Сюжеты

Обама сейчас на арабском коне

Георгий МИРСКИЙ: Президенту США удалось сколотить коалицию арабских государств против «Исламского государства»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 108 от 26 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Мария Епифановасобкор в странах Балтии

Георгий МИРСКИЙ: Президенту США удалось сколотить коалицию арабских государств против «Исламского государства»

Выступление Барака Обамы на 69-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Фото: EPA

В понедельник армия США при поддержке Саудовской Аравии, Бахрейна, Иордании, Катара и ОАЭ нанесла авиаудары по 20 объектам «Исламского государства» (ИГ) в Сирии. Во вторник американский президент Барак Обама официально анонсировал начало военной операции. По словам Обамы, в планы Белого дома также входит тренировка и вооружение сирийской оппозиции, которая борется с ИГ.

О том, какую стратегию выбирает американское руководство и как меняется расклад на Ближнем Востоке, «Новой» рассказал доктор исторических наук Георгий МИРСКИЙ.

 

— Планировались ли заранее удары по позициям «Исламского государства» в Сирии, или же толчком послужило бегство в Турцию сирийских курдов?

— Эта идея, видимо, развивалась у американского руководства постепенно. Впервые Барак Обама пустил в ход авиацию после того, как ИГ вторгся в автономный регион Иракский Курдистан, и возникла угроза захвата джихадистами главного города региона Эрбиля и нефтяных месторождений. Американские самолеты спасли курдов, но вскоре стало ясно, что ударами с воздуха можно только предотвратить дальнейшую экспансию ИГ, но не разбить эту террористическую группировку, уже создавшую в Сирии и Ираке собственное настоящее государство под названием «Халифат». Прежде всего было необходимо нанести удар по тылу и главной базе ИГ в Сирии, откуда они и пришли. Все было готово, нужен был подходящий предлог, и само же ИГ его предоставило: сначала отрезав головы американским и британским гражданам, затем напав на земли сирийских курдов. Почва была готова для того, чтобы мировое сообщество согласилось с необходимостью обезвредить этих изуверов.

— Но ведь с точки зрения международного права военные действия на территории суверенного государства можно проводить только с его согласия или по решению Совета Безопасности ООН.

— Совершенно верно, но пусть те, кто на этом настаивает, обратятся к курдам, бросившим свои дома, к езидам, которых закапывали живьем, к шиитам, которых расстреливали тысячами, к христианам, от которых потребовали перейти в ислам под угрозой смерти. Ждать «согласия» или «решения» можно было до тех пор, пока целый огромный регион не окажется под властью извергов и мракобесов. Мне это напоминает ситуацию с Камбоджей в 1970-х годах, когда полпотовские палачи уничтожили почти треть населения страны (в основном убивая ударами мачете или вбивая гвозди в затылок), а в ООН говорили, что нельзя вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. Если бы не вьетнамская армия, погибло бы большинство жителей Камбоджи. Кроме того, отмечу еще вот что: район, по которому наносятся удары, давно уже не контролируется сирийским правительством, там уже два года хозяйничает оппозиция. Бомбят территорию, подчиняющуюся не Башару Асаду, а его врагам, тем самым, между прочим, которые представляют для него наибольшую, смертельную угрозу, так что Асад должен быть доволен, что коалиция, возглавляемая США, уничтожает именно ту зловещую силу суннитского экстремизма с ее вековой ненавистью к шиитам, которая рано или поздно дотянется и до него, если ее не остановить. А кто может ее остановить, кроме Америки и ее союзников? Вот и получается, что без всякого отношения к международному праву Обама сейчас объективно является союзником Асада. Оба это понимают, но по политическим соображениям не могут это признать

— Можно ли считать проводимую сейчас операцию успехом Обамы?

— Более того, я считаю, что это крупнейшее внешнеполитическое достижение Барака Обамы за все годы его президентства. Не потому, что он послал самолеты кого-то бомбить — это делают все американские президенты, а потому, что он сумел сколотить коалицию, в которую входят пять арабских государств. Представляете себе, что бы было, если бы одни американцы (или даже с французами и британцами) бомбили объекты в Сирии? Во всем исламском мире, да и не только в исламском, поднялись бы мощные манифестации: «Американские агрессоры опять бомбят арабскую страну!», «Враги ислама уничтожают мусульман!» и т.д. А сейчас ничего не скажешь: большинство стран Арабского Востока воюют против общего врага, против этой новой чумы, против тех, кого, между прочим, не кто иной, как Рамзан Кадыров, назвал «врагами ислама» (а в устах политика-мусульманина это звучит посильнее, чем «враг народа»).

Все это не означает, что победа над ИГ гарантирована. Не исключено, что в конечном счете вся эта история окажется провалившейся авантюрой. Это произойдет, если придется все же отправлять на войну американские наземные войска, и президент будет выглядеть обманщиком, а морская пехота опять, как и 10 лет тому назад в Ираке, завязнет в партизанской войне. Или же, если США воздержатся от сухопутной операции, но поскольку войны не выигрываются ударами с воздуха, ИГ сохранится и станет постоянной угрозой для всего региона. Но это — дело завтрашнего дня, а сегодня Обама на коне. Он привлек на свою сторону такие важные страны, как Саудовская Аравия и Иордания.

— А чем мотивировано согласие правительств этих стран вступить в альянс с Америкой, крайне непопулярной в регионе?

— Конечно, не тем, что они возмущены зверствами исламистов. Власти арабских стран думают, грубо говоря, о собственной шкуре. Они знают, что если ИГ консолидируется и укрепится, оно не может, просто по определению, по своей сущности, замкнуться в нынешних границах. Боевики ИГ, натолкнувшись на сопротивление иракских шиитов и курдов, двинутся в соседние суннитские страны — прежде всего в Иорданию, где существует серьезное радикальное движение, и в Саудовскую Аравию, свергнуть правящую династию которой им завещал их духовный отец Усама бен Ладен. Поэтому борьба с ИГ для монархов Иордании и стран Залива — это вопрос жизни и смерти. И они пошли на серьезный риск: ведь суннитские массы населения их стран могут прислушаться к исламистской пропаганде, которая уже твердит, что нечестивые и предательские власти капитулировали перед Западом и вступили в союз с врагами ислама — крестоносцами, шиитами и сионистами. Для правителей арабских стран коалиции возможны большие неприятности. Но страх перед ИГ перевесил риски.

— А насколько имеет под собой основание такое подозрение: под предлогом борьбы с ИГ США хотят свергнуть режим Асада?

— Во-первых, удары наносятся по строго ограниченной территории, где находятся объекты ИГ, и если ракета упадет на казарму правительственных войск (а при современной технологии это завтра же покажут на экранах всего мира), Обама будет выглядеть как мошенник, и он это понимает. Во-вторых, даже если он все же выкинет такой некрасивый номер, это не приведет к падению режима Асада. Точно так же, как нельзя с воздуха выиграть войну против ИГ, невозможно воздушными ударами свалить правительство Сирии. Нужны сухопутные войска, а их нет ни в том, ни в другом случае. Вырисовывается безотрадная перспектива нескольких долгих изнурительных войн в регионе, от которых не может выиграть никто, кроме транснационального радикального исламизма — джихадизма.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera