Сюжеты

Провокация и глупость

В Замоскворецком суде завершились слушания по делу антифашиста Алексея Сутуги

Фото: «Новая газета»

Общество

Надежда ПрусенковаМаксим Прошкин«Новая газета»

В Замоскворецком суде завершились слушания по делу антифашиста Алексея Сутуги

Алексей Сутуга

В минувший четверг сторона защиты закончила представлять доказательства и прошел допрос подсудимого.

Напомним, эта история — вполне рядовая. Вечером в кафе одна компания подралась в кафе с другой. Подралась — громко сказано, покидали друг друга подносы и стулья, раздался выстрел, все разбежались. Место происшествия — кафе «Сбарро» у метро Октябрьская, где подобные стычки, прямо скажем, не редкость. Еще нюанс — одна компания состояла из националистов, другая — из антифашистов. Среди последних — известный медийный антифашист Алексей Сутуга, не судимый, но имеющий богатую историю общения с сотрудниками центра Э. А потерпевшие — юные наци, один из них — Вячеслав Белов ходил маршем в колонне «Вотан Югенд», другой — Рустам Мирза — уже четыре раза был потерпевшим в делах о драках с антифашистами. С такими аргументами стихийная стычка задним числом квалифицировалась в хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору и нанесением побоев (ст 213 ч2 и 111 УК РФ, до семи лет лишения свободы).   

По версии следствия, вечером 2 января в кафе «Сбарро» несколько парней, в том числе Алексей Сутуга, он же Сократ, напали на компанию молодых националистов. В течение минуты швыряли в потерпевших столы, стулья и посуду, а также били — руками, ногами и спаянным в форме молотка куском арматуры, и резали ножом. На очной ставке потерпевшие — московские студенты Вячеслав Белов, Рустам Мирза и Марк Пархоменко опознали Алексея Сутугу как одного из нападавших. Белов утверждал, что именно Сутуга бил его молотком по голове (В суде, правда, сказал, что уже не уверен, так как закрывал лицо руками).

Били ли вообще Белова молотком по голове — этот вопрос до сих пор не прояснился. Побои с Белова зафиксировала в медкарту приехавшая на место скорая. Экспертиза проводилась на основе данных из карты Белов — в ней указано, что у молодого человека зафиксирована ссадина на лице и гематома на ноге. А следов, которые не смог мог бы не оставить молоток из арматуры на голове и лице, нет. Но дальше медкарта чудесным образом исчезла — следователь Ушков не приобщил ее к материалам дела, в ОВД ее также нет, суд запросил данные из архива больницы, но, по словам судьи, «они редко когда что-то находят». Приглашенная в суд эксперт Анна Бархатова, которая проводила медэкспертизу, подтвердила, что все выводы делались на основании данных медкарты Белова, которую предоставлял следователь. Он же ее и забирал. И что обстоятельства произошедшего излагались только в постановлении следователя, сделать такие выводы на основании медкарты — невозможно.

Подсудимый Алексей Сутуга своей вины не признает, хотя и не отрицает, что был тем вечером в злополучном кафе. Свою версию произошедшего он рассказал в суде. По его словам, 2 января он встретился с девушкой Инной — обсуждали рабочие вопросы, прогуливались. Навстречу шли трое парней, незнакомых, они узнали Сократа, поздоровались, сказали, что тоже антифашисты, предложили пообщаться.

— И что, вы пошли куда-то с незнакомыми вам людьми? — удивилась судья.

— Я коммуникабельный и всегда разговариваю с молодежью! — отвечал подсудимый.

Кто-то предложил зайти в кафе, «Сбарро» оказалось первым попавшимся. У стены сидела компания, человек шесть-семь. Антифашисты прошли в дальний зал, двое из них пошли за едой. Сутуга, девушка и третий парень услышали повышенные тона и шум. Выбежали — уже полетели стулья. Сутуга сказал девушке уйти из кафе, а сам попытался остановить дерущихся.

— Все было очень быстро, секунд тридцать, это не была драка, в рукопашную никто не шел. Так, подносы летали, стулья, — рассказывал Алексей, — никакого оружия в руках не видел. 

По его словам, предметы швыряли обоюдно. Он видел упавшего на пол Белова (о том, что это Белов, узнал из материалов дела, он был в красной куртке), Белов схватил Сократа за ногу. «Резко вырывая ногу, я мог нанести ему удар по руке, но несильно и неумышленно». После выстрела из травматического пистолета драка прекратилась.

— Почему вы убежали? Боялись выстрелов?

— В меня уже попадали пули. Мне не хотелось это повторить.

Вернувшись домой, рассказал о случившемся другу (свидетель Владимир Скопинцев был допрошен на одном из прошлых заседаний).

— Раньше я был уверен, что это спланированная провокация. Сейчас 50 на 50 — провокация и глупость.

Причины стихийной стычки подсудимому до сих пор неизвестны, но «скорее всего субкультурные, замешанные на идеологической основе». Потерпевших раньше Сутуга не встречал, но одеты они были как футбольные болельщики. Уже позже он видел фото Мирзы и Белова с нацистскими приветствиями, «а в суде видел: у Белова на сгибе локтя татуировка — волчий крюк, символ одного из отрядов СС, а теперь еще и батальона «Азов».

— А кричал ли кто-нибудь «Смерть бонам»? — спросил адвокат.

— Не слышал.

— А кто такие боны?

— Это от английского бонхэд — тупоголовые значит, так в Англии называли наци-скинхедов, чтобы отличать их от нормальных скинхедов.

— А русским скинхедам это обидно? –уточнила судья Коробченко. 

— Конечно.

Много вопросов у суда вызвала явка с повинной, написанная Сутугой после задержания. В ней ровно те же показания, кроме одного момента — там Сутуга говорит, что видел белый пакет. В белом пакете и лежал тот сваренный в виде молотка кусок арматуры. Позже, на предварительном следствии, от этих показаний антифашист отказался:

— Потому что следователь Ушков обманул. Он говорил, что есть видеокамеры, на которых все равно видно, кто и что делал. А если я напишу, что видел там пакет, то он не будет ходатайствовать об аресте, а попросит другую меру пресечения. 

— А чего вы испугались, если есть камеры?

— Ничего не испугался, просто белого пакета я не видел. И молотка не видел. И камер, как выяснилось, в кафе вообще нет. Хотя следователь говорил, что видео на компьютере, просто у него нет ключа от кабинета.

Алексей Сутуга еще раз подтвердил, что никакого белого пакета и молотка не видел — только на фото с места происшествия в материалах дела.

На этом судебное следствие завершилось. В понедельник — прения и последнее слово подсудимого. Затем — приговор.

«Новая» следит за развитием событий.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera