Сюжеты

По ленинским местам

Памятники вождю в Киеве и Харькове сносили, если говорить об исполнителях и технологии, как под копирку. Однако историческая разница между декабрем 2013 года и сентябрем 2014-го — громадная

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 111 от 3 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

Памятники вождю в Киеве и Харькове сносили, если говорить об исполнителях и технологии, как под копирку. Однако историческая разница между декабрем 2013 года и сентябрем 2014-го — громадная

Фото: РИА Новости

В Киеве Ленин ответил головой за Януковича. Его власть еще выглядела сильной и брутальной. После разгона студентов с Евромайдана ей ничего не стоило повторно, как уже происходило, забить дубинками и придушить газом человек двести пятьдесят, не более, националистов, отчаянно бросившихся на врага. Старого, гранитного. Но милиции дали команду: не мешать. Возможно, выразили озабоченность западные послы. Президент Украины, взявшей курс на Европу, применит насилие к гражданам, которые хотят избавиться от идола коммунистического режима?

По большому счету, этот Ленин на фоне нарастающих проблем был Януковичу до одного места: как бы самого с постамента не сбросили! Он-то, Янукович, с двумя судимостями по уголовным статьям, вряд ли в свое время имел шансы вступить в КПСС. (Вопрос безнадежно утратил актуальность, хотя Петр Симоненко, главный украинский коммунист, ровесник и земляк из Донбасса, наверняка знает ответ.)

Дискуссия о вандализме и провокации загрохотала в обществе одновременно с кувалдой, когда от поверженного туловища стали отбивать куски на сувениры. Даже те, кто приветствовал великий почин, идею сноса в принципе, несколько растерялись. Прилично совершать обряд очищения страны не в темноте, а днем. Не в масках, а с открытыми лицами. Не грубо, а методом убеждения. Не крушить, а свозить истуканов в некий музей тоталитаризма под открытым небом.

До расстрелов на Майдане и войны на Донбассе оставалось совсем чуть-чуть. Они сделали многие процессы в сознании необратимыми, а почти экспонаты музея — зловещими символами.

Я попала в Донецк в первый день весны, там же названной «русской», и готова свидетельствовать: сепаратизм в георгиевских ленточках (тогда их рулоны везли через границу на восток Украины, как позже — танки и системы «Град») кричал и рождался как раз у каменных башмаков Ленина, на одноименной площади. В Славянске реконструктор Гиркин освящал боевые знамена «Русской православной армии» тоже возле вождя, на площади Октябрьской революции. Ильич, по чьему приказу косили священников да и прочих чуждых элементов, только щурился: «Верной дорогой идете, товарищи!» Он оказался, к сожалению, живее если не всех живых, то значительной части населения города…

Ну и чтобы не обвинили в мистике. Региональные руководители коммунистов в процессе вызревания «ДНР-ЛНР» посильно помогали памятникам. Все, что свыше, то есть от Москвы, они по-прежнему считали руководством к действию.

В Днепропетровске, чтобы исключить подобное развитие событий, еще в июне демонтировали, причем без эксцессов, стелу со знакомым барельефом и угрозой «Победа коммунизма неизбежна!». Увезли в неизвестном направлении, удалили, как остаток опухоли. О сохранении ее для потомков в музее тоталитаризма больше речь не шла.

Зато в Харькове нерушимость и покой даже не советской, а большевистской топонимики и лично Ленина оберегал мэр Кернес. (Примечательно: в прошлом у мэра имелся срок за мошенничество, а еще недавно город, в том числе и его стараниями, балансировал на грани, рискуя сорваться вслед за Донецком и Луганском.)

Здесь, в Харькове, операция националистов из «Свободы» (говорят, большинство специально приехало из Киева и Львова) прошла под грохот кувалды, разбивавшей вместе с гранитом и предвыборное обещание президента Порошенко: в новом демократическом государстве каждый станет решать сам, чьей памяти носить цветы… Реалии — тысячи смертей на войне — навязали другую повестку дня. В автозак повели тех, кто кричал над кусками прошлого: «Здесь тоже будет Донбасс!», а разрушителей, напротив, освободили от ответственности в момент, как только болгарка коснулась подножия харьковской твердыни.

Памятники Ленину, до сих пор рассеянные по стране, и мавзолей в районе Кремля едины: независимой Украины не существует. Европейских перспектив ей не видать. Сошли на нет намерения захоронить наконец бренные останки — вождь пролетарской революции, мертво посмеиваясь над собственным проектом, не мешает, но помогает нынешним планам Российской империи. В том числе и относительно соседей. И, похоже, нет деликатного, безболезненного пути, чтобы освободиться от этих связей, от наследия, от руки, указующей верный путь.

А отрубленные «ленинские места» надо непременно замазать зеленкой — чтобы слово, характерное сейчас для зоны боевых действий, вернуло себе прежний, врачующий смысл. Никаких пропагандистских памятников на основе старых постаментов, только сквер с фонтаном и лавочками вокруг и клумбы. Площади Свободы в Харькове, самой большой в Европе, это очень будет к лицу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera