Сюжеты

Жанне д’Арк подбросили хворосту

Дирижер Туган Сохиев дебютировал в Большом театре «Орлеанской девой»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 109 от 29 сентября 2014
ЧитатьЧитать номер
Культура

Наталья ЗимянинаНовая газета

Дирижер Туган Сохиев дебютировал в Большом театре «Орлеанской девой»

РИА Новости

Пренеприятная ситуация, когда вновь назначенный директор Большого театра Владимир Урин осенью 2013 года неожиданно, за две недели до важной премьеры, лишился главного дирижера — Василия Синайского, решившего, что с новым начальством не сработается, разрешилась лишь к январю 2014-го. Тогда Урин на большой пресс-конференции представил нового музыкального руководителя — 36-летнего Тугана Сохиева, уроженца Северной Осетии, ученика Ильи Мусина и Юрия Темирканова. С 2005 года он постоянный приглашенный дирижер Мариинки, успешно возглавляет Национальный оркестр Капитолия Тулузы, а с 2010 года стал еще и главным дирижером Немецкого симфонического оркестра. Что касается Большого, решающую роль сыграли, видимо, рекомендации Валерия Гергиева или Национального филармонического оркестра, с которым Сохиеву доводилось здесь выступать.

По договоренности более полугода Сохиев входил в курс дела, прилетал отсматривать текущие спектакли, взвешивал, каковы возможности оркестра, уверяя, кстати, что текущий репертуар для него как музыкального руководителя даже важнее, чем премьеры.

Надо ли говорить, с каким интересом все ждали его дебюта на Исторической сцене Большого! Да еще с неподъемной «Орлеанской девой» Чайковского в концертном исполнении. Четыре действия сплошной музыки и пения, где высокопарных слов либретто почти не разобрать, не всякий выдержит. Да и не самая это привлекательная форма подачи оперы — концертное исполнение. Страсти всё сгущаются, в ремарке: «Вбегает Дюнуа с выражением радости на лице» или «Солдаты бросаются на Лионеля и поражают его, после чего пытаются наложить Иоанне на руки цепи». А певцы тем временем, не шевелясь, стоят лицом к залу, глядя большей частью в ноты на пюпитре.

Тем не менее трудно пожаловаться, что кто-то из них пел без запала. Очень хороша Анна Смирнова в партии Иоанны д’Арк, и ей удалось передать огромную внутреннюю борьбу своей героини, когда во второй части оперы любовь к врагу, бургундскому рыцарю Лионелю (Игорь Головатенко), поражает ее как гром. Но… «Свой грех ты искупить должна терпеньем», — поют уж ангелы на небесех. А дальше — костер, с большим мастерством «написанный» Петром Ильичом, с язычками пламени, все больше и больше охватывающими одинокую фигуру страдалицы. «Крест дайте!» — умоляет Иоанна. «Вот тебе наш подарок!» — отвечают ей, подкидывая хворосту…

Что говорить, великолепный хор Большого театра (главный хормейстер — Валерий Борисов) постарался, и массовые сцены (если учесть, что все стоят как вкопанные) производят сильнейшее впечатление.

Ну и, наконец, оркестр. Сохиев понимает, что Чайковский сочинял оперу фрагментами, «возвращаясь к отдельным сценам даже не в хронологическом порядке», и фрагменты эти нуждаются в склейке. Оттого — не давал залу даже похлопать как следует в особо удавшихся местах, чтобы не останавливать запущенную машину эмоций. Он волево менял характер музыки, тут же перенося нас мысленно в иную картину.

Оркестр был на большой высоте. (Запомнилась, например, картина «Местность близ поля битвы» с пылающим английским лагерем вдалеке в начале 3-го действия или оркестровый фрагмент перед свиданием Иоанны с Лионелем в 4-м.) Духовые просто поразили. Но главное — нигде оркестранты не стали соперниками вокалистов; Сохиев разворачивал гигантский инструмент во всю мощь там, где она и требовалась, — в больших пафосных сценах, способный укротить его одним красивым жестом. А ведь казался таким тихим милягой. Но, справедливости ради, надо добавить, что и с оркестром молодому маэстро тоже повезло. Про какой другой коллектив можно сказать грубым, но свойским словом «матерый»…

Единственное, что смущало весь вечер, — сам вид сцены: цвета запекшейся крови, с выстроенными, как солдаты, певцами, нога к ноге, волосок к волоску. Только чуточку прищурь глаза — ба, правительственный концерт 1972 года, не иначе. Все-таки, кажется, при нынешних технических возможностях Большого можно было бы замахнуться на что-то более изобретательное.

Дальше Сохиев намерен приняться за репертуарные спектакли «Богема» и «Травиата». И, собственно, премьера унего только 15 июля — «Кармен» (режиссер Алексей Бородин). А контракт у дирижера с Большим до 31 января 2018 года.

Другие оперные премьеры Большого в 2014 году — детская «История Кая и Герды» Сергея Баневича и «Риголетто» (перенос спектакля с фестиваля в Экс-ан-Провансе) — оба на Новой сцене. Пока ничего сенсационного не предвидится. Урин, уже почти год стоящий у руля не только самого главного, но с некоторых пор и самого скандального театра, ступает с крайней осторожностью. Говорит, что 40 постановок держать в активе невозможно: «Сегодня в Большом театре такое количество спектаклей, что они даже не успевают пройти в течение сезона». Физически он их не переваривает. «Может, что-то не будем снимать, а отложим на один-два-три сезона в сторону». А на вопрос, успешны ли будут новые премьеры (многие были запланированы еще прежним руководством), любит повторять: «Гарантировать ничего невозможно».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera