История

Наблюдатели ОБСЕ на востоке Украины: «Нам постоянно мешают»

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе бьет тревогу: положение на востоке Украины ухудшается, и война может разгореться с новой силой

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 14 ноября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе бьет тревогу: положение на востоке Украины ухудшается, и война может разгореться с новой силой


Представитель ОБСЕ Александр Хуг с коллегами. Фото: РИА Новости

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе бьет тревогу: положение на востоке Украины ухудшается, и война может разгореться с новой силой.

Генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер был во вторник и среду в Брюсселе. За закрытыми дверями он встретился с главой дипломатии ЕС Федерикой Могерини, с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. В отеле «Силкен Берлемон» его допросили журналисты, а в Комитете по иностранным делам Европарламента он выступил перед депутатами.

ОБСЕ по просьбе Украины развернула в стране мониторинговую миссию: 261 наблюдатель. 112 работают в зоне конфликта на востоке страны, наблюдая за прекращением огня и выполнением минских договоренностей.

Нарисованная Заньером картина не внушает оптимизма. Прекращение огня, по его  словам, «с каждым днем все более виртуально», и «риск эскалации конфликта нарастает». Сепаратисты фактически парализуют работу наблюдателей ОБСЕ, их мало куда пускают, их беспилотники нейтрализованы электронными помехами, в то время как на их глазах с востока движутся колонны тяжелой техники.

Картина складывается из приводимых ниже цитат его выступлений и ответов на вопросы журналистов и парламентариев в Брюсселе.

«Мы наблюдаем сейчас в Украине потерю темпов политического процесса, открытое нежелание выполнять минские соглашения. Мы видим неудержимое сползание назад».

Более 70 процентов состава миссии — это граждане стран ЕС, но есть и россияне, и американцы (причем, на Донбассе их поровну). При разных мнениях и пристрастиях в итоге фиксируется общая картина. Какая она сегодня?

«Разделительные линии, которые более или менее установились на момент прекращения огня, сдвигаются. Сепаратисты в ряде районов прибавили себе территории, отодвинув на запад границы своих «владений» за счет захвата украинских блок-постов. В некоторых местах — на десятки километров. Кое-где, наоборот, продвинулись украинские войска, но незначительно. Боевые столкновения продолжаются, а в последние дни все более интенсивны».

Видели ли наблюдатели колонны военной техники, которые, по данным верховного главнокомандующего силами НАТО в Европе генерала Филипа Бридлава, прошли из России в сепаратистские «республики»? (Согласно коммюнике самой ОБСЕ, 43 военных грузовика без номерных знаков прошли утром во вторник к центру Донецка, пять машин тащили тяжелые артиллерийские орудия и еще пять — системы залпового огня). Генсек ОБСЕ взвешивает слова:

«Мы видели колонны техники, тяжелого вооружения, танков, военных грузовиков, которые входили в районы объявленного прекращения огня».

Почему от наблюдателей ОБСЕ поступает весьма скупая информация о положении на востоке Украины? Тут Заньера прорвало.

«Нам постоянно мешают, ограничивают возможности выполнять согласованные в Минске функции. Наблюдателям закрыт доступ во многие районы. Есть группы наблюдателей в Луганске и Донецке, но им крайне затруднено передвижение за пределы мест дислокации. Они должны договариваться с сепаратистскими властями о маршрутах. Подозреваю, что власти разрешают им увидеть только то, что сами хотят показать. Чтобы мы сообщали только о том, о чем они хотели бы сообщить».

«У нас мандат мониторинговой операции, но сейчас она ближе по условиям к миротворческой. Мы наблюдаем за прекращением огня там, где его нет. Это опасно для нашего персонала. Наблюдатели — сугубо гражданские люди, они не подготовлены к работе в боевых условиях. На деле это тоже ограничивает нашу свободу передвижения».

Большие надежды были связаны с беспилотниками. Где они?

«Мы арендовали летательные аппараты для мониторинга с воздуха, но нам упорно мешали его проводить. С конца октября дроны налетали только 15 часов. 2 ноября ополченцы в военной форме без знаков различия с контролируемой сепаратистами территории в 17 километрах восточнее Мариуполя пытались ракетой земля-воздух сбить беспилотник, но не попали. Потом работа дронов вовсе была парализована электронными помехами. Фирма, у которой мы их арендовали, утверждает, что такие помехи могут чинить только сложные и дорогие новейшие технические средства. Мы вынуждены пока прекратить полеты, чтобы специалисты снабдили дроны средствами преодоления помех».

То есть, наблюдатели ОБСЕ попросту многого не видят?

«Мы хотим доступа к государственной границе, потому что госграница очень важный элемент для наблюдения (около 400 километров ее протяженности находятся вне контроля украинского правительства). Хотя Минское соглашение ясно оговаривает наш беспрепятственный доступ к границе, нас туда по-прежнему не пускают. Есть лишь две точки, два пункта пересечения границы, где мы присутствуем по соглашению с Российской Федерацией и, находясь на российской территории, наблюдаем за транзитом».

«Мы видели прохождение российских «гуманитарных конвоев», но мы их не досматривали. Потому что в гуманитарной части операции работаем с Международным Красным Крестом, а тот не смог договориться, ни с русскими, ни с сепаратистами о своем участии в распределении помощи. Поэтому мы остались в стороне от гуманитарной операции. Просто стояли и смотрели, как грузовики проходят через границу».

Сейчас многие источники отмечают военную активность в районе Мариуполя. Что это — подготовка российского наступления в сторону Крыма и Одессы?

«Мы можем говорить только то, что наблюдаем сами… Местность недалеко от Мариуполя — это один из проблемных районов, и нашим наблюдателям не удается попасть на территории, контролируемые сепаратистами… Там пытались сбить наш беспилотник. Город активно обстреливается артиллерией с сепаратистской стороны. Да, это одно из направлений, которое нас беспокоит. Налицо военное давление, в котором действительно можно усмотреть подготовку к какой-то большой операции».

Генсек обращает внимание на тревожные тенденции на всем постсоветском пространстве.

Абхазия фактически слилась с Россией, все больше отгораживаясь от Грузии. Похожие процессы в Южной Осетии. В Молдове Приднестровье отказывается от участия в переговорах о решении кризиса. Последняя встреча 5+2 сорвана, и осталось мало шансов на скорое возобновление процесса. Серьезная проблема с Гагаузией, под вопросом проведение парламентских выборов 30 ноября. Министр иностранных дел Молдовы жалуется на массированную пропаганду русскоязычных телеканалов, которая очень похожа на информационную войну против Украины. Азербайджанцы сбили армянский военный вертолет, что может спровоцировать обострение в Нагорном Карабахе. Есть элементы нестабильности в Центральной Азии…

«В атмосфере растет градус нервозности. Пропаганда вокруг украинского кризиса провоцирует нестабильности на постсоветском пространстве, раскалывает общества. Во всех этих странах есть большие русскоязычные общины, в которых усилилась поляризация».

Созданная в разгар холодной войны для предотвращения горячей войны на континенте, ОБСЕ в будущем году отметит сорокалетие. Недавно казалось, что Хельсинкский акт и ОБСЕ навсегда обеспечили инструменты мирного решения конфликтов в Европе. Увы, это не так. Через четверть века после холодной войны нарушены базовые принципы Хельсинки.

Председатель международного комитета Европарламента Эльмар Брок на встрече с Заньером связал в одну цепочку передвижения войск в Восточной Украине, напряженность перед парламентскими выборами в Молдове и другие тревожные сигналы и пришел к прогнозу: декабрь может привести Европу к еще более опасной ситуации…

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera