Сюжеты

«Для наших китайских друзей ограничений нет»

Поднебесная продолжает усиливать присутствие в азиатской части России

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 99 от 5 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Алексей ТарасовОбозреватель

Поднебесная продолжает усиливать присутствие в азиатской части России

РИА Новости

Восточная Сибирь все больше укрепляется в статусе совместного кондоминиума Москвы и Пекина. В понедельник Владимир Путин запустил в Якутии строительство газопровода в Китай «Сила Сибири» и благословил участие китайской национальной неф-тегазовой корпорации CNPC в акционерном капитале Ванкорского углеводородного месторождения в Туруханском районе Красноярского края. Сейчас оно разрабатывается «Роснефтью». Это не просто самое масштабное российское месторождение из разведанных за последние четверть века, это уже работающий нефтепромысел, один из самых крупных и качественных.

На сегодня речь идет о неконтролирующем, миноритарном участии CNPC в Ванкоре (не более 10 процентов). Но это пока. «Мы в целом очень аккуратно подходим к допуску наших иностранных партнеров, но, конечно, для наших китайских друзей ограничений нет», — сказал президент РФ вице-премьеру Госсовета КНР Чжану Гаоли.

Несомненно, это новая веха в освоении Сибири. Кремль впервые допускает иностранцев к недрам на столь богатом и уже работающем месторождении. Прежде то были или куда менее масштабные проекты, или проекты сложные, шельфовые, требующие иностранных технологий и специалистов. Хотя, конечно, дальнейшее освоение Ванкорской группы месторождений невозможно без инвестиций, сам Ванкор в принципе не нуждается в заграничном участии — ни денежном, ни технологическом, ни кадровом, — это, огрубляя, просто очень жирный кусок пирога, дырка, из которой бесперебойно изливается нефть: в то, чтобы было так, вложено чуть не 5 млрд долларов. Притом, напомню, Игорь Сечин заявляет об отсутствии у «Роснефти» проблем с финансированием текущих проектов и способности обходиться длительное время без привлечения дополнительных кредитных линий.

«Роснефть» сейчас ведет переговоры с CNPC об ее участии — в качестве акционера — еще в ряде углеводородных проектов. Очевидно, такое сближение с китайскими партнерами вызвано финансовыми санкциями Запада: «Роснефти» все же нужны деньги для развития и погашения долгов, измеряемых триллионами рублей. Ну а какая еще может быть потребность в потрошении курицы, несущей золотые яйца? Ведь не для того же намечена эта сделка с CNPC, чтобы, предъявив китайцев как «добросовестного приобретателя», избежать судебных споров с Ходорковским? Борьба за Ванкор «Роснефти» и ЮКОСа во многом и определила судьбу Ходорковского.

Интересно, что в самом Красноярском крае новость не заметили; нет ни победных реляций, ни плача о покорении Сибири Китаем. Точно все происходит на Луне, а не у нас дома. И эта индифферентность, в общем, понятна: самим сибирякам от сдачи углеводородных активов китайцам ни холодно ни жарко. И вот почему.

Молодые красноярцы, воротнички как белые, так и синие, уезжают в ОАЭ, в Дубай. Живут там и работают, открывают бизнесы. Алексей Григорьев, Александр Архипов. Да много их. В Дубае искусственные насыпные острова в море, горнолыжный курорт в пустыне, сады там же, небоскребы — самый высокий в мире и первый в мире вращающийся…

К чему я? Да к тому, что в Дубае еще, например, есть метро, а в Красноярске — нет. При этом на Ванкоре в Красноярском крае добывают 21,4 млн т нефти в год. Вообще-то должны были уже выйти на запланированные 25 млн. В любом случае это в разы больше, чем в эмирате Дубай. Там максимальный уровень добычи — 5 млн тонн. Ну так в Дубае и себестоимость добычи ниже, примерно втрое. То есть нефть в Красноярске и Дубае должна давать сравнимые прибыли. И населения в эмирате Дубай примерно столько же, как в Красноярском крае, чуть меньше. При этом, напомню, Красноярский край — это еще 40% мирового производства металлов платиновой группы, пятая часть мирового рынка никеля, десятая — кобальта. Еще алюминий, медь, лес, электроэнергия и так далее. И Красноярский же край — лидер в РФ среди регионов по госдолгу (под 100 млрд рублей), лидер в количестве семей, стоящих в очереди за местом для ребенка в детсаду… Список явлений неустроенности и нищеты можно длить долго.

Дубай — фантастический город, и Красноярск с его рушащимися чуть ли не после каждого августовского дождя стенами и коммуникациями — тоже фантастика. Или Игарка — ближайший к Ванкору, в 140 км, город, куда слетаются вахтовики и откуда их перебрасывают на месторождение. Перманентная разруха, пляшущие, кривобокие домики, выталкиваемые вечной мерзлотой и проседающие в тартарары… Или Тайшет, отправная точка трубопровода ВСТО, по которому в Китай течет ванкорская нефть, — местность вполне инфернальная, напитанная запахом серы и прочими испарениями то ли самой преисподней, то ли гигантской индустриальной зоны, в которой легко заблудиться: трубы торчат вверх и уходят вниз, ползут по непролазной грязи во все стороны; бесконечные железнодорожные тупики (здесь начинается не только ВСТО, но и БАМ); мертвые поля, утоптанная до смерти земля, через город пузырится и чавкает ручей Крутенький (он же Говняный) в цветных разводах. Это смутное пространство заполнено неподвижными дымами, в него навсегда въелись кислоты. Это и есть изнанка нефти, энергетической сверхдержавы. Бывшая столица нескольких островов ГУЛАГа — ЮжЛАГа, ТайшетЛАГа, а с 1949-го — знаменитого ОзерЛАГа, где содержали политических.

Здесь и сегодня человек — вошь, он нужен для обслуживания инфраструктуры, созданной для перекачки сырьевых богатств; вся местная жизнь структурирована под это и ни подо что другое.

Ванкор открыли в 1988 году. Лицензию на разработку месторождения получила компания «Енисейнефть», 59% которой в начале 90-х досталось зарегистрированной на Кипре Anglo Siberian Oil Company (позже эту фирму купит «Роснефть»). А до этого от Ванкора последовательно отожмут британско-голландскую Shell, франко-бельгийскую TotalFinaElf (губернатор Александр Хлопонин заверял, что все сделает для вступления французов в права основного акционера «Енисейнефти»), ну и потом, собственно, ЮКОС. Ванкорские органические ископаемые достались «Роснефти». При этом, замечу, госкорпорация и Ходорковский придерживались на то время различных точек зрения на пути транспортировки нефти. ЮКОС лоббировал строительство нефтепровода в Китай, «Роснефть» — нефтепровод Ангарск—Находка. В итоге был осуществлен план Ходорковского. Но не им — он хотел обойтись собственными и заемными ресурсами. В проект вступило, по сути, государство, дав на распил суммы во много раз большие.

С августа 2009-го Ванкор запущен. Государство всячески содействует этому бизнесу — за счет бюджета. В конце 2009-го Ванкору обнулили пошлину, и в таком режиме он работал по июнь 2010-го, затем действовала пониженная ставка. Есть расчеты, какие доходы выпали из бюджета РФ (120—150 млрд рублей ежегодно), однако не думаю, что они корректны. При этом китайцы — China oil, «дочка» госкорпорации CNPC, — всегда покупали ванкорскую нефть по цене внерыночной, куда меньшей. Но чего госкорпорации об этом печалиться: всегда же можно найти понимание в Кремле и компенсировать убытки.

Из обращения к акционерам главы совета директоров «Роснефти» Игоря Сечина: «Роснефть» продолжила принимать активное участие в разработке поправок в действующую систему налогообложения нефтяной отрасли. Наиболее значимым для компании результатом 2009 г. стало создание на законодательном уровне системы, позволяющей вводить льготные ставки экспортных пошлин на нефть, добываемую на ряде месторождений Восточной Сибири».

Главный фокус в том, что сам Ванкор находится отнюдь не в труднодоступной Восточной Сибири, он — на левом берегу Енисея, в междуречье Енисея и Таза, это Пур-Тазовская нефтегазоносная область и Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция.

Когда льгота закончилась, губернатор Красноярского края — к тому времени им стал вечный зам и преемник Хлопонина Лев Кузнецов — лично просил Путина возобновить ее. В ноябре 2010 года Правительство РФ льготную экспортную пошлину Ванкору в очередной раз продлило. Не ему одному — иначе это выглядело бы вовсе неприглядно, а снова в числе 22 месторождений Восточной Сибири. Однако смысловую (и финансовую) нагрузку эти преференции имели именно для Ванкора.

Еще при губернаторе Хлопонине, с 2008 года, нефтедобытчикам дали краевую льготу — понизили ставку налога на прибыль (13,5%). Позже депутаты выяснили, что Ванкор, пользуясь льготой, недоплачивал в бюджет края 4% от общего объема налогов.

Теперь это будет еще и китайский бизнес.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera