Мнения

Украинское эхо. Часть 4: Россия-Белоруссия

«Новая» продолжает изучать изменения отношений России со странами постсоветского пространства, вызванные кризисом в Украине

Общество

Сергей ГусевРоман Саад«Новая газета»

 

Четвертый выпуск «Украинского эха» посвящен российско-белорусским отношениям. Особая позиция Минска, пути дальнейшей интеграции и перспективы двусторонних отношений — в комментариях экспертов.


Читайте также:  
Война. Торг уместен.
Украинские танки заправляют белорусской соляркой, произведенной из российской нефти.
Ноу-хау: Могилевские устрицы фин де клер.
Для заполнения съежившегося российского рынка деликатесов наши ближайшие союзники могут применить собственные мошеннические схемы.

Оксана СОЛОПОВА, руководитель Научно-исследовательского центра истории диаспор исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Доцент, кандидат исторических наук.

Беларусь, с момента получения независимости, системно и последовательно придерживалась позиции активного присутствия в интеграционных проектах постсоветского пространства. Об этом говорит членство Республики Беларусь в СНГ (с 1991), в ОДКБ (с 1993), создание Парламентского Собрания Союза Беларуси и России (первое заседание в 1996), подписание Договора о создании Союзного государства (1999), членство в ЕврАзЭс (с 2001), в Таможенном союзе (с 2010), в Едином экономическом пространстве (с 2012), в Евразийском экономическом союзе (с 2014) и Шанхайской организации сотрудничества, где Беларусь — партнер по диалогу.

При этом Россия заявляется и остается, на фоне любых «молочных войн» и «калийных скандалов», для Беларуси основным стратегическим политическим и экономическим партнером. В свою очередь, даже в самые непростые периоды развития российско-белорусских отношений россияне считают Беларусь самым надежным, стабильным партнером: ниже 47%, по данным ВЦИОМа, этот показатель не опускался.

Конечно, особо значимым интеграционным проектом для РБ и РФ остается Союзное государство. И движение к созданию Евразийского союза не означает отмену или ликвидацию Союзного государства. Оно продолжает развиваться и расширять сферу взаимодействия.

Союзное государство представляет собой наиболее успешное интеграционное образование на постсоветском пространстве, из экономической договорно-правовой базы которого выросли другие интеграционные объединения: и ЕврАзЭС, и Таможенный союз.

Сегодня между двумя государствами, строящими Союзное государство, фактически нет границ. Наши страны имеют высокую степень взаимодополняемости экономик и унификации национальных законодательств, проводят согласованную внешнюю и оборонную политику. Кроме того, территория Союзного государства – это важнейший транспортный и транзитный коридор.

За последние 15 лет между Россией и Беларусью были периоды утраты иллюзий, моменты обид и разочарований. Но, что бы ни говорилось об отсутствии единой валюты и медленных темпах объединения, безвизовый режим и зона свободной торговли заложили тот фундамент, который будет действовать вопреки многим обстоятельствам.

Что касается социальной составляющей Союзного государства, она вряд ли будет продублирована в таком же объеме в других интеграционных форматах на постсоветском пространстве: равные возможности для граждан получать образование, пенсии, медицинскую помощь, в сфере труда, беспрепятственного передвижении, отдыха — это и реальное достижение Союзного государства, и тысячи связей, которые, если прервутся, выведут ситуацию на уровень социального взрыва.

Союзное государство строится на экономике, которая, в свою очередь, базируется на отраслевых программах, связях между министерствами, ведомствами. Бюджет 11 союзных программ составляет почти 3 млрд. рублей и в них задействованы с российской стороны примерно 300 тысяч человек, с белорусской – примерно 50 тысяч человек, то есть 350 тысяч работников гарантированно имеют рабочее место, зарплату, нормальное обозримое будущее, социальную защищенность.

В рамках этих программ осуществляется и российско-белорусская кооперация: в Беларуси, например, в советское время сложилась мощная школа лазерной оптики, но и сегодня практически вся лазерная оптика, на которой работает российская космонавтика, – белорусского производства. Другой пример, все российские ядерные ракеты передвигаются на колесных тягачах белорусского производства. А в области нефтехимии Беларусь, которая в Советском Союзе производила 40-43% нефтехимических волокон, сейчас производит около 78% всего того нефтехимического волокна, которое используется в российской промышленности.

 Союзное государство расширяет возможность общения политических элит двух стран. Дважды в год проводимые заседания Высшего государственного совета с участием руководителей государств, то есть президентов, всех министров, и минимум дважды в год проводимые заседания союзного Совмина – это те события, которые привносят дополнительный фактор стабильности в наши отношения.

Следующий очень важный элемент Союзного государства — это военное и военно-техническое сотрудничество. Белоруссия и Россия обладают совместной группировкой вооруженных сил, прежде всего это касается войск ПВО, проводят совместные учения. Шаги по усилению российской группировки на военно-воздушных базах, например под Барановичами, сразу вызвали волну высказываний в оппозиционной белорусской прессе, в Польше и в странах Балтии о том, что Беларусь «сдает свой суверенитет российскому империализму». В этих условиях последовательность Беларуси и России в реализации Военной доктрины Союзного государства – свидетельство наших союзнических отношений.

Еще одним важным направлением двустороннего военного сотрудничества является подготовка военных кадров для Вооруженных Сил Республики Беларусь в вузах Министерства обороны Российской Федерации на безвозмездной основе. На постсоветском пространстве аналога масштабному белорусско-российскому военному сотрудничеству нет.

Союзное государство – это интеграция в самом широком смысле – от культуры до космоса, от прав граждан до промышленной кооперации и совместной оборонной политики.

«Восточнославянское братство» для Беларуси не просто теория, это и экономическое взаимодействие. По итогам 2013 года, ее товарооборот с Россией  составил 39,7 млрд. долларов. Со всеми странами дальнего зарубежья товарооборот Беларуси составляет 32 млрд. долларов, в т.ч. со странами Европейского союза – 21 млрд. долларов. А во внешнеторговом обороте  России Беларусь занимала 2-е место среди стран СНГ —  до недавнего времени, сразу после Украины, очевидно, что по результатам 2014 года у нее есть все шансы выйти на первое место.

Но и Украина – стратегический торговый партнер Беларуси, который занимал второе место в товарообороте и экспорте белорусской продукции. В 2013 году товарооборот с Украиной составил 6,3 млрд. долларов. Территории стран объединяют более 80 совместных кооперативных предприятий, 9 совместных сборочных производств в Киеве, Николаеве, Гомеле, Минской области, Пинске, Орше.

Президент Беларуси Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал, что «Беларусь и Украина обречены жить вместе. И мы будем, хотим мы этого или порой нет, выстраивать отношения с тем правительством, которое будет определено украинским народом… Мы никогда не прерывали и не прерываем отношений с Украиной».

Можно называть это как угодно: политикой лавирования или прагматизмом и конструктивным подходом к выстраиванию отношений с соседями. Но своими действиями Беларусь подтверждает позицию о необходимости дальнейшего всестороннего сотрудничества и сохранения экономических связей с Украиной, в том числе с учетом подписания Киевом Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Беларусь придерживалась этой позиции с самого начала противостояния  на фоне санкций, ограничений и необъявленных торговых войн. Даже в случае с отзывом Посла Украины в Беларуси в Киев, когда белорусская сторона заявила в ответ, что не видит необходимости в отзыве белорусского Посла из Киева в Минск.

При этом значительная часть белорусского электората отдает должное не только спокойствию в собственной стране, но и тому, что Президент Лукашенко в этом плане держит баланс. Дипломатическая гибкость принесла стране статус миротворческой площадки урегулирования конфликта, что положительно оценивает не менее 60% белорусов. В то же время, украинские события усилили во внешнеполитических ориентирах белорусов охлаждение в отношении к Европе и настороженность в отношении к России.

Когда 18 ноября 2014 года Президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, на встрече было сказано о необходимости выработать единую позицию в формате «минских встреч» и о возобновлении диалога по Украине в минском формате. На сегодняшний день это та площадка, которая объединяла все стороны конфликта для прямого общения.

Что касается российско-белорусских отношений, то на той же встрече было подчеркнуто, что ситуация на Украине не породила проблем в российско-белорусских отношениях. Напротив, украинские события и совсем близкое пятнадцатилетие подписания Договора о создании Союзного государства Беларусь-Россия акцентировали внимание к вопросам белорусско-российского сотрудничества.

Напомню, что хотя Украина не ратифицировала Устав СНГ и де-юре даже не член Содружества, а относится к государствам-учредителям и государствам-участникам Содружества, но без Украины евразийская интеграция медленно и верно мигрирует в сторону интеграции азиатской, что трансформирует ее задачи.

Тем выше значение присутствия и роли в интеграционных процессах Беларуси. И тут есть серьезная опасность: усиление интеграционных процессов не должно носить форсированный характер. Беларусь доказала свою состоятельность как независимое государство и это — абсолютная ценность в представлении большинства белорусов, как граждан РБ, так и активной части белорусской диаспоры. С другой стороны, не меньшее значение придается и надгосударственной российско-белорусской интеграции.

Здесь обязательно соблюдение баланса — интеграция интеграцией, но не в ущерб суверенитету.

 


Александр САМОХИН, доцент кафедры политологии, социологии и философии МГГУ им. М.А. Шолохова, кандидат исторических наук.

Вектор отношений России и Белоруссии был скорее противоречивым, то есть у Белоруссии и у России были разные цели, которые они достигали в ходе этих взаимоотношений. Для Белоруссии главной целью было отсутствие международной изоляции в условиях, когда Евросоюз накладывает на Белоруссию санкции и в условиях, когда единственным братским славянским народом для Белоруссии (для этого политического руководства — я имею в виду президента Белоруссии Лукашенко) является Россия.

А вот для России цель была, конечно, экономическая, внешнеторговая, и, конечно, была цель, связанная с тем, что, Белоруссия предоставляет для российских войск определенные преференции, предоставляет возможность общей защиты границ, совместное патрулирование и противостояние с возможным агрессивным продвижением НАТО на восток. То есть здесь немножко разный был подход в целях.

И отсюда совершенно разная позиция: Белоруссии это было более выгодно, чем России, а Россия неоднократно отталкивала от себя Белоруссию тем, что в СМИ России велись агрессивные информационные атаки на президента Белоруссии Лукашенко, велись заигрывания с белорусской оппозицией. При этом существовал союз России и Белоруссии, попытки экономической интеграции, так как они были эффективны и выгодны России.

Так что я бы сказал, что отношения были противоречивыми именно в том смысле, что, с одной стороны, Белоруссия стремилась достичь баланса между разными геополитическими игроками и привязать к себе как можно ближе Россию, а Россия стремилась достичь экономических и военных целей и в перспективе вообще привязать к себе экономически Белоруссию, поглотить, возможно, часть ее промышленности, возможно, часть газового сектора, чтобы более успешно влиять на ее политику.

В связи с этим Белоруссия — в частности, ее президент Лукашенко — дистанцировалась от России для того, чтобы не быть поглощенной экономически и осторожно себя вела в отношениях с Россией.

Украинский кризис, безусловно, повлиял. Но, если посмотреть, то он повлиял в основном в том плане, что Белоруссия заняла в этом кризисе изначально позицию стороннего наблюдателя, а затем постепенно перешла к позиции посредника. Если вы внимательно посмотрите, например, на сообщения официального МИДа Белоруссии, то сообщений о развертывающемся кризисе там было гораздо меньше, чем у МИДа РФ. В основном там были рекомендации о том, чтобы белорусские граждане воздержались от поездок на Украину «в связи с внутриполитической ситуацией». И только на поздних стадиях Беларусь выразила готовность участвовать в предоставлении посреднической площадки для переговоров, и здесь она как раз пошла в сторону России.

Белоруссия вообще высказала, я бы сказал, осторожно-сдержанную, но все-таки поддерживающую Россию позицию. Белоруссия сказала, что де-юре Крым не принадлежит России, но де-факто — принадлежит, и с этим придется считаться Украине; Белоруссия не разделяла позицию вмешательства Запада в конфликт, сразу заявив, что ей не нравится агрессивная позиция Запада по НАТО и агрессивная позиция по приближению к границам российско-белорусского союза. И при этом, однако, она отказалась вообще говорить о признании республик, не делала никаких шагов в эту сторону, и отказалась говорить о федерализации, заявив о единстве Украины и о том, что это является внутриукраинским делом, на которое Белоруссия не должна посягать.

Отсюда, конечно, позиции России и Белоруссии несколько сблизились в том смысле, что Белоруссия выступает как бы посредником между украинскими властями и современными властями Российской Федерации. Но, вместе с этим сближением, Белоруссия не перешла на позиции Российской Федерации, говорить об этом было бы, с моей точки зрения, упрощением, поскольку Белоруссия — это страна, которая типически отличается от Российской Федерации в том смысле, что это единственная страна из постсоветских стран, после распада СССР выбравшая неосоветский путь развития, то есть с большим государственным сектором, большими социальными дотациями.

Если Россия стала к этому приходить (в основном после 90х годов) — в политике Путина проявились некоторые неосоветские черты — то Белоруссия изначально шла этим путем, и участвовала в «движении неприсоединения», и  позиционировала себя как независимая от глобальной мировой экономической системы периферия, то, соответственно, ее позиция в этом конфликте отличается.

В основном это позиция осторожного невмешательства, связанная с тем, что все, что необходимо здесь политическому режиму Белоруссии — чтобы ее не втянули в этот конфликт каким-то образом на какой-либо из сторон; и чтобы внутриполитическая ситуация, которая и так в Белоруссии сложная, не была раскачана, и в Белоруссии не образовались предпосылки для таких же майданов или каких-то радикальных изменений политического режима.

Перспективы российско-белорусских отношений здесь зависят, как всегда, от России. Дело в том, что Россия как сторона процесса может сблизиться с Белоруссией еще больше, интегрироваться с ней для того, чтобы вместе противостоять, например, экономическим санкциям Евросоюза, которые теперь уже наложены и на Россию, и на Белоруссию. Но может и поступить иначе, потому что политическая элита России сейчас находится в состоянии, когда она колеблется между двумя выборами, не делая никакой из них.

Первое — не поддерживать окончательно ситуацию на Донбассе, пытаться эту ситуацию решить путем перемирия, не поддерживать стремления этих республик к независимости. А второе — позиция полного ухода — политического и дипломатического — из ситуации на Донбассе и ограничения этой позиции Крымом.

Вот между этими двумя вариантами решений лежит вопрос о том, в какой плоскости Белоруссия понадобится в будущем России. В первом случае она ей понадобится гораздо больше, потому что санкции не будут сняты, потому что положение не будет стабилизировано, если Россия пойдет на признание ДНР и ЛНР и, соответственно, на дальнейшее развертывание противостояния с Западом. Тогда Белоруссия остается экономическим и военным партнером стратегическим для России, и ее значимость резко повышается, поскольку Украина в этом случае вполне может каким-либо образом ассоциировать себя с НАТО, и отсюда, конечно, Белоруссия будет вынуждена пойти в фарватере политики России дальше.

В случае же второго варианта — ухода России из этих отношений, ухода дипломатического, ухода экономического из ДНР и ЛНР, эти республики, скорее всего, будут ликвидированы военным путем, и позиции белорусского руководства будут в данном случае ослаблены, и в Белоруссии может начаться тот же процесс, который существует сейчас на Украине, поскольку в Белоруссии тоже есть сильная националистическая оппозиция, которая рассматривает события на Донбассе как прямой вызов существующему режиму Лукашенко.

Режим Лукашенко, как выражается белорусская оппозиция, не представляет национальные белорусские интересы, а национальные белорусские интересы как раз ближе представляет современная украинская власть. И если события будут развиваться в таком русле, то, конечно, в данной оптике результатом этого будет либо добровольный уход президента и переформатирование политического режима, либо майдан с непредсказуемыми последствиями.

Я думаю, что Россия вынуждена будет идти до конца, потому что политическое руководство Российской Федерации прекрасно понимает, что на Донбассе идет позиционная война, несмотря на перемирие между сторонами, и поэтому значимость Белоруссии только будет возрастать. Выйти оттуда без огромных геополитических рисков для себя Российская Федерация уже не может.

Следовательно, это будет втягивание в долговременное противостояние с Западом — санкционное, дипломатическое, экономическое, военно-геостратегическое (я не имею здесь в виду прямой военный конфликт, а прежде всего, жесты вроде сосредоточения войск на границах России и Белоруссии). В этих условиях Белоруссия приобретает статус стратегического партнера.

Дальнейшее сближение со стороны России, шаги навстречу белорусской позиции, которая все это время была пророссийской, а вот Россия недостаточно шла навстречу этой пророссийской позиции; здесь шаги навстречу будут просматриваться. Вот это на всем этом фоне, конечно, Белоруссия повышает свою значимость для Российской Федерации.

 


Александр ФАДЕЕВ, руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ

Россия и Республика Беларусь – это наиболее продвинутые в интеграционном плане два государства содружества. И, естественно, что их отношения строились, в основном, в рамках Союзного государства. Несмотря на то, что в политическом плане построить государство за 15 лет не удалось, проект был практически заморожен, в экономическом, в торговом плане партнерство двух стран строилось самым тесным образом.

Кроме того, большие достижения есть в социальной сфере. Есть определенный социальный пакет льгот, преференций гражданам двух государств, которые в рамках Союзного государства могут пользоваться им. Кроме того, свобода передвижения людей, трудовых ресурсов, тоже очень важна. И, надо сказать, что по объему торговых отношений с Россией Белоруссия занимает первое место в Содружестве независимых государств.

В значительной степени о тесной связи двух государств говорит и то, что военное, военно-техническое сотрудничество было достаточно успешным. Есть ряд достижений в этой области: проведение совместных учений, перевооружение белорусской армии новейшими комплексами и системами оружия, которые поставляет Россия. Таким образом, отношения были вполне дружественными, вполне партнерскими.

В то же время, в той же торговой области, где они наиболее близки, случались и конфликты, и недоразумения. Случались и так называемые торговые войны: пивные, конфетные, нефтяные, газовые и прочие. Однако, это, я считаю, нормальная практика торговых отношений двух государств, без этого торговли, в общем-то, и не бывает.

События на Украине повлияли на отношения двух государств. Дело в том, что руководство республики Беларусь отнеслось отрицательно к воссоединению Крыма с Россией. Фактически, результаты референдума были проигнорированы Минском. Минск занял в этом отношении свою особую позицию. Кроме того, президент Республики Беларусь (а это достаточно авторитарное государство, поэтому все рычаги власти находятся в руках у одного лица – главы государства) пытается сохранить хорошие отношения с теми людьми, которые пришли к власти в Киеве в результате государственного переворота.

Естественно, что он очень дорожит этими отношениями. С некоторыми лицами эти отношения носят доверительный характер. Естественно, это не может не вызывать определенную реакцию российской стороны. Кроме того, до последнего времени президент республики Беларусь призывал украинскую сторону к оказанию вооруженного сопротивления попыткам третьей стороны, связанным, например, с отторжением каких-то территорий Украины.

Естественно, что эти призывы и эта позиция Минска насторожили не только руководство России, но и широкие общественные массы, которые, конечно, с непониманием отнеслись к сближению Минска и Киева. При мнении, что в Киеве пришли к власти националисты, «бандеровцы», естественно, такая позиция Лукашенко вызывает неприятие и у общественности России.

Поэтому, конечно же, особая позиция руководства Белоруссии по отношению, прежде всего, воссоединения Крыма и Севастополя с Россией, отношения двух стран не улучшает. Эта напряженность сохраняется. Кроме того, на востоке, юго-востоке Украины продолжаются вооруженные столкновения. Здесь тоже позиция Минска, которая состоит в том, что Украина должна быть унитарным, а не федеративным государством, противоречит той позиции, которую декларирует руководство РФ.

С одной стороны, в результате украинских событий не удается развивать в политической сфере достаточно близкие отношения с Минском, поскольку белорусское руководство первоначально было напугано этими событиями, и проявляет крайнюю настороженность, пытается отгородиться от России.

Например, граница с Россией, которая была ликвидирована в 1995 году, фактически восстановлена белорусской стороной, в одностороннем порядке, без уведомления России. Кроме того, Беларусь пытается извлечь выгоду из ответных мер России на санкции, которые ввел против России Запад – Европейский Союз, США, другие страны. Например, те товары, которые запрещены к ввозу из Европейского Союза в Россию, следуют в Россию в настоящий момент через Белоруссию. То есть это фактически реэкспорт товаров Евросоюза через территорию Белоруссии под брендом белорусских производителей.

Кроме того, белорусская сторона пытается наладить торговые отношения с третьими странами, которые потеряли эти отношения с Россией в результате ее ответных мер. Естественно, что Белоруссия таким образом занимает какие-то ниши на рынке, как для сбыта своих товаров, так и импорта товаров из третьих стран, которую занимала раньше Россия. Естественно, это тоже не может не беспокоить российскую сторону.

Проект Союзного государства в начале нулевых годов был заморожен белорусской стороной. Было четыре предложения президента России Владимира Владимировича Путина, четыре пути интеграции с Белоруссией, и они все были отвергнуты. На наиболее мягкий вариант — заключение валютного союза, то есть, проще говоря, введение единой валюты в виде российского рубля — белорусская сторона отрицательно отреагировала, не пошла на это.

Таким образом, отношения были заморожены, но они сохраняются, как я уже сказал, в торговой сфере, в отношении военных, военно-технических контактов двух стран, в социальной сфере, где есть достижения Союзного государства. То есть тот договор, который был заключен 8 декабря 1999 года президентами России и Белоруссии, вступил в силу в начале 2000 года, но вот прошло почти 15 лет и того , что намечалось по договору — совместный парламент, совместные органы Союзного государства — все это не выполнено, не реализовано.

В настоящий момент от проекта не отказался ни Минск, ни Москва. Обе стороны декларируют, что проект сохраняется, что интеграция в рамках Союзного государства теснее, чем в рамках других интеграционных проектов на постоветском пространстве. Тем не менее, учитывая, что Союзное государство подразумевает общую государственность, вот этой общая государственности нет ни в какой форме.

В ближайшее время каких-либо подвижек в плане более тесной интеграции с Республикой Беларусь ожидать не стоит, поскольку стремление и желание белорусской стороны двигаться по направлению сближения с Россией мы не наблюдаем. Более того, как я сказал, в результате украинских событий Минск пытается отгородиться от России, пытается гарантировать свое суверенное, независимое существование и территориальную неприкосновенность Республики Беларусь, опираясь на какие-то иные факторы международные, не на Россию.

Мы это видим, мы видим поиски какой-то альтернативы политической, другой, включая военную альтернативу. Поэтому говорить о том, что Белоруссия вдруг сделает решительные шаги по плану строительства Союзного государства — ожидать такого напрасно.

Но, надо сказать, что Белоруссия во многом связана тесно с Россией и зависит от помощи России. Эта помощь очень многообразна. Искать альтернативу российским, например, энергоресурсам Белоруссии крайне затруднительно в ближайшие 10 лет по крайней мере. Не говоря уже о том, что Беларусь заинтересована в поставках минерального сырья, в использовании транспортной инфраструктуры России, еще больше заинтересована в емком российском рынке, куда сбывает товары своего национального производителя.

Естественно, что в этих условиях Белоруссия будет вести себя крайне осторожно. И она не заинтересована в похолодании, а тем более в кризисе в отношениях с Россией. Беларусь официально, на законодательном уровне провозгласила свою приверженность многовекторности. Это означает, что Беларусь будет стремиться сохранять баланс между Западом и Востоком (где под Востоком понимается Россия). И, естественно, она будет пытаться так же лавировать между этими двумя факторами междунардной силы.

Российская же сторона заинтересована прежде всего в том, чтобы Белоруссия не сближалась с теми силами, с теми факторами, которые носят явно антироссийский характер, которые несут угрозу национальной безопасности и интересам России. Пока Беларусь этого делать не будет, будет воздерживаться от этого, шаги России по отношению к Белоруссии будут вполне дружественными и партнерскими. Кроме того, Россия готова взятые на себя гарантии по безопасности Республики Беларусь соблюдать, но, еще раз повторяю, только в том случае, если Республика Беларусь не будет делать шагов, которые несут угрозу национальной безопасности и интересам, экономическим в том числе, Российской Федерации.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera