Сюжеты

«Они же звери!»

В суде по делу группировки БОРН рассмотрели убийства антифашистов

Фото: «Новая газета»

Общество

Надежда Прусенковакорреспондент

 

В суде по делу группировки БОРН рассмотрели убийства антифашистов

В Мособлсуде продолжаются слушания по делу БОРН — Боевой организации русских националистов, одной из самых кровавых неонацистских банд последних лет. В понедельник в суде рассмотрели два эпизода — убийства антифашистов Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского. В суд пришли потерпевшие — мама Ильи Донара Джапаридзе и сестра Ивана Екатерина Хуторская. Родных или поддерживающих подсудимых — никого.

Илья Джапаридзе

Мама антифашиста Ильи Джапаридзе со слезами на глазах рассказывала о сыне: хороший мальчик, писал стихи, в группе играл, учился на отлично, поступил в Высшую школу экономики. Ему было 20 лет, когда он погиб.

«Мне трудно говорить», — извинилась мама и показала сборник стихов сына.

Илья Джапаридзе был убит 27 июня 2009 года. Утром он вышел из дома на улице Перерва, поехал на экзамен. В два часа дня старший сын пришел к Донаре на работу. «Поехали домой, — сказал он, — Илью убили».

По версии следствия, подсудимые Баклагин и Тихомиров следили за Ильей от подъезда — «сидели на лавочке, изображали алкоголиков», — так это описано в показаниях из материалов дела. Исаев привез их на место будущего преступления и уехал. На обоих убийцах были парики и темные очки, на Тихомирове — панама, поэтому сначала в ориентировках даже указывалось, что на месте убийства была женщина.

Максим Баклагин нанес Илье Джапаридже не менее 26 ножевых ранений, Юрий Тихомиров четыре раза выстрелил в голову из травматического пистолета «Оса»...

В 10.32 Илью доставили в больницу, через полчаса, не приходя в сознание, он скончался.

Убийство раскрыли относительно быстро. Не признавшего вину Тихомирова осудили в 2012 году на 10 лет строго режима — не за убийство, а за телесные повреждения, повлекшие смерть (ст. 111 УК РФ). Баклагин проходил по делу свидетелем и даже был допрошен. А потом ударился в бега. Тогда еще не было очевидно, что убийство антифашиста связано с другими убийствами — адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой,  федерального судьи Чувашова, антифашиста Федора Филатова. И все это — дело рук одной группировки БОРН.

Один из лидеров группировки, Никита Тихонов, уже осужденный на пожизненное за убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой, в суде рассказал, что отдававший ему приказы на убийство Илья Горячев был против нападения на Джапаридзе. По его словам, убийства Филатова и Маркелова и так нанесли сокрушительный удар по антифашистскому движению и вызвали в Кремле «ненужный ажиотаж». Но, по словам Тихонова, подельников это не остановило. Они были возмущены тем, что антифашисты Джапаридзе и Авалишвили якобы избили сестру осужденного националиста Павла Скачевского — множество подробностей этого дела бродили в Интернете.

На первом процессе по делу об убийстве Ильи Джапариджзе в 2012 году его мама добилась официального ответа по этому эпизоду от следственных органов — уголовное дело по факту нападения из хулиганских побуждений на Екатерину Скачевскую было закрыто в связи с отсутствием события преступления и неустановлением лиц, совершивших деяние.

То есть нападения на сестру Скачевского не было. «Я спрашивала у друзей, я хотела знать всю правду про эту девушку. Но меня заверили — этого не было и просто не могло быть!» — заявила Донара Джапаридзе.

Нападения не было, а убийство было.

Организацией преступления занимался Алексей Коршунов (погиб на Украине от собственной гранаты в 2011). Он привлек к делу «северных» — Тихомирова, Баклагина и Исаева. Для Баклагина это убийство должно было стать «проходным билетом в БОРН».

Тихомиров вину так и не признал, на следствии он воспользовался 51 статьей Конституции. Зато Исаев и Баклагин рассказали в подробностях и признали вину, свою и Тихомирова. По закону, Тихомирова не могут судить дважды за одно и то преступление (суд может изменить наказание только в сторону облегчения). В рамках дела БОРН ему предъявлены статьи об участии в банде и незаконном обороте оружия. У Баклагина и Исаева — статья 105 ч2 «убийство по мотивам идеологической ненависти».

 

Иван Хуторской

Затем в суде допросили старшую сестру Ивана Хуторского Екатерину. Она рассказала, что брат работал юристом в центре «Дети улиц». О том, что брат был ярым антифашистом, она узнала уже после его гибели, а так была в курсе, что он занимался охраной концертов, чтобы не допустить на них националистов. Также он занимался тренировками с молодыми ребятами — он был крепкий, подготовленный парень, занимался армреслингом, самбо, смешанными боями... На него трижды нападали. Черепно-мозговая травма от удара битой в 2005, перелом носа со смещением и ранение шеи в 2007 (об этом нападении в показаниях говорил Никита Тихонов - нападали он и Алексей Коршунов), ножевое ранение в 2008-м. «Дома он говорил, что подрался с бомжами. Наверное, всю правду знал только отец, но он умер и не сможет дать показания». «Его звали Костолом — кличка со школы еще, он был крупный и сильный».

16 ноября мама позвонила Кате со словами, что Ваня не берет трубку. «Может, в метро». Через час перезвонила мама снова, сказала в подъезде много милиции, кого-то убили. Около 11 вечера стало известно, что убили Ваню.

У подсудимых были к потерпевшей вопросы.

— На месте гибели нашли кастет и нож. Зачем они ему? — спросил подсудимый Баклагин.

— Мне даже неизвестно, что они у него были.

— В любом случае, мы причинили вам боль, простите, — сказал Баклагин.

Вячеслав Исаев спросил, известно ли о том, что у Костолома был список с именами и адресами националистов

— Зачем они ему?

— Понятия не имею.

— Как вы отвечаете на их вопросы, они же звери, они же убийцы! — воскликнула с места мама Ильи Джапаридзе.

 

Иван Хуторской был убит вечером 16 ноября 2009 года. Никита Тихонов в суде рассказал, что имя Ивана Хуторского было в списке антифашистов, которых следовало убить, переданном им Горячевым. Сам Тихонов участвовать в убийстве не хотел — Горячев был и так недоволен убийством Джапаридзе. Но Коршунов заявил, что все равно рано или поздно убьет Костолома, «его банда самая активная в Москве». Тихонов показал Исаеву и Баклагину дом, где жил антифашист. Они следили, когда он уходит и приходит. 3 ноября Тихонова арестовали. Но подельники план убийства отменять не стали. Наоборот, это был своеобразный «привет с воли».

К дому Хуторского на востоке Москвы есть два подхода — с одной стороны дежурил Исаев, с другой — Баклагин. По рации они должны были передать сигнал Коршунову, который дождался, когда Иван зашел в подъезд и выстрелил три раза в затылок..

21 ноября несколько редакций СМИ получили письмо, в котором ответственность за убийство брала на себя организация БОРН. Баклагин и Исаев признают свою вину в соучастии в убийстве Ивана Хуторского и дали на следствии развернутые показания.

Продолжение 26 ноября.

 

 Читайте также:

 «Властные знакомые ждут действий».

 В Мособлсуде по делу БОРНа допросили Никиту Тихонова

 

 Читайте также:

 «Горячев отдал приказ убить»

 В Мособлсуде по делу БОРНа допросили Евгению Хасис

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera