Сюжеты

«Укропы? Нехай»

Что говорил президент Порошенко в Мариуполе, был ли обстрел блокпостов и о чем думают офицеры украинской армии

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 101 от 10 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Зинаида БурскаяКорреспондент

 

Что говорил президент Порошенко в Мариуполе, был ли обстрел блокпостов и о чем думают офицеры украинской армии


Фото: ТАСС

Президент Украины прибыл в Мариуполь в понедельник утром. По городу перемещался в сопровождении нескольких милицейских машин с мигалками. На входе во «Дворец молодежи», где должна была состояться встреча Порошенко с защитниками Мариуполя и журналистами, охрана требовала выключить телефоны и планшеты: «чтобы все прошло безопасно, а то вдруг что».

— Половина из их нас ненавидит, — видя наше недоумение, пытается объяснить одна из украинских журналисток. — «Они» — в смысле, жители города, «нас» — то есть, украинцев.

Мариуполь — рабочий город. Два промышленных гиганта: металлургический комбинат им. Ильича (который президент посетил в середине дня), и «Азовсталь». Оба принадлежат Ринату Ахметову. Жители Мариуполя в один голос говорят, что войны не хотят, но многие при этом сочувствуют самопровозглашенным республикам, а некоторые после минских переговоров открыто заявляют о том, что ждут «освобождения города» или «прихода наших». Каким образом в головах уживается «нет войне» и «освобождение» — непонятно.

Но во «Дворце молодежи», где расположен штаб гражданской обороны, на встрече с Порошенко, который поднялся на сцену вместе с губернатором Тарутой, мэром Хотлубеем (недавно горожане освистали его на антивоенном митинге) и замглавы администрации президента Зубко, собрались те, кто защищал город от войны последние недели и, по словам президента, сделал его знаменитым на весь мир. «Это большая честь — жить в этом городе», — сказал Порошенко. — Мариуполь всегда будет украинским, проукраинским, нашим. Можно сломать все — дух украинский не сломить».

Дважды пели гимн. Первый раз — под музыку, второй, в завершение встречи, — а капелла. Порошенко рассказывал о том, что враг хотел окружить город, что планировал танковый удар со стороны Новоазовска, но атаку удалось отразить. Что сейчас Мариуполь достойно охраняют и военные проработали планы по отражению танковых атак с трех сторон. Заявил, что снабжение армии постоянно улучшается.

«Заберите свои войска, закройте границу, — потребовал украинский президент, обращаясь не к слушателям, а к России, — и мы быстро все решим, найдем компромисс».

Порошенко также сообщил, что за последние дни удалось освободить из плена 1200 украинских военных и добровольцев. Поделился с собравшимися тем, что в день выступления празднует 30-ю годовщину свадьбы, передал жене привет на камеру и пообещал в следующем году приехать в Мариуполь всей семьей.

Продемонстрировал залу темно-зеленый шеврон с веточкой укропа: «Нехай вони нас називають «укропами». Тому що УКРОП розшифровується дуже просто – «Український опір» (украинское сопротивление. З.Б.)!» — и сорвал аплодисменты. Нашивки с укропом начали появляться примерно месяц назад. Их придумал украинский художник Андрей Ермоленко, который создает шевроны для батальонов территориальной обороны.

В конце встречи Порошенко упомянул, что в 13.30 из-за его приезда в город, начался обстрел блокпостов. «Думали напугать, — написано в президентском твиттере. — Никто их не боится!».

После встречи глава государства уехал в аэропорт, где находится местный штаб АТО, чтобы вручить награды украинским военным.

 

Однако на восточных блокпостах Мариуполя, в нескольких километрах от которых стоят силы ДНР и, как говорят украинские военные, российские войска, об обстрелах, произошедших из-за визита президента, ничего не знали.

В течение двух дней, предшествовавших перемирию, эти блокпосты держали оборону города. Через них на передовую выходила техника, военные, пограничники и добровольческие батальоны, через них обратно вывозили раненых. Один из блокпостов тогда был обстрелян, о чем до сих пор напоминают порванные линии электропередачи, сгоревшая техника и выжженные поля.

Центральный блокпост (тот, что на трассе на занятый ДНРовцами Новоазовск) обстреляли уже после введения перемирия — в ночь с субботы на воскресенье. Сгорело несколько машин и газовая заправка,  пострадало здание мотеля. Осколками посекло деревья и дорожные знаки.

— Мы сопровождали колонну танков от одного блокпоста до другого, — рассказал боец с позывным «Чех». Он сидел прямо на бордюре, за спиной — зарево пожара на заправке, сам то ли слегка контужен, то ли просто в шоке. — Как только пришли сюда, сразу началось. Двадцать залпов насчитал. Они отслеживают наши перемещения. Но по танкам так и не попали.

Военные рассказывают, что обстрел был и в воскресенье: «Работали по вон той лесопосадке». В понедельник, говорят, было тихо. «Но подождите, еще только 6 вечера. День не закончился».

— Я тебе ничего говорить не буду. Просто покажу, — один из украинских офицеров на центральном блокпосту ведет меня смотреть разрушения после ночного обстрела. — Эти дыры в асфальте… Дело не в донбасских дорогах, это от ваших прилетело! Деревья тоже не ветром поломало. Теперь туда смотри… — показывает на полностью сгоревшую машину. Потом ведет на обочину трассы. — Видишь?

Черный обугленный круг между окопами. Разбросаны вещи.

— Тут палатки стояли. Самые страшные минуты, это не объяснишь, когда я бежал сюда и думал, как я буду звонить матерям и что я им смогу сказать… Обошлось. Когда ваши стреляли, тут никого не было.

Когда я учился в военном училище, нас готовили к тому, как нужно воевать со странами НАТО, с США, но никогда и речи не заходило о том, что можно воевать с Россией. Это безумие! Война, развязанная толстыми кошельками… Этими двумя… — пытается подобрать цензурное слово, — двумя президентами. Когда все закончится, я выпью три рюмки. Первую — за тех, кто выжил. Вторую — за тех, кто погиб. А третью — за Путина. Благодаря ему, у нас родилась страна, поднимается армия, мы стали чувствовать себя украинцами. Он сплотил нас.

Я служил во внутренних войсках и на Майдане был по другую сторону баррикад, меня и моих пацанов жгли коктейлями Молотова… Но это были свои. А чужим… Мы никому не позволим топтаться на нашей земле. Я никому не позволю.

Офицер говорит, что на блокпосту ждут обстрелов каждую ночь.

— Сегодня вот опять поступила информация, что они готовятся к наступлению. Приезжай часам к одиннадцати вечера, сама все увидишь. Близко не подходи, чтобы не зацепило, а еще лучше засядь в какой-нибудь многоэтажке, может, наткнешься на их корректировщика. Их здесь много лазает…

Мариуполь

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera