Сюжеты

Зачистка перед бурей

Подготовка к выборам в Казахстане началась быстрее, чем все ожидали: ради сохранения режима в жертву приносятся премьер-министры, оппозиционные партии и свободная пресса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 133 от 26 ноября 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Подготовка к выборам в Казахстане началась быстрее, чем все ожидали: ради сохранения режима в жертву приносятся премьер-министры, оппозиционные партии и свободная пресса

В минувший четверг в Казахстане было закрыто одно из последних независимых от официальной власти изданий — журнал «Adam Bol» под редакторством видного оппозиционера Гульжан Ергалиевой. За несколько дней до этого впервые в истории страны был посажен под домашний арест экс-премьер Казахстана Серик Ахметов. Эксперты уверены, что необъявленные пока досрочные выборы все ближе, но при этом не исключают, что в процесс начал вмешиваться Кремль.

 

Из Кремля все видно

Журнал «Adam Bol», существовавший чуть больше года, был закрыт за несколько часов до выхода нового номера. Было бы логично предположить, что причиной стал предыдущий номер издания, в котором ключевой темой стало внезапное послание президента Назарбаева с объявлением НЭПа. Журнал на первой полосе заявил, что внезапность послания объясняется тем, что глава государства решил сохранить свое кресло еще надолго. Однако решение Медеуского суда города Алма-Ата гласило, что повод для приостановки деятельности издания — куда более серьезный. «В одном из августовских номеров у нас вышло интервью с видным казахстанским оппозиционером Айдосом Садыковым, который, спасаясь от преследований здесь, уехал в Киев и там начал сотрудничать с организациями в поддержку независимости страны, — рассказывает об официальной подоплеке атаки на журнал его главный редактор Гульжан Ергалиева. — В беседе с нами Айдос рассказал, что он поддерживает Майдан и демократические ценности. А теперь нам шьют сразу несколько статей, в том числе обвиняя в призывах к войне».

Надо сказать, что СМИ, которыми руководит Гульжан Ергалиева, закрывают не впервые. Год назад был закрыт ее журнал «Adam Reader», а до этого заблокирован сайт guljan.org. Но до обвинений в публичных призывах к войне еще не доходило. Отметим, что в самом материале никаких призывов нет и в помине, однако Айдос Садыков достаточно подробно рассказывает об «интернациональном батальоне», который собирается на территории Украины, состоит из представителей разных национальностей и уже отправил официальный запрос президенту Петру Порошенко с просьбой разрешить воевать за независимость страны. Авторы журнала отмечают также, что отдельные сограждане где-то в соцсетях (без уточнений, в каких и кто) высказывают пожелания участвовать в вооруженной борьбе за суверенитет Украины. Однако их останавливает статья за наемничество, по которой, согласно УК Республики Казахстан, положена высшая мера наказания (т.е. расстрел). «Батальон» же, по словам Садыкова, не думает о материальной стороне вопроса вообще. «Ни одного наемника, который воюет за деньги, там не будет. Это однозначно. Батальон сформируется из тех, кто искренне желает защитить территориальную целостность Украины…» — эти слова казахстанского оппозиционера в Киеве журнал даже продублировал отдельным выносом на черном фоне.

Коллектив журнала уверен, что суд, да и управление внутренней политики города Алма-Ата — всего лишь исполнители чужой воли. А вот чьей именно — вопрос с несколькими вариантами ответов. Вполне логичным представляется вариант, что недовольная такой подачей информации об украинском конфликте Москва через Аккорду (резиденция президента Казахстана.В. П.) попросила приструнить неугодный журнал. А казахстанская власть воспользовалась привычным инструментарием — запретами, а теперь еще и перспективой уголовного преследования (за «пропаганду войны» с использованием СМИ в стране сажают на срок до 7 лет). На этой версии, в частности, настаивает Айдос Садыков, с которым мы связались по телефону. Ее же придерживается и Гульжан Ергалиева: «До меня дошла информация, что в высших властных кругах России было недовольство журналом, особенно учитывая, что Казахстан вот-вот станет «как бы» партнером России по Евразийскому союзу. Так что вариант того, что это была некая закрытая просьба что-то сделать с нашим изданием, я не отметаю», — заявила Ергалиева.

В версии о руке Кремля, однако, есть одна нестыковка: интервью вышло в августе, а журнал терпели почти до зимы (появилась даже шутка, что за это нужно сказать спасибо «Почте России», которая долго доставляла журнал в Москву). Вполне вероятно, что ситуация на самом деле и проще, и сложнее: казахстанские власти включили режим подготовки к выборам на полную мощность, поэтому полетели головы.

 

Сядут все

О том, что в Казахстане планируются досрочные выборы, мы уже рассказывали читателям «Новой», когда писали о внезапном послании президента Нурсултана Назарбаева своему народу, в котором он объявил о Новой экономической политике страны и де-факто призвал потуже затянуть пояса. А спустя всего неделю под домашний арест был помещен бывший премьер-министр Серик Ахметов, который незадолго до задержания расстался с постом министра обороны. Официально Ахметова подозревают в хищении бюджетных денег в бытность его акимом Карагандинской области. Но опрошенные нами эксперты в один голос утверждают, что бывший премьер — даже с учетом возможных взяток — в этой ситуации стал жертвой предвыборной кампании.

К слову, такой же сценарий был разыгран и при предыдущих досрочных выборах президента. В конце 2010 года в тюрьме оказался тогдашний министр здравоохранения Жаксылык Доскалиев, а через полгода в стране выбирали нового-старого президента. Дополнительную схожесть сюжетов можно найти в том, что оба высокопоставленных чиновника мгновенно заболели после задержания, но если главу минздрава сразу госпитализировали, то Серику Ахметову удалось договориться о домашнем аресте. Впрочем, Доскалиеву хоть и дали семь лет, но уже меньше чем через год он был помилован и вышел на свободу условно-досрочно, а сейчас руководит Центром трансплантологии. Так что и Ахметову вряд ли стоит переживать.

Есть и другой прецедент: в 1999 году в розыск был объявлен другой казахстанский экс-премьер — Акежан Кажегельдин. Так совпало (разумеется, случайно), что уголовное дело против бывшего главы правительства было возбуждено примерно в одно время с досрочными президентскими выборами в январе того же года.

Арест экс-премьера — лишь первая из крупных чисток перед выборами, уверена Гульжан Ергалиева, но это все косметические меры, чтобы отвлечь народ от реальных проблем, а заодно заработать его лояльность. «Действительно, ожидаются сложные времена, — говорит главный редактор журнала «Adam Bol». — И власть старается минимизировать то социальное напряжение, которое нарастает в обществе из-за нехватки денег». Громкие коррупционные разоблачения и гонения на прессу хорошо вписываются в эту концепцию: власть приносит народу сакральную жертву, убеждая его в том, что после изгнания «паршивых овец» все станет замечательно, а чтобы в голове у людей не появлялось ненужных вопросов, из информационного поля изымаются СМИ, способные эти вопросы поставить.

Собственно, арест Ахметова и закрытие журнала «Adam Bol» — и есть та самая «ретушь». Нюанс лишь в том, что, убрав один оппозиционный (хоть и самый популярный) журнал, власть не решила проблему «неправильного» освещения украинских событий. Просто на фоне уничтожения русскоязычной прессы все больше вистов получает пресса казахскоязычная, которая, по словам политолога Айдоса Сарыма, никогда особо не скрывала своих симпатий к той же украинской политике.

С русскоязычной прессой в этом смысле проще: в стране издаются 3—4 газеты, которые не стесняются писать об аннексии Крыма, называть руководителей непризнанных Донецкой и Луганской народных республик сепаратистами и открыто говорить, что Казахстан, несмотря на многовекторность политики, максимально подстроился под российскую позицию по Украине. Перебить их поодиночке не составит большого труда, но Сарым сомневается, что это принесет хоть какой-то эффект — журналисты просто уйдут в интернет. Хотя на ближайших выборах, скорее всего, нынешнее «выключение» независимых журналистов сработает. «Это называется «почистили бабушкино пространство», — иронизирует политолог. — Основной электорат — это пенсионеры, и их избавляют от этой информации, а в интернете сидит молодежь, которая на выборы не ходит, и власть со свободой в Сети хоть как-то, но готова мириться». Другое дело, если власть захочет избавиться от независимой прессы совсем: тогда уголовное дело против Гульжан Ергалиевой как раз за ту самую «пропаганду войны» может быть возбуждено в любой момент.

 

Скованные одной цепью

Скандал вокруг закрытия оппозиционного журнала и арест бывшего премьера стали штрихами ко все более проявляющемуся контуру предстоящих досрочных выборов, о которых может быть объявлено уже после новогодних праздников.

Так, у экспертов все больше уверенности в том, что выборы будут все-таки парламентские, а не президентские. На это указывают несколько обстоятельств. Во-первых, на неделе в региональной прессе — в первую очередь прогосударственной — началась активная промокампания пропрезидентской партии «Нур Отан», которая сейчас «самая мощная и сплоченная общественно-политическая сила в стране, завоевавшая авторитет и доверие большинства населения».

Во-вторых, информационное усиление «Нур Отана» совпало с ослаблением позиций ближайших конкурентов — как в парламенте, так и вне него. В частности, депутат от Коммунистической народной партии Казахстана (КНПК) Айкын Конуров сказал, что цена на хлеб должна вырасти до 300 тенге (80 рублей) за буханку, а на социальный хлеб нужно вернуть карточки — именно тогда жители страны начнут ценить продукт № 1. Заявление Конурова растиражировали все СМИ, и от публичной анафемы коммунистов пришлось спасать главному лицу партии — депутату Владиславу Косареву, который заявил, что это личное мнение коллеги, а хлеб должен стоить не больше 25 тенге (6 рублей). Но помогло мало: цены на продукты — особенно в связи с девальвационными ожиданиями — больная мозоль для большинства простых людей.

Кроме того, уже больше месяца в подвешенном состоянии находится главная на данный момент оппозиционная сила страны — другая ветвь коммунистов в виде Коммунистической партии Казахстана (КПК). В принципе, несистемных коммунистов вполне могут ликвидировать как политическую силу по закону, если они не будут участвовать в трех подряд предвыборных кампаниях. В грядущих выборах КПК принять хоть какое-то участие будет крайне сложно: в октябре несколько секретарей обкомов направили в прокуратуру одинаковые письма с просьбой… закрыть партию, поскольку она не соответствует «духу марксизма-ленинизма». Прокуратура попробовала оперативно провести проверку, но нарвалась на жесткое сопротивление со стороны некоторых областных ячеек, которые выдвинули требования проверить тогда и партию «Нур Отан» на соответствие конституционным нормам. Делать это прокуроры отказались, от коммунистов временно тоже отступили, но это ненадолго, уверены в КПК.

Есть еще и третья причина, почему выборы с большой долей вероятности будут именно парламентские. Так проще обеспечить безболезненный транзит власти, о котором говорят все чаще. «Взять хотя бы принятие в 2010 году конституционного закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые конституционные законы Республики Казахстан по вопросам совершенствования законодательства в сфере обеспечения деятельности Первого Президента Республики Казахстан — Лидера Нации». Он закрепил за главой государства роль надсистемной фигуры, что формально создавало один из элементов в механизме транзита власти, — пишет в своей статье на forbes.kz директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — …Но проблема в том, что этот механизм работоспособен только при личном контроле со стороны надсистемного игрока… Именно поэтому чуть позже стали звучать предложения, даже со стороны властных идеологов, об усилении «коллективных преемников» — политических институтов. Среди них на первое место, по логике вещей, должен был выйти парламент. Даже стали проговариваться сценарии трансформации президентской системы в президентско-парламентскую. Хотя это возможно только при наличии сильных, авторитетных, популярных партий, которые знали бы свой электорат, а электорат был бы знаком с ними».

«Нур Отан», учитывая «растущее доверие» со стороны народа, как раз мог бы стать такой партией. Проблема в том, что ни политологи, ни властные идеологи пока не могут четко сказать, какой вариант развития системы все-таки выберет президент: консервацию системы или ее модернизацию. Кроме того, до конца не ясно, какую роль будет играть сам Нурсултан Назарбаев. Высказываются самые разные предположения: от того, что будут внесены изменения в конституцию, по которым президента начнет выбирать парламент, до экстравагантной гипотезы известного экономиста Петра Своика, который говорит, что Нурсултан Назарбаев может стать ключевой фигурой в надгосударственной структуре — Евразийском союзе.

Впрочем, пока большинство экспертов смотрит на ситуацию пессимистично — речь идет скорее о сохранении режима, а не о его трансформации. А парламентские выборы вместо президентских — это попытка сохранить лицо. На предыдущих выборах Нурсултан Назарбаев получил 95 с лишним процентов голосов, и любое снижение на следующих выборах — даже на один процент — приведет к ненужным мыслям о пошатнувшемся авторитете главы государства. А повышать дальше уже некуда. «Вставать в один ряд с президентом Зимбабве Назарбаеву не хочется», — уверен Айдос Сарым. Поэтому парламентские выборы — это еще и некий компромиссный вариант для подтверждения легитимности власти. Ну а если для этого нужно не совсем демократично закрыть какой-то оппозиционный журнал — то можно утешать себя тем, что в Зимбабве их вообще нет.

Вячеслав Половинко,
специально для «Новой»,
Казахстан
Фото Мадины Куановой

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera