Мнения

Русский генерал Хуан

Почему, хороня его, парагвайские индейцы пели «Отче наш»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 114 от 10 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дмитрий ПетровНовая газета

Почему, хороня его, парагвайские индейцы пели «Отче наш»

ReutersНачало пути

Русский человек — он разный. Вот он перебирает бумажки в имперском департаменте, не ведая толком о внешнем мире. А вот — пашет в советском колхозе, познавая мир по радио, газете «Правда» и журналу «Крокодил». А вот — живет в этом мире, творит его благополучие, бизнес, искусство. В том числе и военное.

Так в XIX столетии русский офицер Иван Турчанинов прославился как Джо Турчин — генерал армии США. В начале века двадцатого Евгений Максимов стал генералом армии Трансвааля. В 30-х годах Михаил Бабичев возглавил ВВС Эфиопии.

Одно из самых ярких имен, вписанных в военную историю зарубежья — Хуан Беляефф, — генерал, начальник Генерального штаба армии Парагвая. Основатель русской общины в этой стране.

 Беляев, как многие русские офицеры, не считал зазорным защищать другую страну. Эта служба принесла ему и его соратникам почет и славу. Именем русского офицера назван парагвайский город Фортин-Серебряков. В столице Парагвая их имена носят 14 улиц. Одна — в честь Беляева.

Впрочем, давайте по порядку.

Беляевы — яркий военный род. Отец героя командовал 1-й лейб-гвардейской артиллерийской бригадой. Старший брат Николай — металлург и артиллерист.

Ивана ждала более причудливая судьба.

Сперва все шло обыкновенно: кадетский корпус, Михайловское училище, лейб-гвардии артиллерийский дивизион. Но вскоре Иван жертвует гвардией ради брака с девушкой-недворянкой. А в 1913 году он уже подполковник и автор Устава горной артиллерии и горных батарей, ставшего весомым вкладом в военное дело в России.

В 1915-м Беляева, отличившегося на Кавказском фронте, награждают Георгием «за спасение батареи и личное руководство атакой». В 1916-м он получает тяжелое ранение. В том же году участвует в Брусиловском прорыве. В 1917-м произведен в генерал-майоры и направлен на Кавказский фронт.

Этот год стал в его судьбе, как и в судьбе тысяч людей, поворотным.

 

Смута и эмиграция

В марте того года на вокзале в Пскове солдаты требуют от него: сними погоны.

— Я не только погоны и лампасы, — отвечает Беляев, — я и штаны поснимаю, если вы повернете со мною на врага. А на «внутреннего врага», против своих, не ходил и не пойду…

Но пришлось. В 1918 году Беляев — белогвардеец. Командир батареи. Тогда, случалось, и генералы командовали ротами. Боевой путь его схож с путем многих — он вел на чужбину. В марте 1920-го он уходит из Новороссийска в Турцию. Но стремится дальше — в Южную Америку. Там он хочет создать русский очаг: «…я надеялся, — пишет Беляев, — найти героев, способных сохранить и взрастить качества, которыми создавалась и стояла Россия. Я верил, что эта закваска… сохранит в себе здоровые начала для будущего. Если нельзя было спасти Россию, можно было спасти ее честь».

Но почему Южная Америка?

Знакомство с нею случилось на чердаке фамильной усадьбы, где Беляев нашел книги о Парагвае и карту его столицы. Его поразила отвага народа, который насмерть бился с Аргентиной, Бразилией и Уругваем в войне 1864–1870 годов.

Кадет Беляев отдал увлечению все свободное время, деля его между уроками антропологии с академиком Ольденбургом и изучением испанского.

Эмигрантские скитания причудливо помогли осуществить мечту: достичь Парагвая и попытаться зажечь «Русский очаг».

 

Очаг

В 1924 году Беляев прибыл в Парагвай — хлопотать об устройстве русских общин. Он говорит о пустующих землях в провинции Чако, способных кормить поселенцев, и о помощи в развитии страны, которую они окажут.

А мог ли их привлечь Парагвай? Его столица походит на уездный город. Одна мощеная улица, пять автомобилей, трамвай, магазины. Жизнь дешева и спокойна.

Президент Айяла согласился на создание русского «культурного ядра» и поручил Беляеву вызвать 12 специалистов. Их ждало жалованье депутатов парламента. Беляев гарантирует компетентность своих протеже и отсутствие у них связей с красными. Вскоре через газету «Новое время» он зовет русских в Парагвай.

Его слышат. За океан едут специалисты. Многим предстоят экспедиции в Чако — пограничную область, населенную индейцами. Но вот беда! Или удача? Близ границы, в соседней Боливии, нашли нефть. Что мигом сделало этот край спорным. Очаг предстояло строить в опасном пограничье. В Парагвае ждали вторжения.

Беляеву предложили изучить неразведанные области Чако, найти воду, тропы, места для военных объектов и нанести их на карты.

При несчастных случаях его людей приравнивали к жертвам войны, а их семьи — к семьям жертв. И не зря. Как-то в походе их разбудили крики. Индейцы зажигали окружавшие лагерь кусты. Из сельвы на них двигалось подобие чудовищного черного ковра, издавая чавканье огромной свиньи. То шла орда гигантских муравьев, пожиравшая все на пути. Но стена огня заставила смерть обогнуть лагерь.

Задачи были выполнены. Ведя разведку в Чако, русские изучали новую родину.

В Парагвай едут поселенцы. Брат Беляева Николай создает во Франции Центр по организации иммиграции. «Парагвай — страна будущего» — это девиз газеты «Парагуай». Вскоре Марсель покидает пароход с первой сотней казаков.

В 1932 году Парагвай обосновал свои права на часть Чако, основываясь на открытиях Беляева — «ученого, которому Парагвай обязан многим». Были отмечены его заслуги как исследователя, впервые описавшего регион. И особо — как этнолога.

Беляев изучил быт и культуру индейцев.14 языков и наречий. Составил первые словари. Перевел эпос «Амормелата» («Великий потоп»). Записал сказания. Он покорил индейцев своим вниманием.

Таков один из главных итогов экспедиций: Беляев нашел общий язык с жителями Чако. И это помогло Парагваю в крупном конфликте.

 

Война

В 1932-м Боливия, стремясь занять нефтеносный регион и проложить путь к реке Парагвай для танкерных перевозок, напала на Парагвай.

Русских ветеранов ждал новый фронт.

Беляева провожает жена Александра. Смута разметала их по миру. Но он искал ее, веря, что не сгинула в хаосе. И нашел. В Египте. И вот теперь — вновь разлука.

Парагвай защищают десятки русских. Трое как начальники штабов, один командует дивизией, 12 — полками, другие создают ВВС, строят форты, лечат раненых.

Президент назначает Беляева начальником Генерального штаба. Ему всецело доверяет командующий — генерал Хосе Эстигаррибиа.

Меж тем армией Боливии командует германский генерал-майор Ганс Кундт. В ней служат 120 германских офицеров. У Боливии 60 самолетов и танки.

А в Парагвае под ружьем 3000 босоногих (говорят, они обувались только на парад) солдат. Но мобилизация пополняет армию, а русские офицеры превращают ее в военную машину. Генерал-лейтенант Николай Стогов писал: «Парагвайские солдаты умоляли назначить их в один из полков, коими командовали русские, выказавшие не только доблесть, но и большие знания». Эксперт из США Дэвид Зук звал Беляева «несравненным», отмечая, что исход войны решило оперативное искусство, в коем Парагвай превзошел Боливию. Армия Парагвая победила более сильного противника.

Боливия потеряла убитыми 89 000 солдат, Парагвай — 40 000. Среди них шесть русских офицеров. Память о них увековечена в Пантеоне Славы.

Но нефть в Чако не нашли.

 

Твердая Рука

Казалось, теперь Беляев может исполнить мечту о «Русском очаге». Но создать сообщество не удалось. И генерал обратил все силы на помощь индейцам.

Он оставил след в истории как этнограф, описавший их быт и культуру, автор словарей языков мака и чамакоко, первооткрыватель их санскритских корней, предложивший гипотезу об азиатской прародине индейцев.

Беляев добился создания Национального патроната по делам индейцев. А в 1938-м прошла премьера спектакля первого индейского театра по написанной им пьесе о гибели на Чакской войне вождя Чикинокока. Труппа с успехом выступала в Асунсьоне и Буэнос-Айресе.

Он создает индейскую колонию, где постепенно прививает своим подопечным цивилизованный образ жизни. Прежде их считали «дикарями», а они показали способность к земледелию, ремеслам и творчеству. Это помогло Беляеву добиться для них равноправия с белыми парагвайцами.

А индейцы провозгласили его верховным вождем по имени Твердая Рука.

Иван Беляев умер 19 января 1957 года. Страна на три дня надела траур.

С ним прощались в Колонном зале Генерального штаба, отдавая почести как национальному герою. У гроба стояла элита страны. Индейцы заполонили Асунсьон. Они осеняли себя крестом и пели «Отче наш» в переводе Твердой Руки.

По его завещанию, тело отдали старейшинам для погребения на принадлежавшем племенам острове. Бюст и прах установили на сваях.

Память генерала увековечена на почетном месте в Национальном Пантеоне славы.

P.S. В 2012 году в Чако нашли нефть.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera