Мнения

Как Владимир Владимирович поговорил о патриотизме со знаменитым американским режиссером

Этот Стоун у нас песней зовется

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 128 от 14 ноября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

 

РИА Новости

Один американец… Нет, два американца… Нет, все-таки один американец, а один наш (хотя и гражданин мира) произвели форменную революцию в эфире российского телевидения. Поздним вечером понедельника программа «Познер» и последовавшая за ней премьера первой серии документального сериала «Нерассказанная история США» собрали у телеэкранов рекордную аудиторию — 20% и 25,8% зрителей от числа всех смотревших в это время телевизор пришли на Первый канал сначала на встречу с выдающимся американским кинорежиссером Оливером Стоуном, а потом и на его фильм.

Теперь медиааналитики гадают: что это было? Почему? И один ли антиамериканизм Стоуна, совпадающий с сегодняшними настроениями и ожиданиями российской публики, тому причиной?

С антиамериканизмом Стоуна все не так просто, как показалось многим на первый взгляд. Так же непросто, как и с русофобией Познера, в которой его обожают упрекать отечественные «патриоты», тыча ему в лицо иностранным гражданством. Утомившись доказывать, что он и Россию любит, хоть и не считает своей родиной, Владимир Владимирович теперь в ответ на подобные упреки только усмехается: к чему метать бисер? Но его «оппоненты» не унимаются: вот и предыдущий гость Познера, скучнейший секретарь генсовета партии «Единая Россия» Сергей Неверов, не отказал себе в удовольствии упомянуть о французском гражданстве российского ведущего, видимо, по логике депутата, автоматически лишающего его права компетентно и с патриотических позиций рассуждать о происходящем в России.

Зато собственный патриотизм Неверов продемонстрировал в полной мере: формулу Володина «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России» он разделяет абсолютно, особо подчеркивая при этом, что «этот взгляд разделяют и 84% граждан, которые сегодня поддерживают Владимира Владимировича Путина». Тем более показательной на этом единодушном фоне выглядела ответная реплика Познера: «Я, например, сомневаюсь, что Россия исчезнет, если не будет Путина». Ну космополит безродный, что с него взять?

Режиссер Оливер Стоун, которого (как посчитали многие зрители, устроившие потом активное обсуждение в соцсетях) и позвали-то на Первый канал исключительно из-за его антиамериканской позиции, отнюдь не считает себя антипатриотом, искренне полагая, что можно любить свою страну, но не соглашаться с ее властями. «И если правительство нарушает закон, то это право и долг честного гражданина — протестовать и поддерживать протест других, оказавшихся в тюрьме». Свои фильмы и исторические сериалы режиссер называет актом гражданского неповиновения «с целью улучшить мою страну и через них что-то исправить».

Отвечая на возможные упреки российской демократической общественности (озвученные Познером), что-де и книга его «Нерассказанная история США», и снятый вслед за ней документальный сериал волей-неволей играют на антиамериканских настроениях, которые сегодня в России цветут пышным цветом, художник недоумевает: «Это совсем не про меня… Это скорбный плач кинорежиссера по своей потерянной стране, стране, которую он любил, но во мне есть и надежда на лучшее».

Однако Познер, явно не вполне разделяя воззрения своего гостя на Америку как империю абсолютного зла в мире, все время выводит разговор на то, что волнует его самого — и отнюдь не в связи с Америкой. «Вас могут обвинить, что вы не патриот, что вы подрываете основы… Вы на российском ТВ — это будут смотреть и американские СМИ… они на вас нападут. Вы не боитесь этого?» А Стоун как будто даже не понимает опасений ведущего: книга «Нерассказанная история США» издана у него на родине и хорошо продается. Фильм показан по американскому ТВ два года назад и продан в 40 стран — Россия купила его одной из последних. А с оппонентами он готов спорить — только и всего.

Традиционная «прощалка» Познера, ради которой порой и стоит смотреть всю программу, лишь подтвердила, что, разговаривая со Стоуном об Америке, он на самом деле имел в виду проблемы отнюдь не заморские. «Как вам кажется, Оливер Стоун патриот? По-моему, несомненно. Конечно, в глазах так называемых патриотов-консерваторов в Америке он вовсе не патриот, он «пятая колонна», он американофоб, он враг народа и т.д. Собственно, они говорят о нем точно так же, как некоторые наши патриоты-государственники говорят о любом человеке, который критикует Россию, — «пятая колонна», русофоб, иностранный агент, ну и прочее. Вздор это, глупость и тупость. Есть люди, которые глубоко переживают за свою страну и которые считают нужным публично и во весь голос говорить о ее проблемах, ошибках, заблуждениях и, если надо, даже о ее преступлениях. Они считают, что общество должно знать, должно задумываться, должно быть в курсе, чтобы каждый отдельный человек, каждый член этого общества действовал как гражданин — осознанно и ответственно. Это и есть настоящий патриот. Понимаю: то, что я сейчас говорю, сегодня не слишком популярно в России, но меня это не смущает ничуть. Пусть не смущает и вас».

Владимир Владимирович в угоду моменту и редакционной политике немного покривил душой. Ему ли не знать (да и Стоун это так или иначе доказал), что в Америке Стоуна «пятой колонной» не считают и кислород ему не перекрывают, а если и спорят, то цивилизованно, публично доказывая, в чем не прав или в чем искренне заблуждается оппонент. «Тот, кто сегодня поет не с нами, тот против нас» — это типично российский взгляд на любую инакость. Точно так же, как и любого, кто исповедует «правильную» точку зрения, у нас стараются использовать в нужных пропагандистских целях»: «Ах, вы не верите нашим пропагандистам, сорвавшим глотки в обличении «мирового жандарма» и «властелина мира»? Так послушайте выдающегося американского режиссера, он-то врать не будет».

Вспомнился бородатый анекдот, не утративший, однако, актуальности: о советском и американском журналистах, заспоривших про свободу слова в Америке и СССР. «Вот я могу выйти к Белому дому и крикнуть: «Трумэн дурак». И мне ничего за это не будет», — говорит американец. «Подумаешь, — усмехается в ответ наш. — Я тоже могу выйти на Красную площадь и крикнуть: «Трумэн дурак». И мне тоже ничего за это не будет».

Оливер Стоун последовательно кричит об одном и том же и у Белого дома, и на условной Красной площади — и ему ничего за это не будет. Дальнейшие аналогии каждый додумывает для себя сам. Кстати, днем позже в программе «Наедине со всеми» в эфире того же Первого канала «гостил» художник Михаил Шемякин. Разговор почти не касался политики, но один политический вопрос все-таки прозвучал. «Почему вы не обиделись на страну, которая вас изгнала?» — спросила художника Юлия Меньшова. И он ответил ровно так же, как Оливер Стоун: «Я считаю, что страна — это одно, это народ, культура, архитектура. А власть — это другое. Меня преследовала власть». Ведущая не стала развивать тему. На всякий случай.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera