Сюжеты

Михаил Крутихин: «Газпром» — не коммерческая организация, а инструмент политики

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 114 от 10 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Дмитрий Докучаевэкономический обозреватель

Разговор с экспертом о слабости «Силы Сибири», энергетических амбициях Китая, влиянии «мировой закулисы» на нефтяные цены и санкциях против российского ТЭКа

Энергетический рынок — главная надежда и опора российской экономики в ХХI веке — нынешней осенью стал источником тревожных новостей. Покатилась вниз цена нефти, до того незыблемо стоявшая на высоком уровне почти три года. Экспорт российского газа в сентябре упал на треть. Ввод в эксплуатацию стратегически важного газопровода «Сила Сибири», призванного повернуть потоки голубого топлива с Запада на Восток, откладывается на два года. Компания ExxonMobil, разрабатывающая совместно с «Роснефтью» Арктический шельф, объявила о свертывании своих проектов в России в связи с санкциями. Ну и с Киевом Москве никак не удается достичь договоренностей по газовому вопросу. Все эти события комментирует один из ведущих отечественных аналитиков ТЭК, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

— Согласно свежим статданным, экспорт российского газа в сентябре сократился на 35%. Насколько это болезненно для России?

— Со статистикой надо обращаться осторожно. В сообщениях о сентябрьских объемах Центральное диспетчерское управление ТЭК забыло указать, что процент снижения оно показывает не в месячном, а в годовом выражении. И нынешнее падение поставок фактически возвратило экспортный поток газа в состояние, в котором он пребывал год назад. Напомню, что в сентябре 2013 года был зафиксирован резкий скачок вверх (опять-таки в годовом выражении): на 33,3% в дальнее зарубежье и на 31,6% в ближнее зарубежье. Тогда европейские потребители запасались газом впрок, предчувствуя и холодную зиму, и конфликт «Газпрома» с «Нафтогазом Украины».

В нынешнем году, несмотря на то, что европейцы по-прежнему боятся замерзнуть из-за нехватки российского газа, показатели экспорта откатились назад, примерно на уровень 2012 года. Отчасти это вызвано мерами, которые принимают в Европе для сокращения зависимости от «Газпрома», а отчасти по причинам, которые можно назвать политическими. Российский монополист грозит своим европейским контрагентам урезанием поставок, если те будут продавать газ Украине, и подкрепляет угрозы действием.

Словацкий импортер газа компания SPP зарегистрировала сокращение объема поставок из России на 50%. О снижении потока объявили в Польше, Австрии, Венгрии.

«Газпром» уже зарекомендовал себя как компания, сознательно разрушающая собственную коммерческую ценность путем подрыва своих позиций на рынках. Самую крупную свою рыночную нишу — украинскую — компания уничтожила и теперь взялась за разрушение своей репутации и капитализации в других странах Европы. Фактически «Газпром» выступает не как коммерческая организация, а как инструмент политики.

А что будет в дальнейшем с российским экспортом газа?

— В долгосрочной перспективе можно ожидать его сокращения. Внутренний спрос, согласно трезвым прогнозам, не будет расти вплоть до 2035 года и дальше; Европа сделает все, чтобы покупать меньше газа у «Газпрома»; поставки в Китай начнутся примерно в 2020 году с объема 4,5 млрд кубометров в год и выйдут на показатель 30 млрд только году в 2030-м, не ранее. Китай никак не заменит России европейского рынка газа ни по объемам продаж, ни по доходам от экспорта.

Кстати о Китае. На днях появилась информация о том, что введение в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири» сдвигается на два года. Чиновник, озвучивший эту новость, был уволен. «Сила Сибири» оказалась не столь уж и сильна?

— Представитель ООО «Газпром добыча Ноябрьск» отлично знал, о чем говорил: это его компания разрабатывает Чаяндинское месторождение — главный источник газа для первого этапа «Силы Сибири». Как подтверждают источники в «Газпроме», он просто озвучил рабочий график, утвержденный правлением головной компании по обоснованию инвестиций. Его увольнение — другим газпромовцам наука: не стоит подчиненному опровергать заявления руководства, даже если начальники несут полную околесицу.

Нужен ли в принципе российский газ Китаю и в каком объеме?

— В этом плане показательна эволюция оценок, которые делали эксперты ВР. Три года тому назад они подчеркивали, что неясность перспектив китайского спроса была самым серьезным фактором для прогнозов энергопотребления на планете. В прошлом году вице-президент и главный экономист «ВР Россия» Владимир Дребенцов отметил, что Китаю не нужно больше 30 млрд кубометров в год из России, а 26 сентября этого года он сообщил, что потребность КНР в газе будет удовлетворяться до 2035 года за счет собственной добычи, импорта из Средней Азии и Мьянмы, а также в виде закупок сжиженного природного газа. Для России в этом уравнении никакого места не остается.

Если «Газпром» все-таки построит «Силу Сибири», освоив для ее заполнения запасы газа в Якутии и Иркутской области (общие капиталовложения в проект вместе с трубопроводом и газоперерабатывающим заводом в Белогорске я консервативно оцениваю более чем в $100 млрд), то Китай сможет диктовать «Газпрому» коммерческие условия как монопольный покупатель. Это очень опасная перспектива для столь затратного проекта.

Компания ExxonMobil объявила о том, что сворачивает 9 из 10 своих проектов с «Роснефтью», а через некоторое время закроет и десятый. В свою очередь, из Министерства энергетики ответили, что Россия может освоить шельф и без зарубежной помощи. Это действительно так?

— Для освоения нефтегазовых запасов на арктическом шельфе у российских компаний нет ни опыта, ни передовых технологий, ни оборудования, а в условиях ограничения зарубежного финансирования не хватит и денежных средств.

Крупнейшие российские предприятия ТЭК попали под санкции, хотя в российском информационном поле ситуация трактуется так, что Запад боится тронуть российских производителей нефти и газа, чтобы не остаться без топлива. Насколько на самом деле тяжел удар санкций по отрасли?

— Представители американской администрации разъяснили, что режим санкций не должен затрагивать уже начатые проекты, связанные с добычей и экспортом российских энергоносителей. Речь в режиме главным образом идет об арктическом шельфе и разработке трудноизвлекаемых запасов нефти.

Однако, как показывает история с ExxonMobil, эффект получился более широкий. Иностранные компании, работающие в других областях, помимо попавших под санкции, на всякий случай тоже отказываются от контрактов на поставку оборудования и технологий. Далее можно ожидать массового исхода таких компаний: как только американские власти накажут первого провинившегося в игнорировании режима санкций, это вызовет лавину исхода иностранных фирм из России.

Если до санкций можно было рассчитывать, что западные технологии помогут остановить наметившийся спад добычи нефти в России, то сейчас такие ожидания сошли на нет. Минприроды когда-то считало, что добыча нефти в России пройдет пик в 2017 году, мы в RusEnergy прогнозировали начало спада в 2016 году, руководители ЛУКОЙЛа предупреждали о наступлении этого момента в 2015 году, но сокращение добычи наблюдается уже сейчас.

Россия ведет непростые переговоры по газу с Украиной. Каковы здесь перспективы договоренностей с учетом напряженной геополитической обстановки?

— Если отвлечься от политики, то решение, устраивающее всех, очевидно. «Газпром» и «Нафтогаз Украины» могли бы заключить новый контракт по образцу тех, которые российская компания подписывает с другими клиентами в Европе, то есть с формулой цены, привязанной отчасти к ценам газа на спотовом рынке.

Именно так выглядит предложение украинской стороны, но для российского руководства психологически очень трудно (если не невозможно) его принять, пойдя на уступки. В результате такого упрямства пострадают все. «Газпром» окончательно уничтожит свою рыночную нишу в Украине и прослывет ненадежным поставщиком (поскольку без украинских подземных хранилищ газа не сможет выполнить контрактные обязательства перед европейскими клиентами в зимнее время), Россия потеряет источник доходов, Украина и Европа могут замерзнуть в холодное время года. Но компромисс — это не тот путь, который выбрали переговорщики из Москвы. К глубокому сожалению.

В последние недели произошло падение мировых цен на нефть. До этого почти три года баррель был стабилен. Почему сейчас его позиции пошатнулись и как может развиваться ситуация дальше?

— Цена нефти на мировом рынке регулируется законами спроса и предложения и, вопреки расхожему мнению, не подчиняется заговорам «мировой закулисы». Американцам сейчас стало нужно меньше импортной нефти, поставщики затоваривают рынок, укрепляется доллар (а именно в нем номинируется цена барреля)… В результате действия всех этих факторов предложение превышает спрос, и цена падает.

Рано или поздно она установится в разумном коридоре, нижняя граница которого — 85–90 долларов за баррель. Ниже этой величины начнут останавливаться проекты добычи дорогой трудноизвлекаемой нефти, и к тому же Саудовская Аравия и несколько ее партнеров по ОПЕК сократят добычу, чтобы поддержать свои доходы по цене («арабская весна» угрожает и им в случае срыва социальных программ). В итоге баррель опять станет дорожать. Пока же можно констатировать: для российского бюджета период низких цен — крайне чувствительный негативный фактор.

— А как влияет на мировой рынок энергоресурсов «сланцевая революция»?

— «Сланцевая революция» в США уже изменила рынок, ударив, в частности, и по российской экономике. Она ускорила сокращение цен на газ и нефть на мировом рынке, изменила традиционные маршруты поставок, вывела новые страны в потенциально независимые в плане энергетики. «Газпром» уже столкнулся с «капризами» европейских потребителей газа, которые требуют пересмотра контрактов в свою пользу, поскольку могут получать значительные объемы «нового» сжиженного газа из других источников. И «Газпром» вынужден идти на определенные изменения в пользу покупателей и даже выплачивать миллиарды долларов компенсации за прошлые периоды завышенных цен.

Стоит ли России опасаться «сланцевой революции» в энергетике, так же как она опасается цветных революций в политике?

— В нашей стране сланцевые технологии, а именно гидроразрыв пласта (ГРП), применяются уже больше полувека. Когда тот же «Газпром» проводит ГРП на Марковском месторождении вблизи от украинской границы, а его руководители заявляют о вреде ГРП в Украине, их высказывания выглядят наивной и неумной пропагандой. По существу, все планы российских нефтяников на освоение трудноизвлекаемых запасов связаны как раз с развитием сланцевых технологий. Так что «опасаться» — некорректный термин. Скорее, мы должны надеяться на то, что «сланцевая революция» придет в Россию.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera