Мнения

Упыри от Рембрандта

Вот уже год, как страна впала в духовный палеолит

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 119 от 22 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Слава ТарощинаОбозреватель «Новой»

 

Вот уже год, как страна впала в духовный палеолит

Во всем виноват Ургант. Пригласил на шоу Шамиля Тарпищева, а тот решил пошутить. И пошутил: назвал сестер Уильямс «братьями». Женская теннисная ассоциация незамедлительно дисквалифицировала Тарпищева на год, вменив ему еще и максимальный штраф в 25 тысяч долларов. Мир взорвался от возмущения. Отечественные комментаторы взорвались от возмущения миром. Они искренне не понимают, как такая малость способна кого-то обидеть. И действительно, в новой реальности, управляемой телевизором, намек на мужеподобность звездных теннисисток — песчинка в пустыне.

Вот уже год, как страна впала в духовный палеолит. Президентские остроты на миланском саммите насчет половых органов бабушек и дедушек изумляют только впечатлительных европейцев. Наивные люди, они еще не слышали наших мастеров пропаганды. На их ежедневном, ежечасном фоне Путин — образец политкорректности. Ведь в России сейчас самое что ни на есть народное телевидение. Империя простых истин, мыслей, слов, обращенная к якобы простому человеку, всегда возвышается в период безвременья. Тогда лучшие канальские умы поступают так, как обычно поступали советские начальники: по меткому замечанию Пастернака, они достают слово «народ» словно из штанов по нужде.

Так было во второй половине 90-х, когда ельцинское правление трещало по швам. На авансцену выдвинулся Валерий Комиссаров, весь в белом, творец редкостного формата под названием «женско-семейные шоу». Страна долго расставалась с «комиссаровщиной». Но вот в конце 2010-х настало очередное время промежутка, и тотчас из пены морской материализовалась Роза Сябитова, гений нахрапистой, хабалистой, агрессивной интонации, каковую и принято считать народной. Всё последующее хуже предыдущего. Комиссаров мог производить программы, соки, макароны, а мог и в Госдуме заседать. Сябитова не то что с женихами, с падежами справиться не в силах.

Следующий приступ народности, самый мощный, спровоцировали «болотные». Путин подружился с Уралвагонзаводом, и страна пошла вразнос. Кстати, Владимир Владимирович — первый российский лидер, обладающий абсолютной грамотностью, но умеющий кого надо «замочить в сортире». Он хорошо усвоил азы советской власти, когда близость к народу маркировалась особым косноязычием и особым, портяночным, юмором. (Вот, кстати, почему у Медведева, сына питерского профессора с отточенной лексикой и строем фразы, изначально не было шансов на успех.)

Украинские события спровоцировали не только смысловую, но и интонационную революцию на российском ТВ. Прежде сябитовы обитали лишь в таблоидных программах, теперь они везде. Новый для политического пространства звук определяет и новый дух творцов данного пространства. Впрочем, предвестник грядущих трендов явился народу несколько раньше, опять же в краткую эпоху «болотных». Имею в виду Мамонтова. Он ворочает предложения, как валуны. Когда волнуется, внутри себя переводит, подобно генералу Лебедю, с мата на русский. Но его зрители отлично понимают и неоконченные пассажи, и путаные согласования — лишь бы он и дальше неутомимо отыскивал врагов России.

Раньше Мамонтов был один такой в среде главных аналитиков. Сегодня производство «народников» поставлено на поток. Тут показателен пример «Политики». Еще недавно программу вели Петр Толстой с Александром Гордоном. Теперь Гордон отправлен в ссылку дневного эфира, где снова, впервые после комиссаровских «Окон», в студии булькает, клокочет, переливается через край гормональное шоу «Мужское/женское». Зато Толстой покоряет одну вершину за другой. Помимо ежедневных радений на тему «Время покажет», он заслужил персональный проект «Толстой. Воскресенье». Спрашивается, чем Гордон хуже? Путина любит, Америку ненавидит, Крым приветствует. У меня есть ответ. Феномен Толстого (Петра) — это победа не только правильного содержания (теперь другого на ТВ нет), но правильной мелодии. Если внимательно прислушаться к потомку древнего рода, то несложно ощутить в его речах интонации вечной свахи Розы Сябитовой.

Но как бы Толстой ни старался, ему далеко до Ирады Зейналовой. По напору, скорости, актуальной мелодике речи ведущей главной аналитической программы «Время» нет равных. Ее художественный дар так же неисчерпаем. Только Шекспир от политвещания способен передать городу и миру драму матери из пылающего Славянска, на чьих глазах украинские фашисты распяли трехлетнего сына. Зейналова — непревзойденный знаток искусства. Уж как она блистала в программе Диброва «Кто хочет стать миллионером?», куда теперь приглашают известных ведущих Первого канала. Особенно глубоки познания Ирады в вопросах живописи. Пусть она ничего не знает про «Рождение Венеры» Боттичелли, зато она многое знает про «Ночной дозор» и «Явление Христа народу». Рембрандт, оказывается, изобразил на своем полотне «каких-то упырей и медведей», а Иванов писал «Явление» «с крепостных». Хорошо, что в Европе не смотрят Диброва, а то пришлось бы ответить за «упырей», то есть за мушкетеров из гражданского ополчения Нидерландов, заказавших Рембрандту парадный портрет. «Бездна эрудиции», цитирую ехидного Диброва, увы, не коснулась отечественной классики. Зейналова (вместе с коллегой Антоном Верницким) долго искала, но так и не смогла отыскать автора выражения: «Если враг не сдается, его уничтожают». Хотя главное — не теория, а практика.

Однажды Зейналова, первая на Первом, забыв о прямом эфире, завопила в кадре: «Мальчик, иди в жопу». Адрес указан снайперски. Только вместо одного мальчика по точному адресу строем марширует вся великая держава.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera