Мнения

Любовь к Родине при исполнении супружеского долга

На Первом канале завершается сериал «С чего начинается Родина»

Этот материал вышел в № 111 от 3 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

На Первом канале завершается сериал «С чего начинается Родина»

Старожилы припоминают: во время первого показа сериала Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» вымирали улицы в городах и поселках всей страны.

Шпионские страсти. Что может быть увлекательнее? Сериал «С чего начинается Родина» — удивительное исключение из правил. Шпионские страсти есть, а увлекательности — нет. Впереди еще две заключительные серии, но интрига становится понятной почти с самого начала, если, конечно, достанет сил смотреть внимательно, что я и делала три вечера подряд. Да и как тут быть невнимательным, если сериал повествует не только и не столько о шпионских страстях (противостоянии КГБ и ЦРУ на излете советской власти), сколько об актуальнейших проблемах нынешнего нашего бытия и сознания: патриотизме, предательстве, выборе между личным и государственным интересом. Не уверена, правда, что улицы так же, как в 70-х годах прошлого столетия, пустеют и вымирают, но говорить о себе авторы этого произведения, безусловно, заставят.

Взять хотя бы название, заимствованное из знаменитой песни «С чего начинается Родина», впервые прозвучавшей в фильме «Щит и меч». Всем известно, что именно это произведение (не помню, то ли сама книга, то ли снятый по ней многосерийный фильм) определило профессиональный выбор Владимира Путина, в чем он сам неоднократно признавался. Мало того, уже став главой государства и едва освоив нотную грамоту, наш Владимир Владимирович, пусть и двумя пальцами, но трижды лично исполнял песню «С чего начинается Родина»: сначала на благотворительном вечере в Санкт-Петербурге — под овацию зарубежных звезд. Потом — на закрытой встрече с Анной Чапман и девятью другими тайными агентами российской разведки, высланными из США. И, наконец, на открытии после реконструкции Театра наций, где тогдашний премьер вновь сел за фортепиано. Ну то есть понятно, что песня эта у Путина любимая, а следовательно, у сериала на Первом есть как минимум один — но зато КАКОЙ! — зритель.

Главные герои фильма тоже ему не чужие — бывшие коллеги по «цеху», хотя бывших чекистов, извините за банальность, не бывает. На дворе 1986-й. К власти уже пришел Горбачев, и на кадрах хроники под бесконечные разговоры героев об активизировавшихся предателях он постоянно возникает то с Рейганом, то с Тэтчер — как говорится, информация к размышлению. На Лубянской площади еще высится фигура Железного Феликса, лаская глаз ностальгирующего зрителя, и именно его верные последователи пытаются изо всех сил противостоять внутреннему и внешнему врагу. «Откуда у нас в последнее время столько предателей?» — недоумевают они подобно участникам сегодняшних политических ток-шоу, так же как и герои сериала, озабоченным судьбами Родины.

Эта озабоченность не покидает главного героя фильма, капитана контрразведки Николая Громова, ни на одну минуту. Даже в постели с любимой женой он мучительно ищет ответ на вопрос: что толкает людей на предательство? Вот характерный диалог, который он ведет с женой, едва утолив свой телесный голод. «Я думаю, мог бы я ради тебя предать Родину, если бы меня поставили перед выбором?» «Громов, может, тебе скорую?» — издевается ревнующая мужа к службе жена. «Чего-то я уже чересчур, да? — словно спохватывается Громов, но, немного поразмыслив, резюмирует: — Не мог бы я Родину предать. Я ж не американец какой-нибудь там». «Дурак ты, Громов», — выносит свой вердикт жена, дочь предателя, между прочим, как выясняется чуть позже, а значит, что с нее взять, с эгоистичной самовлюбленной дамочки, к тому же выросшей в США, где проходил службу под прикрытием ООН ее папаша, тогда же предавший Родину.

В другой постельной сцене она же, несознательная, вновь призывает: «Хватит Родину любить, Громов, сегодня моя очередь. Ну почему нельзя, чтобы ты всегда был рядом?» «Ну потому что помимо семейной жизни есть еще такие понятия, как служба, долг», — увещевает ее патриот супруг. «Главное, чтобы твой супружеский долг не уступал служебному, ты меня понял?» — иронизирует она. «Так точно, — соглашается капитан Громов. — Разрешите выполнять?»

Это, пожалуй, новое слово в жанре кино про шпионов. Прежде любовь к Родине как движущий мотив всех поступков настоящих героев подразумевалась, но не обсуждалась до, во время и после интимной близости. В «Семнадцати мгновениях весны», помнится, только картошка, печенная в камине, песня «Ах ты, степь широкая», исполняемая Штирлицем-Исаевым как бы про себя, да клин журавлей, летящий на Родину, намекали на бесконечную тоску героя по родной земле, ради которой он и рискует жизнью, а его личные переживания читались лишь в безмолвной сцене встречи с женой. В остальном же фильм удерживался строго в рамках жанра политического детектива, не переходя на разлюли-малину.

К тому же в любом детективе до самого конца непонятно, чем дело кончится. В этом же, повторю, финал можно угадать на первой же трети повествования. Капитана Громова с отличной «родословной» (тесть— предатель, американский агент, жена ушла к другому) родная «контора» засылает в США под видом предателя, купившегося на посулы ЦРУ и якобы готового за миллион долларов и американское гражданство сдать врагу всех советских резидентов, работающих на Западе. И вот спустя тридцать лет (с этого начинается кино) сотрудник ЦРУ Джеймс Сноу, обнародовавший секретную информацию о проводимой американскими спецслужбами тотальной слежке за гражданами всего мира, летит в Россию, где ему готовы предоставить политическое убежище. На экране — западные новости и комментарий тамошнего политолога: «Разоблачения Сноу окончательно подорвут доверие европейских стран к США. Зная методы Вашингтона, я не удивлюсь, если США организуют мощный отвлекающий маневр — спровоцируют, например, военный конфликт на территории одной из бывших советских республик, граничащих с Евросоюзом, с тем чтобы втянуть в него своего давнего стратегического противника Россию». О как!

И тут в салоне самолета появляется подполковник Карпенко, придумавший когда-то маневр с мнимым предателем капитаном Громовым. Он спрашивает молодого Сноу: «Вашу маму звали Вера? Она погибла в автокатастрофе? Вас воспитал дядя Ник?» «Да», — отвечает изумленный Сноу. «Тогда я расскажу вам историю, которая началась почти тридцать лет назад». Ну, короче, по всему выходит, что мамой Верой была оставшаяся в Америке дочь генерала-предателя и сестра жены Громова. А Джеймса вырастил не кто иной, как капитан Громов. И не только вырастил, но и воспитал, как надо. И тот сразу всю Америку вывел на чистую воду.

Ох, там много еще чего наворочено, в этом сериале, в том числе множество подлостей, на которые приходится идти доблестным чекистам ради службы и долга (что, конечно, несколько портит светлый образ наших органов, но см. диалоги в постели — прежде думай о Родине, а потом о себе). А главный посыл, пожалуй, содержится в стишках, которые декламирует подвыпивший подполковник контрразведки: «Мы на горе всем буржуям / Мировой пожар раздуем. / Будем резать, будем бить, / Будем Родину любить». Лихо. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. И таки раздули ведь.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera