Мнения

Обама наносит удар

Америка принимает вызов – и не только от своего лица, но и в интересах всего человечества, столкнувшегося с угрозой, равной которой не было, пожалуй, уже семьдесят лет.

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 103 от 15 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Георгий МирскийДоктор исторических наук

Америка принимает вызов – и не только от своего лица, но и в интересах всего человечества, столкнувшегося с угрозой, равной которой не было, пожалуй, уже семьдесят лет.

Барак Обама. Фото ЕРА 

Давно уже выступление какого-либо главы государства не ожидалось с таким нетерпением, как речь президента Обамы по поводу борьбы с «Исламским государством». И эта речь оправдала ожидания: президент сказал именно то, что хотело от него услышать большинство американцев, равно как и миллионы людей по всему миру. Америка принимает вызов – и не только от своего лица, но и в интересах всего человечества, столкнувшегося с угрозой, равной которой не было, пожалуй, уже семьдесят лет.

Барак Обама выступил день в день в годовщину террористического акта 11 сентября 2001 года, когда посланные Усамой Бен Даденном боевики джихадистской группировки «Аль-Каида» разрушили башни-близнецы в Нью-Йорке . И это символично: ведь что такое ИГ, «Исламское государство» ? Дочка той же «Аль-Каиды», пусть сейчас дочка нелюбимая, сбежавшая из дома. Первое название бесчинствующей в Ираке и Сирии преступной банды фанатиков – «Аль-Каида в Двуречье» ( т.е. в Ираке), второе – «Исламское государство в Ираке», третье – «Исламское государство в Ираке и Шаме» ( т.е. в Леванте, Большой Сирии). Теперь вся география  отброшена – просто ИГ. Более того: лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади провозгласил создание Халифата, а себя объявил халифом Ибрагимом.

Абу Бакр аль-Багдади. Фото ЕРА 

Чтобы было понятнее: первое поколение крайних исламистов-джихадистов убивало советских солдат в Афганистане, второе – американских солдат в Ираке, третье – солдат правительственных войск Сирии и Ирака. И при этом всегда, конечно, эти боевики , приверженцы суннитского толка ислама, убивали и убивали бесчисленное количество шиитов – тоже мусульман, но «не тех». А лозунг все три десятилетия остается тот же: защита ислама от неверных, освобождение исконных мусульманских земель («от Андалузии до Бухары»), образование теократических исламских государств, искоренение всех светских начал в обществе. Верность заветам Бен Ладена, создавшего помимо «Аль-Каиды» еще и «Всемирный исламский фронт борьбы против евреев и крестоносцев».

Нынешний кризис начался, когда ИГ еще под прежним названием, вдоволь навоевавшись в Сирии как против режима Асада, так и против конкурентов из оппозиции, решил вернуться в Ирак, откуда он вышел тремя годами раньше, после начала беспорядков в Сирии. В Ираке джихадистам благоприятствовало широкое возмущение суннитских масс политикой правительства, возглавлявшегося шиитом Нури аль-Малики. Не надо забывать, что после свержения американцами в 2003 г. Саддама Хусейна вся социальная пирамида в стране перевернулась с ног на голову: ведь первые в истории свободные выборы дали большинство в парламенте и правительстве шиитам (60 % населения). Последнее стали первыми, и наоборот. Тупая антисуннитская линия Малики восстановила против власти суннитские племена как раз в той части страны, которая прилегает к Сирии. И боевики Багдади устроили в июне настоящий блицкриг, захватили Мосул, обратили в бегство иракскую армию, получили несметное количество американского оружия и военных материалов.

Это было лишь начало. Сейчас  ИГ – это не группировка, а настоящее террористическое государство. Туда со всех концов мира ислама нахлынули десятки тысяч людей из 80 стран мира, многие с семьями. Халифат уже захватил треть территории Ирака и четверть территории Сирии, контролирует важнейшие энергетические и водные ресурсы обеих стран, добывает нефть и продает ее по демпинговым ценам, зарабатывая на этом минимум 1 млн. долларов в день. Наконец, мощной базой благосостояния  «государства душегубов» были огромные средства, передававшиеся ему религиозными фондами Саудовской Аравии ( но не саудовской властью, как ошибочно считают некоторые; династия понимает, что наследники Бен Ладена – ее смертельные враги).

Но не это вызвало панику и на Арабском Востоке и на Западе, а нескрываемая агрессивность, открытый и наглый экспансионизм джихадистов, их намерение уничтожать всех несогласных, наконец – такой уровень зверства, который даже в этом вечно залитом кровью регионе превзошел все до тех пор известное. Точкой отсчета противостояния США с исламистами стало вторжение ИГ в Иракский Курдистан, фактически самостоятельную часть Ирака, хотя формально в него входящую. Курды – единственные подлинные и искренние союзники США во всем огромном регионе, позволить ИГ поработить их для Вашингтона немыслимо. И когда бандиты ИГ подошли к главному городу Иракского Курдистана Эрбилю, Обама послал авиацию. Бомбежки сделали свое дело, джихадисты отошли. Но что дальше?

Ясно, что если не остановить ИГ, этот монстр двинется дальше, и если даже ему не удастся овладеть Багдадом и югом Ирака  с преобладающим шиитским населением, он еще раз пересечет границы, ворвется в Иорданию и Саудовскую Аравию, создаст единый фронт с ХАМАС и возглавит новую коалицию врагов Израиля . Еще Бен Ладен говорил : «Дорога в Иерусалим идет через Багдад». Но и этого мало: сотни людей из разных стран Европы уже воюют в рядах ИГ, и что будет, когда они вернутся? Сколькие из них будут готовы надеть пояс шахида?

Было решено положить конец экспансии ИГ. Но войну приходится вести  довольно сдержанно, потому что США  опасаются быть обвиненными в уклоне в сторону шиитов, в образовании «антисуннитского фронта». Ведь кроме Ирака, Ливана и Бахрейна во всех арабских странах сунниты составляют большинство населения, суннитским политикам принадлежит власть. И американцы (без которых разгром ИГ невозможен) не могут себе позволить выглядеть союзниками иракских шиитов.

Но еще ни одна война в истории не выигрывалась только с воздуха. Посылать опять американские войска? Но ведь  настроение американского общества после Афганистана, Ирака, Ливии изменилось коренным образом, люди категорически против новых военных экспедиций. Трагический парадокс: американское общество почти не возражало против интервенций в Афганистане и Ираке, в общем-то, как выяснилось, ненужных и провальных, а вот именно сейчас, когда действительно есть реальный и опаснейший враг, никто и слышать не хочет об отправке в Ирак даже «ограниченного контингента». Кроме того, новое появление американских солдат вызвало бы в арабских странах мощнейший подъем антиамериканских настроений. Молодые пассионарные мусульмане, далеко не только арабы, нахлынули бы в Ирак опять для борьбы против интервентов. Поэтому о сухопутной операции и речи нет. В Ираке три задачи: заново создать армию, но это может быть сделано при условии полного отказа от антисуннитской линии Малики, что не так просто, учитывая огромное влияние Ирана – колыбели политического шиизма; вооружить курдов, создать из них мощную военную силу (но как к этому отнесутся уже не только Иран, но и Турция с их собственными курдскими проблемами?); попытаться вбить клин между пришельцами-джихадистами из ИГ и местными иракскими суннитами, для чего опять-таки надо серьезно менять политику правительства в Багдаде.

Но это полдела. Для разгрома ИГ необходимо лишить его тыла, который находится в Сирии. А это проблема сверхделикатная: во-первых, с правовой точки зрения в Сирии, суверенном государстве, американская авиация не имеет права действовать. Ирак – другое дело, там само правительство в панике позвало на помощь США, но Асад-то этого не сделает – как быть? Во-вторых, уничтожая ИГ в Сирии, Обама будет тем самым ослаблять – а если повезет, то и устранит – главную, смертельную угрозу именно тому режиму, против которого он сам выступает в течение трех лет. И Асад, и ИГ– враги Америки, но кто хуже? Конечно, ИГ, это мнение уже доминирует в США, но как заключить хотя бы негласный альянс с Асадом, избежав при этом потери лица? Вот проблема лично для Обамы, а в целом для Запада надо выработать такую стратегию, которая позволила бы, не жертвуя жизнями «своих ребят», покончить с угрозой воинствующего исламизма, но сделать это так, чтобы не укреплять позиции « тройственного альянса», о котором давно уже говорят в западных СМИ: Башар Асад – аятолла Хаменеи– Владимир Путин. И ведь как на грех, именно сейчас развернулась эта украинская история, Запад и Россия оказались в противоположных лагерях, Западу вроде бы надо наносить удары по Москве, где только можно, не ограничиваясь санкциями, а тут получается, что Обама, если разбомбит позиции ИГ в Сирии, спасет единственного союзника Москвы на Ближнем Востоке.

И Асаду не так легко выйти из этого тупика. Пойдя даже на негласный альянс с создаваемой Обамой коалицией, сирийский президент рискует своей репутацией – он будет выглядеть не только как слабак, позволивший американским империалистам хозяйничать на сирийской земле, но и  как глава антисуннитского фронта, а в его стране сунниты составляют 75 % населения.

Что касается Москвы, то, если иметь в виду не официальную позицию, а информационно-пропагандистскую сторону дела, надо ожидать очередного приступа антиамериканской истерии под девизом : «Не вышло в прошлом году разбомбить Сирию под предлогом химического оружия, так сейчас постараются свалить Асада под соусом борьбы с джихадистами, которых сами же и создали». И печально, что очень многие люди этому поверят – иначе и быть не может, учитывая долгие годы антиамериканской  пропаганды.

Георгий МИРСКИЙ, заслуженный деятель науки РФ 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera