Сюжеты

Недетские истории

В зале совсем темно, слышна только запись – детский голос рассказывает какую-то страшилку. По очереди из зала на сцену выходят актеры. Так начинается благотворительный спектакль в независимом театре «18+».

Фото: «Новая газета»

Культура

Александра КопачеваКорреспондент

 

В зале совсем темно, слышна только запись – детский голос рассказывает какую-то страшилку. По очереди из зала на сцену выходят актеры. Так начинается благотворительный спектакль в независимом театре «18+».


Александра КОПАЧЕВА — «Новая»

Декорации на сцене минимальные: под потолком облако, напоминающее балетную пачку, а на сцене разбросаны клочки бумаги. Ничего не должно отвлекать от самой истории. «Все еще впереди» — документальный благотворительный спектакль. В его основе лежат истории детей, которые пережили лейкоз. На сцене только три профессиональных актера, главные герои здесь дети. Именно их письма слышат зрители во время спектакля. Узнаешь, как они жили и боролись с этой болезнью.

Первый независимый театр «18+» Ростова-на-Дону вместе с благотворительным фондом помощи детям с онкогематологическими заболеваниями «Дарина» выиграли грант проекта «Театр + общество». Так и появился спектакль «Все еще впереди».

С директором фонда «Дарина» Татьяной Авдеевой я разговаривала уже после спектакля:

— Было очень приятно, что все зрители правильно поняли спектакль. В зале была такая душевная атмосфера. Я несколько раз пыталась написать отзыв на своей странице в фейсбуке, но не получалось, потому что меня переполняют эмоции. За этот час, который шел спектакль, пережито очень много. Я встретила после выступления тех людей, которые давно перенесли лейкоз. Они рассказывали, насколько сильно их взбудоражила постановка, у них проснулись старые переживания, которые необходимо было выплеснуть.

 

***

С марта в театре «18+» проходят мастер-классы по актерскому мастерству, пластике, контактным импровизациям. С детьми работали педагоги и актеры Москвы, Санкт-Петерберга и Ростова-на-Дону: Виталий Щанников, Ольга Белинская, Жанна Турчина.

— Нам нужно было продумать такую программу, чтобы мастер-классы не сильно утомляли детей, многие из них еще проходят лечение.  Сам спектакль собирали за три недели. Я разговаривала с детьми, родителями и врачами. Старалась сделать так, чтобы главной мыслью в спектакле было то, что лейкоз лечится. Не надо пугаться. Главная проблема и родителей, и детей – когда они узнавали диагноз, то опускали руки. Многие родители от таких новостей падали в обморок, — говорит Ольга Калашникова.

Ольга поделилась, что по мере того, как она собирала информацию, сталкивалась с непростыми ситуациями: отношение врачей, коррумпированность системы, разводы в некоторых семьях.

— Если бы постановка была бы без участия детей, то спектакль получился  очень жесткий. А сейчас у нас жизнеутверждающая история.

С начала в проекте участвовало больше детей, но кто-то бросил, потому что тяжело было добираться или совмещать с учебой. Например, Дима бросил занятия на середине, только под конец, по словам Татьяны Авдеевой, его уговорили вернуться.

— Нам очень хотелось, чтобы дети побороли свои страхи. На первый мастер-класс я ходила вместе с ними и поняла, что дети раскрываются. Занятия помогли им не просто выговорить свою болезнь, а научили рассказывать о себе. Самое главное – не жить с этими страхами, — продолжает Татьяна.

 

***

— А можно я назад вернусь?

Говорит актриса-бабушка Веронички во время рассказа о болезни внучки. Письмо, которое она держит в руках, написала настоящая бабушка девочки. Мысли путаются: она пишет о достижениях ребенка, но потом снова возвращается к болезни.

За несколько дней до спектакля я пришла в театр на репетицию.  Тогда  впервые увидела детей, которые задействованы в постановке. Во время репетиции отвлекаться актерам нельзя. Баловаться тоже. Но они исподтишка продолжают переговариваться и подшучивать друг над другом. Режиссер Ольга Калашникова быстро их пресекает. Она внимательна и требовательна ко всему, что происходит на сцене:

— Я стараюсь быть с ними строже, чтобы они адаптировались и от больничной аутичности плавно перешли к обычной жизни. Сложность работы была еще и в том, что во время болезни дети стали немножко избалованными, все родительское внимание было уделено им. Но в спектакль мы брали не только тех детей, которые сами переболели, у нас есть две девочки, у которых болели братишка и сестренка. Они получали недостаточно внимания от родителей, потому что оно было направлено на лечение другого ребенка. К нам они пришли очень замкнутыми. Самая энергичная из них Вероничка. У нее и родители такие, и бабушка, которая сделала многое, чтобы внучка пришла в норму.

К началу репетиции Вероничка и ее бабушка опоздали. Но когда  она зашла в зал, то, казалось, Вероничка успевала быть всюду: сказать свой текст в нужное время, сделать мостик и подбежать к бабушке, которая наблюдала за репетицией. Ольга Калашникова делает небольшой перерыв. Во время него мне удается поговорить с детьми.

— Мы все познакомились в фонде, там же узнали, что можно приходить на мастер-классы. Я не ожидала, что буду участвовать в спектакле, — рассказывает Лиза.

Между собой делятся переживаниями по поводу спектакля, видно, что они волнуются. Пятиминутный перерыв заканчивается, дети вместе с актерами возвращаются на сцену.

— Дети понимают, что они сейчас делают нечто такое, что передается совсем по-другому. Раньше на них смотрели с сожалением, а сейчас они чувствуют другую энергетику, — говорит Ольга.

 

***

В зале много людей, кто-то стоит в проходе. Пришли семьями. Во время спектакля слышно, как дети шепотом что-то спрашивают у родителей.

— Лейкоз лечится, — дочитывает актриса письмо.

За ее спиной эхом голоса повторяют:

— Лейкоз лечится.

Теги:
дети
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera