Сюжеты

Они не чешутся

Камчатские чиновники от медицины отказываются замечать очевидное: противоблошиные браслеты на сотрудниках, недоукомплектованные бригады «Скорой», а также чудовищную детскую смертность

Этот материал вышел в № 108 от 26 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Владимир ХитровНовая газета

 

Камчатские чиновники от медицины отказываются замечать очевидное: противоблошиные браслеты на сотрудниках, недоукомплектованные бригады «Скорой», а также чудовищную детскую смертность

Пациенты Камчатской краевой больницы обратили внимание на странное поведение медиков. Они ходили по корпусам почесываясь. Вскоре выяснилась причина, которая не давала «эскулапам» спокойно трудиться: в главном медицинском учреждении региона завелись… блохи.

«Медсестры рассказывали мне, что у них в укусах руки, ноги, плечи. Да я и сам это видел. Понятно, что работать в таких условиях женщинам некомфортно. Но и выбора у них нет — не прогуливать же… Насколько я понял, блохи оккупировали подвальные помещения. А уже из них пробрались на этажи», — поделился впечатлениями от посещения стационара депутат камчатского Заксобрания Сергей Голубев. Именно к нему на прошлой неделе из больницы поступил тревожный сигнал.

Медицинские руководители оперативно отреагировали на визит депутата. Покусанным сотрудникам объяснили, что нарушать корпоративную этику, а заодно и беспокоить общественность по мелочам — ни к чему.

Когда вслед за Голубевым в больницу приехали журналисты, медсестры были уже не такими словоохотливыми. Правда, одна из них сказала мне, по секрету, что блохи периодически появлялись и раньше. Девушка делилась конфиденциальной информацией с опаской, переживала, что ее могут уволить за разглашение этой врачебной тайны… Услышав комментарий заместителя главврача Марины Степановой, я пришел к выводу, что опасения медсестры не напрасны.

«Да они больные на голову, — охарактеризовала своих коллег Степанова. — Это не врачи, это младший медперсонал… Они специально это подстроили, а потом позвонили и надели браслеты…»

Ей оставалось добавить, что медсестры сами себя покусали.

Сообщение о блохах, конечно, не лучшим образом отразилось на репутации авторитетного в регионе медучреждения. Все-таки XXI век на дворе. По телевизору рассказывают, как камчатское здравоохранение развивается, какие огромные деньги тратят на его модернизацию, а тут выясняется, что кровососущие насекомые скачут по главной в крае больнице. Впрочем, большим потрясением для жителей Камчатки это известие, думаю, не стало. У нас, как говорится, и не такое бывало.

В прошлом году, например, врачи станции «Скорой помощи» из Петропавловска обратились с письмом к Путину. Они сообщили президенту, что в краевом центре не осталось ни одной спецмашины «скорой помощи», ни одной укомплектованной медицинской бригады!

Утечка информации от врачей к главе государства вызвала нервную реакцию со стороны местных властей. Заместитель регионального министра здравоохранения Марина Волкова принялась развенчивать доводы недовольных медработников. Суть ее выступлений в электронных СМИ сводилась к тому, что камчатскую медицину практически оболгали. Чтобы узнать правду из первых уст, я отправился на интервью к замминистра. Марина Волкова не сразу, но признала: укомплектованных бригад на станции действительно нет! Правда, объясняя такую ситуацию, Волкова добавила, что краевые власти только в январе 2013 года взяли станцию под свое крыло. А до этого, мол, на ней хозяйничал муниципалитет. Я возразил, что людям все равно, к кому относится станция. Важно, чтобы она работала хорошо. Ненормально, когда после стольких лет «стабилизации» пациентов возят на «грузовых фургонах». После этих слов Марину Волкову будто подменили:

— Да о какой стабилизации, вы говорите?! За это время весь парк машин вышел из строя! В 2011 году закупили машины, которые лучше бы не закупали. А вы говорите «стабилизация»! Сделали здание, которое течет. Не благоустроили площадку. Не принимали мер никаких по привлечению кадров в «Скорую помощь». Не выделяли жилье и меры социальной поддержки не осуществляли. Заработная плата была ниже, чем в других структурах. И вы говорите о том, что было. Может быть, было болото?

Действительно, камчатскую медицину можно назвать «болотом». Хотя вот губернатор Владимир Илюхин наградил губернаторской грамотой руководителя родильного дома № 1 в Петропавловске — смертельно опасного родильного дома.

Вот лишь несколько фактов из сообщений Следственного комитета и информагентств.

15 июля в городском родительном доме № 1 появился на свет мертвый ребенок. По одной из версий, он задохнулся, не дождавшись помощи врачей.

8 августа в этом же роддоме умер недоношенный ребенок. По данным следователей, медики пытались скрыть трагедию. По этому факту сейчас проводится проверка.

18 августа во время кесарева сечения всё в том же роддоме у 42-летней пациентки открылось кровотечение. Спасти роженицу не удалось. Спустя несколько часов умер и ее ребенок. У погибшей женщины остались трое детей.

А вот совсем свежая информация из Следственного комитета: «8 сентября 2014 года в КГУЗ «Городской родильный дом № 1» в городе Петропавловске-Камчатском в ходе кесарева сечения у роженицы 1981 года рождения врачи извлекли двух мертвых младенцев. По данному факту организовано проведение доследственной проверки».

В середине августа женщины, потерявшие детей и здоровье, готовы были выйти на митинг. Тогда с ними соизволили встретиться представители краевой власти и минздрава. Разговор получился очень тяжелым и длился несколько часов.

Десятки женщины обвиняли медиков в преступной халатности, бездушии, хамстве, непрофессионализме, взяточничестве. Говорили, что врачи после своих ошибок уничтожают или подменивают документы.

Все эти слова выслушивал главный в камчатском здравоохранении человек — вице-губернатор Валерий Карпенко. Он, естественно, обещал во всем разобраться и убедительно просил женщин не обращаться в СМИ. Ну не нравится начальникам, когда о здравоохранении пишут не со слов их пресс-секретарей, а со слов пациентов. В отчетах-то все, наверное, выглядит куда лучше, чем в жизни. Хотя и по отчетам ситуация в медицине не блестящая. По официальным данным, в Карагинском районе Камчатки младенческая смертность превышает плановые показатели в 7 раз, в Олюторском районе — в 4 раза. На этом фоне даже Петропавловск выглядит островком благополучия…

 

Петропавловск-Камчатский

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera