Сюжеты

Рио-де-Москва

Наш город научился веселиться

Этот материал вышел в № 100 от 8 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Наталия Зотовакорреспондент

 

Наш город научился веселиться

С Патриарших прудов несутся звуки джаза. Прямо на зеркале пруда установили сцену с музыкантами и зрительный зал: вечером на понтонах будет опера. Здесь музей Булгакова постарался создать ретроатмосферу старой Москвы. Свои лотки развернули букинисты, у которых можно найти, например, издание «Слова о полку Игореве» на английском языке. На газоне работает фотограф с модной камерой модели 30-х годов, на деревянной треноге. То и дело он ныряет под черную ткань и фотографирует на фоне пруда парочек, семьи и детей. Это фотоателье «Шипр»: расходные материалы — негативы, например,  у ребят современные, камера же — настоящий антиквариат, так что фото получаются будто из 30-х. Роль «темной комнаты» выполняет чемодан — там негативы проявляют. А фигуры и лица на фотобумаге расцветают прямо на глазах прохожих: целая толпа стоит вокруг ванночки, где в коричневой жидкости плавает очередной кадр.

Москва ностальгическая продолжается на Страстном бульваре. Тут внушительная очередь к советскому автомату «Морской бой», а рядом делают молочные коктейли с помощью машинки «Воронеж-2». Ребята и девушки в пионерской форме предлагают попрыгать в «резиночки»: эту игру хорошо помнят нынешние 30-летние. «Никогда не понимал смысла», — ворчит мужчина, но его девушка уже отпустила его руку и скачет между натянутыми резинками, с трудом вспоминая положения ног, но улыбаясь, как маленькая. Театр «Лаборатория Театрика» воссоздал атмосферу коммунальной квартиры: плед мрачных цветов на кровати, чайник с цветочками и подстаканники, за столом сидит актриса в халате и бигуди  и играет в домино со всеми желающими. Картина получается довольно гнетущая. Впрочем, старшее поколение при виде металлического утюга, в который нужно закладывать угли, пускается в воспоминания: «Ой, у нас такой утюг до сих пор где-то лежит!» Актрисе Любови — около тридцати, но и для нее эта атмосфера очаровательна: «Мы даем людям повод вспомнить. Они могут показать внукам: вот такие игрушки у меня были, вот на этих счетах мы считали… Советское время особенное: тогда все стояли за партию, и эта сплоченность позволила нам восстановить страну после войны».

За столами — бумага и краски: можно порисовать, и, как ни странно, этим занимаются в основном взрослые. На лавочке рядом выставлены готовые работы. Подсыхает чей-то рисунок пионерки с красным флагом в руках и подписью: «Счастливое детство». Рядом — не рисунок, а лозунг на весь лист: «Шопоголики всех стран, объединяйтесь». В призыве тут, кажется, не нуждаются: у торговых ларьков не протолкнуться, за ностальгией выстроились очереди. В ларьках — советское изобилие: статуэтки рабочих, собак и девушек с оленем, бюстики Ленина и (почему-то) Цезаря, сервиз с голубыми цветочками, серебро, лампы и вазы.

— Мы с тобой это выбрасываем, а люди подбирают и продают, — ворчит молодой мужчина, обращаясь к спутнице. А их ровесница примеряет поверх своей одежды времен капитализма советское розовое платье в горошек — потому что не старье, а винтаж. В нескольких метрах от бюстиков вождя — танцплощадка: веселые молодые люди танцуют, как «стиляги». В СССР им бы за такое порвали идеологически чуждые джинсы.

Если пройти по Бульварному кольцу чуть дальше, можно погрузиться в более далекое прошлое. На Страстном — передвижная фотобудка, а на Петровском бульваре — передвижная кузница, аутентичная, почти целиком из дерева. Кузнец в кафтане и шапке с меховой оторочкой раздувает меха, в открытом очаге среди углей лежат гвозди. То и дело он вынимает металл из огня на наковальню и дает постучать молотком детям, сгрудившимся вокруг.

На соседнем столе детей и взрослых учат плести кукол из соломы, перевязывая пучки нитками. Чуть дальше — гончарный круг: мальчик в одноразовом фартуке сосредоточенно пытается придать куску глины форму горшка. Готовые горшки стоят на прилавке рядом, продавцы уверяют, что они подходят для готовки и хранения еды. «Мы семейная мастерская «Светомир», — объясняет гончар Мирослава. «Скоро буду Мирославой и по паспорту», — улыбается она и провожает фразой «Во благо» каждого, кто покупает (или даже не покупает) у нее горшок. Вот только в Москве своих гончаров, видимо, не нашлось: на день рождения Москвы «Светомир» приехал из Твери.

Раздолье для детей начинается на Трубной площади: за столами с детьми занимаются сотрудники «Центра раннего развития»: рисуют, лепят и вырезают. Это, конечно, не настоящий горшок своими руками, но сделать объемную аппликацию собачки с помощью шерстяных ниток удается каждому. В подвижные игры с детьми играют клоуны. Четверо студентов циркового училища непринужденно ставят булавы себе на нос и учат малышей жонглировать мячами, девочка лет семи изумленно кричит: «Ух ты!» всякий раз, когда ей удается подкинуть и поймать сразу два мяча.

Развлечения не прекращаются: можно гулять по Москве и натыкаться на настольный футбол посреди тротуара, конкурсы и шествия. По Неглинной шагает карнавал, осыпая зрителей конфетти. Огромный цветочный корабль проплывает мимо людей, и кораблю, не удержавшись, машут из окна девушки в униформе местного отеля. Артист в карикатурном френче и полосатых чулках держит на одном пальце сразу два вращающихся мяча. Чернокожий барабанщик предлагает девочке в первом ряду толпы бить в его барабан. У девочки забинтована правая ладонь, стучать она может только левой — но стучит изо всех сил, вплетая бой в радостный шум города. Уставшая «живая статуя», сплошь в золотой краске, опускается на лавочку, а сидящая рядом старушка предлагает «статуе» горячую вафлю на палочке. Москва на два дня превратилась в свободный город с уличной торговлей и музыкой, где пекут вафли прямо на улице, а на каждом углу бесплатно раздают конфеты. К сожалению, день рождения только раз в году.

Фото Евгения ФЕЛЬДМАНА

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera