Мнение

Не благая весть

Почему РПЦ не хочет признать в донецких ополченцах своих идейных последователей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 122 от 29 октября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр СолдатовНовая газета

Религиозная риторика играет огромную роль в развитии войны на востоке Украины. Ополченцы Донбасса, а особенно приезжающие к ним на помощь «романтики-реконструкторы» из России, прилагают немало усилий, чтобы придать этой войне сакральный смысл. В самом пикантном положении на фоне этого конфликта оказалась Церковь Московского патриархата в Украине, да и весь патриархат в целом. Традиционно лояльный Москве, он не может открыто поддержать Донбасс с его «православными армиями», дабы не потерять приходы в остальной Украине. Но столь «отстраненная» позиция крупнейшей церкви как Украины, так и России не прибавляет ей сторонников.

Reuters

Религиозная риторика играет огромную роль в развитии «странной» или, как ее принято еще называть, «гибридной» войны на востоке Украины. Ополченцы Донбасса, а особенно приезжающие к ним на помощь «романтики-реконструкторы» из России, прилагают немало усилий, чтобы придать этой войне сакральный смысл. На их сайтах, как мантра, звучит рефрен: Новороссия — последний оплот Святой Руси, Русского мира, отсюда начнутся либо возрождение Русского Православного Царства (в случае победы), либо ужасы Апокалипсиса (в случае поражения). Это «геополитическое богословие» отражено даже в официальных документах ДНР/ЛНР. В самом пикантном положении на фоне этого конфликта оказалась Церковь Московского патриархата в Украине, да и весь патриархат в целом. Традиционно лояльный Москве, он не может открыто поддержать Донбасс с его «православными армиями», дабы не потерять приходы в остальной Украине. Но столь «отстраненная» позиция крупнейшей церкви как Украины, так и России не прибавляет ей сторонников. Российское руководство обижается, украинские приходы уходят в Киевский патриархат, а лидеры сепаратистов Донбасса подозревают патриарха и епископат в «предательстве» и тайной унии с католиками…

 

«Господствующая вера» народных республик

«Первенствующей и господствующей верой является Православная вера (Вера Христианская Православная Кафолическая Восточного исповедания), исповедуемая Русской Православной Церковью (Московский патриархат). Исторический опыт и роль Православия и Русской Православной Церкви (Московский патриархат) признаются и уважаются, в том числе как системообразующие столпы Русского мира». Так звучит 9-я статья конституции Донецкой народной республики (ДНР), продублированная и в ее клоне — конституции Луганской народной республики (ЛНР). Впервые такую формулировку приняло 14 мая в Донецке собрание активистов, провозгласивших себя Верховным советом ДНР. Если выражение «первенствующая и господствующая вера» взято из свода законов Российской империи, то конституционный «Русский мир» — это уже фирменное выражение патриарха Кирилла, над которым правообладатель, впрочем, утратил контроль.

У кого-то конституции ДНР/ЛНР вызывают улыбку, но она исчезает при первом же взгляде на «правоприменительную практику». В условиях войны за Святую Русь против сил ада (Запада) прекраснодушные декларации стали оправданием невиданного на постсоветском пространстве насилия против неправославных, да и православных тоже, если они не принадлежат к Московскому патриархату. На территории, контролируемой донбасскими сепаратистами, похищаются и исчезают пасторы, разгоняются молитвенные собрания, закрываются «еретические» храмы. Вот несколько примеров.

Примерно две недели провел под «арестом» пастор адвентистской церкви в Горловке Сергей Литовченко, который был похищен вооруженными людьми в начале октября прямо на молитвенном собрании в собственной церкви. Задерживая пастора, представители ДНР говорили верующим: «Это православная земля, и на ней нет места разным сектам». Церковь, где собирали продукты, одежду для пострадавших, была закрыта. В конце концов, при участии Московского патриархата пастор был освобожден и спешно покинул Донбасс.

Во второй половине октября уже на территории, контролируемой ЛНР, — в Краснодоне — был похищен помощник пастора церкви «Благая весть» Сергей Сайков вместе со своим несовершеннолетним сыном Даниилом. По сведениям директора отдела по вопросам религиозной свободы «Russian Ministries» Влада Кусакина, Сергея и Даниила «пытают с особой жесткостью и предъявляют обвинение в шпионаже для Нацгвардии».

Вооруженные представители ЛНР захватили в сентябре баптистский молитвенный дом в городе Антрацит. Так излагает случившееся интернет-издание «Религия в Украине»: «В момент захвата в молитвенном доме находилось около 20 человек с ограниченными физическими возможностями… К молитвенному дому подъехали два автомобиля с вооруженными людьми. Они в грубой форме «попросили» в течение 20 минут освободить помещение, заметив, что оно уже не принадлежит церкви баптистов и переходит в собственность Православной церкви. Свои действия боевики объяснили «благословением батюшки».

По свидетельствам очевидцев, слово «баптист» стало расхожим ругательством в устах сепаратистов — так они называют всех неправославных, «еретиков». Наиболее продвинутые, правда, знают еще два религиозных ругательства — «униат» и «раскольник».

Еще летом в Луганске представители ЛНР закрыли как «еретический» римско-католический приход Святой Девы Марии, а представители ДНР — храм Покрова Пресвятой Богородицы Украинской греко-католической церкви в Донецке. Наконец, совсем недавно в Луганске боевики «освободили от раскольников» кафедральный собор Киевского патриархата. Поскольку местный епископ Московского патриархата отказался принять у них такой дар, ЛНР приспособила собор под склад. Епископ же Киевского патриархата с трудом покинул Луганск, причем боевики повредили тормозную систему его машины, и иерарх едва не погиб в автокатастрофе.

Популярный русскоязычный блогер и изгнанный из Донецка греко-католический священник Тихон Кульбака так описывает события, предшествовавшие его изгнанию: «До сих пор не знаю, где меня держали боевики: там была настоящая тишина и запах леса. У меня были завязаны глаза, что давало надежду, что останусь живым… Меня толкнули к стене и приказали молиться. Я начал молиться вслух. Над моей головой раздалась автоматная очередь… Они забрали мои таблетки, говоря: «Ты наш враг! Ты будешь долго и медленно умирать, пока не обратишься».

ДНР/ЛНР не удалось пока обрести собственного духовника, чей образ олицетворял бы сакральный характер войны. На концертах в Донецке и на передовой выступает под гитару некий схимник, который страшным голосом обличает Путина, но схимник этот производит впечатление сумасшедшего. В таких условиях олицетворением «православной составляющий» войны стал Игорь Друзь — советник Игоря Стрелкова в его бытность министром обороны ДНР и идеолог «Русской православной армии» на Донбассе. В результате усилий Друзя и его соратников над танками и окопами ДНР/ЛНР, наряду с российскими и монархическими флагами, развеваются также хоругви с Нерукотворным образом Спасителя, а стандартный приказ «Огонь!» дополняется формулой «Во имя Господа нашего Иисуса Христа».

В интервью официальному сайту ДНР в начале октября Друзь сетовал на непонимание с верхушкой Украинской православной церкви Московского патриархата: «Большинство православных священников по всей Украине за нас. Другое дело — епископат. К сожалению, среди украинских архиереев нашлось много предателей». На упрек в том, что, воюя с украинцами, донбассовцы убивают своих же православных братьев, у Друзя есть четкий ответ: «С украинской стороны православных нет вообще, потому что ни один воцерковленный православный человек не пойдет воевать против Новороссии, единство Святой Руси угодно Богу». И — напротив — «большинство ополченцев — православные и церковные люди, которые регулярно исповедаются и причащаются. Впервые за 100 лет возникла православная армия из русских людей. Православные люди и в политических делах всегда знают, где правда», — убежден Друзь.

Но особого внимания, пожалуй, заслуживает главный православный спонсор ДНР/ЛНР, близкий к патриарху Кириллу московский предприниматель Константин Малофеев, глава Фонда св. Василия Великого. Именно Фонд Малофеева устраивал громкие «гастроли» православных святынь — в частности, Даров волхвов, — которые побывали в Крыму под охраной Стрелкова буквально за месяц до начала событий, приведших к отделению полуострова от Украины.

 

Отец за сына не отвечает

Несмотря на пламенную верность вооруженных сил ДНР/ЛНР Московскому патриархату, родная церковь — УПЦ МП — в последнее время постоянно отмежевывается от своей сепаратистской паствы и даже прямо осуждает некоторые ее действия по защите Святой Руси и восстановлению Русского мира. Конечно, это подрывает моральный дух бойцов под красным знаменем со Спасителем.

Управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич) открещивался от сепаратистов 7 октября на встрече с канадским послом Эндрю Беннеттом в Киеве. «Церковный амвон не может превращаться в политическую трибуну. Сегодня каждый из нас, священников, должен сделать все, чтобы ни в коем случае наша конфессиональная принадлежность не разделяла людей». Он напомнил, что УПЦ МП не приняла отобранный у баптистов молитвенный дом в Антраците, потому что церковь «не только не одобряет, но и не примет подобных «подарков». Аналогичная ситуация создалась после захвата кафедрального собора и помещения епархиального управления Киевского патриархата в Луганске».

В июле-августе в УПЦ МП произошла смена власти: скончался митрополит Владимир (Сабодан), и церковь возглавил имеющий репутацию промосковского митрополит Онуфрий (Березовский). Однако реализовывать свои промосковские планы (в частности, ограничить автономию УПЦ МП в пользу большего контроля Московского патриарха) в нынешней политической обстановке ему невозможно. И митрополит Онуфрий всячески демонстрирует свою лояльность украинским властям: на днях он даже посетил зону АТО, что в Украине воспринимается как символический жест. Вскоре после этой поездки, на заседании синода 23 октября, патриарх Кирилл наградил митрополита Онуфрия высоким церковным орденом. Не намерен митрополит Онуфрий менять статус-кво крымских епархий — они остаются неотъемлемой частью Украинской церкви Московского патриархата, что, если смотреть из Кремля, выглядит как формальное непризнание Московским патриархатом присоединения Крыма к России.

Однако среди клира и мирян УПЦ МП, особенно в центре и на западе Украины, сейчас как никогда высок градус украинского патриотизма, и митрополит Онуфрий не поспевает за этими настроениями. На украинских приходах Московского патриархата стихийно прекращается поминовение патриарха Кирилла, появляются коллективные воззвания клириков и мирян о провозглашении автокефалии (полной самостоятельности от Москвы) Украинской церкви. Наиболее нетерпеливые приходы уходят в уже провозгласивший автокефалию Киевский патриархат. Подобные процессы протекали в Украине в начале 1990-х и привели к масштабному церковному расколу.

В августе патриарх Кирилл написал обширную жалобу Вселенскому (Константинопольскому) патриарху Варфоломею — первому по чести и по влиянию иерарху официального православия. Московский предстоятель хотел упредить возможное обращение УПЦ МП за автокефалией в Константинополь, но не встретил понимания. На встрече с митрополитом Онуфрием 8 октября патриарх Кирилл предложл ему раздробить епархии, где наиболее сильны автокефалистские настроения и прекращено поминовение патриарха, на несколько частей. Эта реформа должна в первую очередь коснуться Луцкой, Владимиро-Волынской, Ровенской, Тернопольской, Житомирской, Винницкой, Хмельницкой и соседних епархий. Относительно же восточных епархий, расположенных на территориях, контролируемых ДНР/ЛНР, существует план их объединения в «митрополию Новороссии», за счет чего патриарх планирует отчасти загладить перед Кремлем свою «вину за Крым», оставленный Украинской церкви.

 

Бегство с тонущего корабля?

Все более массовый характер приобретает бегство приходов УПЦ МП на западе Украины в Киевский патриархат. Вот характерный пример: община храма Святого архистратига Михаила в селе Бутин Збаражского района Тернопольской области. На общеприходском собрании в начале октября за переход из Московского патриархата в Киевский высказалось более 300 прихожан, а против — 15. В местной епархии УПЦ МП эти события комментируют жестко: «Захват храма националистами с участием «Правого сектора».

Пока еще остающийся в Московском патриархате приход села Вишнев в предместье Луцка опубликовал на днях характерное воззвание к митрополиту Онуфрию. Напомнив, что многие священнослужители УПЦ МП на востоке Украины «проявляли действенную поддержку ополченцам или даже становились в их ряды, молились за их победу или даже возглавляли вооруженные группировки», —  прихожане делают вывод, что их церковь вносит вклад в разрушение украинской государственности. Не желая иметь ничего общего с московским патриархом, вишневский приход пишет: «Патриарх не только создал надежный тыл для кремлевского агрессора, но и опустился до откровенной клеветы на украинцев, поскольку лично и неоднократно озвучивал на весь мир ту ложь, которую ранее распространяли официальные и неофициальные спикеры патриархии, — о «религиозной подоплеке» войны, которую против православных ведут «униаты и раскольники»… Не великий господин и не отец нам патриарх московский. Мы не поминаем его за богослужением, как не поминают его на многих других приходах. «Исторические пути УПЦ и РПЦ должны окончательно разойтись, — полагают авторы письма, — чтобы каждая из церквей выполняла свое призвание в мире успешно, не спотыкаясь на камнях идентичности… По церковным правилам церковные границы должны следовать за государственными».

Понятно, что позиция лидера другой крупнейшей православной церкви Украины — Киевского патриархата — Филарета (Денисенко) в нынешних условиях предельно жесткая. В последнее время он постоянно повторяет, что от позиции европейских государств и Америки зависит, перерастет ли война на востоке Украины в третью мировую. 8 октября он направил главам государств, парламентам и народам Европы послание «Остановите разжигание ІІІ мировой войны!». «Зная урок «мюнхенского умиротворения агрессора», сейчас демократические страны и все люди доброй воли еще имеют возможность остановить скатывание мира в пропасть катастрофы. Нужно остановить зло, пока не стало слишком поздно», — отметил глава Киевского патриархата.

Общим местом религиоведческих дискуссий последних лет стало признание того, что в нашей стране формируется новый образ официального православия — агрессивный и нетерпимый. Он проявил себя в кампании за «максимальное наказание» Pussy Riot, в деятельности акциониста Дмитрия Энтео и его соратников-казаков, в навязчивых программах строительства новых храмов вопреки интересам жителей, в «Русских маршах» и призывах депутата Милонова. Окрашенная кровью, пролитой на поле брани, идеология «Святой Руси — Новороссии» является апофеозом этого образа. И вполне можно понять, почему патриарх Кирилл не хочет признать в донецких ополченцах своих идейных последователей. Гораздо труднее понять, почему он не прилагает мер к тому, чтобы два самых близких православных народа  не наращивали градус ненависти друг к другу, раскалывая то, что осталось от единой цивилизации и «Православного мира».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera