Мнения

О «патриотах» и «предателях»

Этот материал вышел в № 109 от 29 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вячеслав Измайловвоенный обозреватель

 

На концерте Андрея Макаревича, который проходил в «Доме музыки», распылили перцовый газ. Это логично и ожидаемо. Ведь с подачи прокремлевских ребят музыканта гнобят уже полгода. А по ведущим нашим телеканалам объявили, что он, а также Юрий Шевчук и иже с ними – друзья «киевской хунты». В общем, предатели.

А патриоты кто?

Во время недавней войны в Чечне самыми патриотичными считались казаки. Из них сформировали батальон. А командирами поставили, в основном, тех офицеров, которые не особенно годились в воинских частях: был недостаточно профессионален, конфликтовал с личным составом, начальством и т.п. Не отправлять же их обратно домой.

Многие казаки держали в руках оружие во время срочной службы, лет 15-20 назад. Но их сразу же отправили в самое пекло. Мол, хотели умереть за Россию, так и – пожалуйста! И никакой должной боевой поддержки и помощи.

Но некоторые выжили, вернулись в места постоянной дислокации на тех же БТРах и БМП, сидя на персидских, азербайджанских и дагестанских коврах, с «подарками» от местного населения. Тут как раз в Чечне наступило очередное перемирие. Встал вопрос: куда девать оставшихся в живых казаков – главных патриотов?

Выделили им в районе Грозненского аэропорта солдатскую казарму одного из подразделений 205-й мотострелковой бригады. Сами солдаты находились в «вечном» наряде (охраняли по периметру аэропорт и место дислокации 205-й бригады) и почти никогда не сменялись.

В общем, казаки, лежа себе на койках, день и ночь на войне валяли дурака. Так проходили день, два, неделя, вторая…

Вроде бы и хорошо на войне бить баклуши, но как-то непатриотично! Многих казаков потянуло домой к женам, детям. Но была одна проблема: по прибытии в Чечню кто-то из военных изъял у них паспорта и военные билеты. Кто и зачем, неизвестно. Видимо, живыми казаков возвращать никто не предполагал. Их даже в бане за все это время ни разу не мыли. А в кранах воды не было. Нет, это не по известной нашей причине. Дело в том, что в районе грозненского аэропорта в то время была сильная проблема с водой.  Где-то, кажется, трубу не дотянули. Легче было окунуть голову в водку, в изобилии привозимую делягами из Осетии (нередко отравленную), чем в воду.

Казаки от такого отношения к ним сначала слегка заволновались, потом взбунтовались.

Что делать с этими патриотами без войны, никто не знал.

Но тут как раз я из Ханкалы приехал, не помню, по какому вопросу. Местное военное начальство меня перехватило и отправило в единственном лице на «усмирение» казаков.

Так я узнал об их проблемах.

Самым трудным оказалось организовать для казаков баню. Решение этого вопроса можно вполне приравнять к подвигу.

Я его совершил.

А вскоре оставшихся в живых казаков-патриотов отправили домой. Кстати, когда таким образом решили эту «патриотическую» проблему, всем сразу стало легче.

Но тут как раз перемирие закончилось, и мы, подневольные солдаты и офицеры, в большинстве своем нормальные люди, а не «патриоты», продолжили эту, никому не нужную войну.

На этом свой доклад о патриотизме (как говорят нас, военных) разрешите считать законченным.

О «предателях»

В середине февраля 1996 года на Ханкале с военного борта высадился «десант»: прибыли известные тележурналисты программы «Взгляд» во главе с Александром Любимовым, «Новой газеты» во главе с ее тогдашним и нынешним главным редактором Дмитрием Муратовым и его замом Сергеем Соколовым, а «Московские новости» представлял военный обозреватель полковник Александр Жилин. Вместе с журналистами (одной командой с ними) прибыли и любимые нами артисты из группы «Чайф» во главе с Владимиром Шахриным, и Андрей Макаревич.

А, надо сказать, что Чечню, я имею ввиду наши войска в ней, артисты не баловали. Их, что называется, было всего ничего. Кроме тех, кого я назвал были Юрий Шевчук и несколько групп, военный ансамбль песни и пляски Северо-Кавказского военного округа. За что всем им большое спасибо! К жителям Чечни артисты вообще не приезжали. Видимо, кто-то считал это не совсем патриотичным делом, но больше из-за отсутствия должной безопасности со стороны военных.

В Афганистане было несколько больше. Много раз приезжали Иосиф Кобзон, Валерий Леонтьев. Но и там артисты давали концерты в больших гарнизонах. А на военных точках, которыми пестрел Афганистан, об артистах не знали…

Всех прибывших на Ханкалу журналистов и артистов разместили в обычной солдатской казарме, на обычных солдатских койках.

Правда, военные тыловики по такому случаю выдали новенькое постельное белье. Надо сказать, что после сна журналисты и артисты тщательно заправляли свои койки.

«Взглядовцы» отсняли интересные материалы. Помню, что таскал к ним для сюжетов солдат-воспитанников детских домов. Это считалось тогда очень «не патриотично». Но мои товарищи полковник Василий Донцов — зам.командира 22 бригады специального назначения (спецназ) Министерства обороны и полковник Александр Москаленко, офицер штаба Северо-Кавказского военного округа относились к этому с пониманием.

Программа «Взгляд», подготовленная тогда в Чечне, вышла на Первом канале телевидения 23 февраля в День защитника отечества.

Она понравилась всем: солдатам, офицерам, генералам и… боевикам, патриотам России, Чечни и непатриотам тоже.

Благодаря этой и другим «взглядовским» передачам я остался жив, но это совсем другая история…

Андрея Макаревич и группа «Чайф» дали концерты на Ханкале, где под клуб срочно оборудовали солдатскую столовую, спели в госпитале перед ранеными бойцами.

Конечно, далеко не все, кто служил в это время в Чечне, увидели эти концерты и любимых артистов. Но я так хотел, чтобы этих замечательных артистов увидело как можно больше бойцов.

По периметру Ханкалы, месяцами находясь в землянках и окопах, несли тяжелую службу солдаты и офицеры. Они очень устали от нечеловеческого напряжения, их психическое состояние было на пределе. Они не разу обращались к своим командирам и ко мне с законной просьбой сменить их. Выполнить это уставное требование было просто невозможно. Не было людей, много было раненых и больных.

Попросил ребят из «Чайфа» и Андрея Макаревича выступить перед ними. И они спели перед бойцами в окопах, без электроинструментов, без света, под простую гитару. Это было таким человеческим счастьем для солдат, для артистов, для всех нас. На глазах артистов и бойцов я видел слезы…

После этого концерта любимых артистов в окопах бойцы подошли ко мне и сказали, что теперь они выдержат (этой нечеловеческой жизни без должной замены) сколько надо. Тогда я пообещал, что еще пришлю к ним артистов. Но на войне все так динамично. Больше такого случая мне не представилось.

Правда, «патриоты» были, вроде тех, что распыляли в Москве на концерте Андрея Макаревича перцовый газ, но кому они на войне нужны?..

Юрий Шевчук пел перед бойцами, штурмовавшими Грозный в полутемной землянке, то есть там, куда «патриоты» от искусства не ходят.

Я познакомился с ним… в бане у нашего общего друга Виктора Машкова. Шевчука привел туда покойный наш товарищ Сергей Говорухин, кавалер Ордена мужества и медали «За отвагу», оставшийся в Чечне без ноги.

Вообще здесь, в бане у Виктора Машкова, в его загородном доме под Москвой собираются многие: патриоты и не патриоты, Герои России и люди, никогда ни с кем не воевавшие, различных принципов и исповедующие только один принцип — ценности человеческой жизни. Все они разных национальностей: русские, чеченцы, украинцы, осетины, татары, евреи (я водил сюда наших общих друзей — советников израильского посла Петра Шовета и Леонида Гринберга, когда израильские ребята были в заложниках в Чечне).Все мы десятилетиями дружим, а бьем друг друга разве только вениками в парилке.

Кстати, многие мои журналистские материалы зарождались именно здесь, в машковской парилке…

Среди нас не мало прошедших Афганистан, Чечню, другие «горячие точки». Всех нас по факту пребывания там причисляют в некие «списки патриотов».

А нас тянет ближе к приличным людям, таким как Андрей Макаревич и Юрий Шевчук. Примите нас!

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera