Сюжеты

В России материнство — подвиг

В стране увеличивается доля бездетных женщин. В маленьких городах и селах не рожают, потому что не могут, в мегаполисах — потому что не хотят

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 125 от 7 ноября 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

В стране увеличивается доля бездетных женщин. В маленьких городах и селах не рожают, потому что не могут, в мегаполисах — потому что не хотят

Фото: ТАСС

Ну что, бабоньки! Депутаты Госдумы РФ нашли способ нас осчастливить. Фракция ЛДПР предлагает ввести в стране «закон самца». По аналогии с материнским капиталом парламентарии обещают выплачивать деньги любвеобильным и плодовитым мужчинам. Средства хотят давать и за детей на стороне. Креативненько. Одна помеха — а готовы ли женщины рожать? Факты говорят, что нет — ни от законных супругов, ни от любовников. С самками в империи что-то не так…

 

Календарь рождений изменился, объясняют социологи. Материнский дебют сдвинулся с 24 на 27 лет. Две трети москвичек к 25 годам еще не имеют первенцев, а к 40 около 15% жительниц уже не способны забеременеть. В Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии доля окончательно бездетных в когорте 40–44-летних приблизилась к 20–25%. В центральных регионах она достигла 15% — уровня стран Восточной Европы. И все бы ничего, если бы демографическая ситуация в России не усугублялась массовой однодетностью. Немногие соотечественницы отваживаются рожать второго ребенка, а государству для сглаживания народонаселенческих проблем нужны семьи как минимум с тремя малышами.

«Давайте будем реалистами, — комментирует статистику младший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Екатерина Митрофанова. — В ближайшие 10–20 лет количество потенциальных матерей уменьшится. В репродуктивный период вступят девушки, рожденные в кризисные 1990-е. Тогда был демопровал, скоро он о себе напомнит».

 

Что для москвичек — childfree, для провинциалок — фатум

Демографическая политика России — последнее, чем в своей жизни интересуется 35-летняя Настя Силаева. Вчерашняя предпринимательница приехала в Москву из Белгородской области — «чуть не загнулась в райцентре от скуки». Работает менеджером в офисе — «перебиваюсь на 40 тысяч рублей в месяц». Снимает квартиру в Кузьминках — «на собственную до старости не накопить». Вышла замуж за строителя из Молдавии — «в моем возрасте не ждут принцев». Когда подруги надоедают ей болтовней о «тикающих часах и бебике», она рассказывает им о childfree — о добровольной бездетности.

«Деловые женщины выбирают самореализацию и карьеру, у меня другой стоп-кран — не хочу растить ребенка в чужих стенах и во всем ему отказывать. Детей рожают, когда есть уверенность в завтрашнем дне, — рассуждает Настя. — Успеем крепко встать на ноги — появится сын или дочь, не получится — не беда. Я не буду, как мать и бабушка, поднимать ребенка в нищете и смотреть, как он завидует обеспеченным сверстникам, чувствуя себя неудачником».

Негласной Настиной программы «Живем для себя» придерживаются тысячи женщин в Москве и за ее пределами.

«Исследователи не делают различий между вынужденной и добровольной бездетностью в России, поэтому просчитать явление childfree в цифрах невозможно, — замечает ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Алла Тындик. — Но, как показывают опросы, в целом по стране доля респондентов, предпочитающих будущее без горшков и пеленок, равна 5%, в Москве их в три раза больше. В столице бездетность — сознательная, на периферии — невольная. В мегаполисах важную роль играют факторы идейного порядка — менталитет, в регионах первопричина — демографический фатум: безбрачие и бесплодие».

Безмужние жительницы села Красные Орлы Кемеровской области переводят эту фразу на простое и злое: «От кого рожать?» «У нас на десяток баб один кавалер. И тот плохонький, — жалуется «Новой» глава местной администрации Татьяна Самсонова. — Дальняя часть села — старые девы, ближняя — вдовы. Сильный пол до пятидесяти не дотягивает — спивается. В год по 40 человек теряем — кто умирает, кто сбегает. Условия в глубинке не сахар. Раньше времени стареем и хиреем. Так и запишите себе: села, деревни демографию России не подправят».

«Не подправят» и города. Журналисты региональных изданий не случайно называют Тверь, Тулу, Читу и Великий Новгород территориями молодых вдов. В 14 городах страны и 1599 поселках городского типа женское население значительно преобладает над мужским, и рождаемость в них ощутимо снижается.

 

Материнская плата

В 2007 году государство разработало федеральную программу стимулирования демографического роста. Главным средством «родовспоможения» в России стал материнский капитал.

Сегодня Минэкономразвития и Минфин РФ порываются его отменить, поскольку такая форма поддержки граждан, по мнению ведомств, не способствует многодетности и укреплению института семьи — охотнее всех рожают маргиналы.

И правда, зачем стране тратить деньги на женщин и детей, если демографические дыры можно подлатать, присоединив к ней Крым со всем населением или раскидав по субъектам РФ тысячи украинских беженцев. А что материнский капитал? Он истощает казну на 300 млрд рублей в год.

«Материнского капитала недостаточно, — убеждена демограф Екатерина Митрофанова, — и отменять его нелогично. Последние семь лет в нашей стране рожали дети 1980-х. Их мамы и папы вступали в брак в относительно щедрое с демографической точки зрения время. С ними серьезных проблем и так не было бы. А ближе к 2016–2017 годам подойдет очередь кризисных поколений, и если не создать для них комфортную среду, они отложат материнство и отцовство на потом — «выроют» новую демографическую яму. К сожалению, российские чиновники не прислушиваются к специалистам, иначе не совершали бы ошибок. Своими программами они дают людям неверную установку: рожайте, а мы вам заплатим. Получается перевернутая картина мира: женщины рожают для государства, а не для себя. И вместо того чтобы предложить будущим мамам условия, в которых они захотят реализовать свои потребности, государство формирует потребности и качественно не улучшает условий».

 

«Мы ж не Франция какая…»

Может, как утверждали недавно разработчики «Основ государственной культурной политики» из Минкульта, Россия и не Европа, но у последней явно есть чему поучиться. Например, у Франции.

Там рождаемость поощряется не только деньгами. Семейная политика позволяет француженкам совмещать карьеру и материнство. Родителям, которые берут на работе годовой неоплачиваемый отпуск после рождения третьего ребенка, ежемесячно выплачивается по 750 евро. Многодетные папы и мамы освобождаются от налогов и получают различные льготы и скидки. К услугам женщин — ясли, бесплатные детские сады, институт сертифицированных нянь, касса семейных пособий.

Нужно тебе поработать в субботу — детсады открыты по выходным. Надо взять двухдневный отпуск в середине недели и отдохнуть от малышей — специалисты подстрахуют. Необходимо вырваться с домашними на летние каникулы — вот 40-процентная скидка на железнодорожные или авиабилеты, а к возвращению домой государство, как обычно, внесет за твое жилье свою часть квартплаты.

Матерей и детей готова опекать армия помощников — воспитатели, врачи, психологи. А у нас?

В России районные и сельские больницы в 2013–2014 годах ликвидировали родильные отделения. Беременных заставили ездить за тридевять земель в областные перинатальные центры — по 30–50 километров. Женщины рожают в дороге: жительницы Ярославской области — в «скорой», Тверской — в поле, Бурятии — на железнодорожных станциях.

К врачам в поликлиники молодые мамы с малышами пробиваются, как Чапаев с конницей, места в детсадах добывают криком, за продленку в школах отдают четверть зарплаты. Ежегодные родительские расходы на нянечек, одежду, обувь, питание, игрушки, книжки в разы превышают сумму единовременной помощи от государства.

«Надо мной близкие иногда посмеиваются: «Ты, Рит, из самой низшей касты», — признается социолог и мать троих детей из Казани Маргарита Подгородова — Верно, не олигарх, но крутимся, вертимся. Я трижды рожала, трижды медики запугивали: «Рискуете». Трижды оставалась без декрета — фирмы то обсчитывали, то откровенно кидали. На второго ребенка материнский капитал мы с мужем не получили — не успели. Сумма на третьего лежит в банке — душу греет. Надеюсь, что не сгорит — инфляция не съест, дефолт не отнимет. Земельный участок от государства наша семья не брала — в Татарстане многодетным дают сотки рядом с площадкой радиоактивных отходов или на болотах. Сомнительное приобретение. Что еще?.. Платим сумасшедшие деньги за дополнительные занятия в школе. Льгот и скидок не имеем. А вы спрашиваете, почему в нашей стране нормальные, успешные, здоровые женщины не хотят рожать? Дело не в эмансипации, не в общемировых тенденциях и моде на childfree. В России материнство — всегда жертвенность. Здесь каждый шаг — подвиг».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera