Мнения

У следователей и судей нет алиби

О единственном деле в истории «Руси Сидящей», когда удалось доказать полную невиновность человека

Этот материал вышел в № 127 от 12 ноября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

О единственном деле в истории «Руси Сидящей», когда удалось доказать полную невиновность человека

…Известно, что примерно треть осужденных в России невиновны. Откуда, вы спросите, известно? Да вот и я об этом думаю. Во-первых, это данные ЕСПЧ. Во-вторых, это данные умных и внимательных, вполне свой срок отмотавших. В-третьих, это наблюдения профессионалов: адвокатов, начальников колоний, прокуроров по надзору в отставке и т.д. Ну вот и многолетние наблюдения «Руси Сидящей» это подтверждают, причем сейчас пошло по восходящей: мы-то раньше не соглашались, что треть, — говорили о четверти. Теперь-то да — треть.

А в человеческих жизнях это будет 150—180 тысяч человек в год. Каждый год. Плюс семьи, дети, друзья-подруги и родители. Я не знаю, как называются массовые посадки заведомо невиновных людей. Наверное, надо сказать: «Спасибо, что не расстреливают без суда и следствия». Ну спасибо. Кстати, в Госдуме время от времени возбуждаются насчет отмены моратория на смертную казнь.

Вот вам еще одна поразительная история на эту тему.

В августе 2013 года пришло на почту «Руси Сидящей» письмо от Марии: «Здравствуйте! Обращаюсь к вам, поскольку не знаю, где искать хорошего адвоката. Мужа пытаются приписать к делу о похищении человека, но он непричастен. Есть алиби, но оно не проверяется. Он сидит с середины апреля в СИЗО, дело не двигается. Против него показания потерпевшего, якобы он его узнал. У нас сложная ситуация, мне скоро рожать, а на руках маленький ребенок, могу остаться одна с двумя детьми. Прошу о помощи».

Понятно — чего ж тут непонятного, у нас каждое первое обращение про это. С Марией встретился наш адвокат Вячеслав Гаврилов. Началась борьба за Максима, мужа Марии. Удалось полностью доказать алиби Максима. Но все мы знаем, что сажают у нас не для того, чтобы отпускать. Ведь тогда придется отвечать сотрудникам МВД и судье, избиравшему меру пресечения, — почему необоснованно человек сидит в тюрьме.

К апрелю 2014 г. удалось добиться освобождения Максима из СИЗО под подписку о невыезде. Максим вышел на свободу и впервые увидел своего сына, который родился в ноябре. Все рыдали, и про это снят отличный сюжет в фильме «Освободите любовь».

Но железного алиби оказалось мало. Уголовное преследование Максима прекращено не было. ГСУ СК РФ по Московской области решает отправить уголовное дело в отношении Булахтина Максима туда, где оно было возбуждено, где никто ничего не хотел делать: проверять алиби Максима, запрашивать сотовых операторов и проводить другие необходимые следственные действия для доказательства невиновности человека. У нас как-то все давно позабыли, что следствие должно не только доказывать виновность, но и в случае сомнения, нестыковок доказывать невиновность человека. Дело отправляется в СУ СК РФ по Одинцову. Но следователи, с такой легкостью заключающие людей под стражу, не любят выпускать на свободу по законным основаниям.

Первый следователь, получив дело и ознакомившись, написал рапорт об увольнении. Второй, сославшись на семейные проблемы, запросился в отпуск. Третий несколько раз письменно умолял забрать дело обратно в ГСУ СК РФ по Московской области. Однако, получив приказ разбираться на месте, просто перестал реагировать на внешние раздражители.

Опять же принятие решения о прекращении уголовного преследования грозит принявшему его дисциплинарным взысканием и служебным несоответствием. А с другой стороны, на следствие еще и опера давят — именно они заварили кашу для того, чтобы одним выстрелом убить двух зайцев: закрыть свои «висяки» и, вполне вероятно, снять хорошие деньги с отца потерпевшего (владельца автосалонов в Москве). Для них, оперов, разбор этого дела может закончиться полным переформированием УВД. А ведь это Одинцово — лакомый кусок Подмосковья, за него будут биться не по-детски.

Так что подожди, Максим Булахтин. Ну что тебе стоит еще походить под уголовным преследованием? Отсидел год, испортил здоровье, не увидел рождение сына — ничего личного: только показатели, только бизнес.

Максим и его защитник получили постановление о прекращении уголовного преследования в конце октября. На 9 листах подробно расписываются два варианта обвинения преступной группе, похитившей и ограбившей человека. В первом убедительно пишется, что сделал это Максим Булахтин. Во втором все то же самое, только без Максима. И ни слова об алиби: «В действиях обвиняемого М.Е. Булахтина отсутствуют признаки преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, в связи с чем уголовное преследования в отношении Булахтина М.Е. должно быть прекращено». В каких действиях? Человек сидел с братом в кафе за 30 км от места совершения преступления, его видели официанты, он разговаривал по мобильному телефону, есть биллинги. Но нет такого понятия — алиби — в уголовном производстве РФ. В тексте законов есть, а в практической работе следователей и судей — нет. Не может быть алиби у российского гражданина, если опера и следствие назначили его виновным. За все время существования «Руси Сидящей» — это единственное дело, когда невероятными усилиями защиты удалось доказать полную невиновность человека.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera