Мнения

Монументальные судьбы

Как сносят и сохраняют памятники колониальной эпохи

Этот материал вышел в № 112 от 6 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Как сносят и сохраняют памятники колониальной эпохи

Станислав КУВАЛДИН,
историк

 

Конго когда-то была колонией Бельгии, и создавалась эта колония ценой большой крови. В Киншасе, главном городе Конго, стояла конная статуя бельгийского короля Леопольда — для кого-то покровителя жестких, но эффективных колонизаторов, для кого-то, наверное, создателя страны в современных границах. Какое-то время статуя оставалась на месте и после провозглашения независимости, но потом ее убрали. А в 2005 году, после очередной смены режима, новый министр культуры решил почему-то поставить старую статую напротив столичного вокзала. Наверное, он считал, что в прошлом все было не так однозначно. Леопольд простоял на новом месте лишь несколько часов. Вскоре к вокзалу подошла толпа и потребовала снести его заново.

Многие страны, провозгласившие независимость, получают в наследство величественные статуи правителям из чужого национального пантеона, напоминающие о прежнем, не самостоятельном статусе их народа. Как поступать с такими памятниками в каждом конкретном случае, решают отдельно. На постсоветском пространстве символом колониализма стали статуи Ленина — человека, который разрушил Российскую империю, но чьим именем в следующие десятилетия советская власть утверждала свою власть над национальными окраинами. Монументального Ленина любопытно сравнить с бронзовой королевой Викторией.

Статуи монарха, олицетворявшего Британию в зените ее славы, возводились в самых разных уголках империи. При этом Виктория, как и в свое время Ленин, оказывалась предметом искреннего простодушного обожания со стороны жителей колоний — всеобщей «бабушкой». Иногда перед ее портретами приносили жертвы, а ее профиль на монетах терли на удачу. В 1919 году в Индии участники восстания против британских властей в городе Амритсар с гневом осудили одного из жителей, отбившего палец на городской статуе Виктории. «Не надо ее крушить! Она была хорошей королевой», — крикнул кто-то из толпы, и статую больше не трогали.

После обретения независимости Индией и Пакистаном статуи королевы Виктории и других британских монархов начали постепенно убирать с постаментов. Процесс этот растянулся на два десятилетия — вплоть до 60-х годов. В некоторых случаях скульптуры перемещали в специально отведенные места для обозрения британского монументального наследия, например, Коронэйшн парк в Дели или мемориал Виктории в Калькутте. Некоторые статуи оказались в музеях индийских и пакистанских городов. В случае с Карачи статую, которую давно решили демонтировать, некоторое время сохраняли, ожидая визита королевы Елизаветы II, — чтобы не устраивать слишком показательный недружественный акт.

Где-то со статуями британских монархов поступали бесцеремонно. Особенно это касается Ирландии, где разрыв с британским наследием проходил особенно тяжело. Власти Дублина могли не издавать распоряжений о сносе, но статуи становились объектом атак анонимных диверсантов. В 1928 году были взорваны статуи Вильгельма III, а в 1937-м — статуя Георга II. Долгие дебаты велись вокруг массивного памятника королевы Виктории, который располагался перед Ленстер-Хаусом — резиденцией ирландского парламента. Впрочем, главным предметом дискуссий было отсутствие средств на демонтаж. В 1948 году, когда Ирландия покинула Британское содружество, статую все же снесли, после чего она долго хранилась на задворках национального музея, а в середине 1980-х была отправлена в австралийский Сидней — на волне пробудившегося там интереса к колониальному наследию. В отдельных случаях власти смогли найти компромиссное решение. В частности, в столице Кении Найроби памятник Виктории был сохранен, однако скульптуры других монархов, в частности Георга V, демонтированы и разобраны.

Борьба с чужими монументальными символами — объяснимая и практически неизбежная практика. Рано или поздно такие символы могут быть убраны в специально отведенные места или разбиты на куски гневной толпой — процедура зависит от того, насколько мирно идет расставание с прежней эпохой. Если памятники оставят, то это тоже может быть национальным выбором (в конце концов, никто не знает, как правильно обращаться с прошлым).

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera