не у всех. Особого внимания заслуживают спортсмены, которым обязательно нужно проходить эхокардиографическое исследование для исключения утолщения стенок левого желудочка (гипертрофии миокарда), многократно повышающего риск аритмии. Для профилактики фатальной аритмии иногда помогает лекарство, но чаще они требуют мининвазивного лечения (хирургия без разреза, радиочастотная абляция) или установки кардиовертера-дефибриллятора. Это маленькое вживляемое устройство постоянно следит за ЭКГ и прерывает жизнеугрожающую аритмию электрическим импульсом.

2. Острый инфаркт миокарда. Тромбоз («закупорка» тромбом) артерий сердца нередко возникает у людей, которые считают себя абсолютно здоровыми, в то время как внутри сосудов их сердца молчаливо созревают атеросклеротические бляшки, способные разорваться на фоне стресса, повышения артериального давления или очередной выкуренной сигареты. Риск инфаркта высчитывается по специальным таблицам, учитывающим объем живота, уровень глюкозы, С-реактивного белка, холестерина крови (общий холестерин у здоровых людей должен быть меньше 5,5 ммоль/л, не верьте старым лабораторным нормам, по которым холестерин до 7,8 ммоль/л не считался повышенным!), уровня артериального давления и отношения к курению. Как практикующему кардиологу, мне очень часто приходится общаться с людьми, которые считают себя абсолютно здоровыми, но находятся на волоске от инфаркта миокарда или инсульта. Предотвратить инфаркт поможет изменение образа жизни, которое в ряде случаев должно быть дополнено профилактическим лечением.

3. Тромбоэмболия (закупорка крупным сгустком) легочной артерии. Часто наблюдается у пожилых путешественников, но может встречаться и у молодых, недавно перенесших серьезные операции, имеющих нарушение свертываемости крови (вызывающие ее сгущение) или заболевания глубоких вен (в которых могут формироваться тромбы, впоследствии имеющие тенденцию отрываться, например, при активном движении после длительного сидения в неудобном положении). Большинство пожилых людей с заболеваниями сердца и вен должны использовать при перелетах компрессионный трикотаж (чулки), который нужно надевать утром, до вставания с кровати, пока вены ног не успели полностью заполниться кровью. Некоторым требуется введение перед авиаперелетом разжижающих кровь препаратов (низкомолекулярного гепарина).

4. Расслоение стенки аорты. Непосредственно до разрыва болезнь себя никак не проявляет, начинаясь с невероятной силы боли в груди или животе. Болевой шок может быть столь сильным, что человек не успевает рассказать о своих ощущениях. Для профилактики этого грозного осложнения, согласно международным рекомендациям, лицам старше 60 лет нужно проходить ультразвуковое исследование аорты. Риск расслоения аорты резко повышается при гипертонии.

5. Commotio cordis — сотрясение сердца, обычно вызванное ударом в грудную клетку. Одна из самых частых причин смерти у спортсменов. Распознать сommotio cordis не так-то просто: «внешние» повреждения и боль могут быть минимальными. Предотвратить осложнение помогают правильная техника выполнения спортивных упражнений и следование правилам состязаний.

С позиции кардиолога подавляющее большинство внезапных сердечных смертей вполне закономерны, и пусть далеко не все, но многие можно предотвратить.

С позиции организации здравоохранения ключевыми шагами служат обучение работников экстренных служб навыкам эффективной реанимации, со сдачей специального экзамена с использованием манекенов. К сожалению, далеко не все фельдшеры и врачи «Скорой» сегодня обладают соответствующими навыками.

Дефибрилляторы должны быть не только во всех каретах «скорой помощи», но и в местах массового скопления людей. Автоматический дефибриллятор не требует в использовании специальных навыков, после наложения на грудную клетку электродов он сам распознает ситуации, когда требуется электрический разряд, способный вернуть человека к жизни.

Но никакие меры не будут эффективны в обществе, которое холодно относится к ненасильственной смерти. Нужно преодолеть этот архаичный стереотип и понять, что смерть от предотвратимой в XXI веке болезни — по своей трагичности не уступает смерти от шальной пули. Современная Россия молчаливо вымирает от сердечно-сосудистых болезней: ежегодно мы теряем больше 1 миллиона 100 тысяч соотечественников. Их можно спасти, но для этого нужно научиться ценить собственную жизнь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera