Сюжеты

Во сне он видит все

Ученик 11 класса московской гимназии № 1552 Саша Кедровских верит в то, что он сможет выздороветь до выпускного бала. Праздновать окончание школы без него одноклассники отказались

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 135 от 1 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

Ученик 11 класса московской гимназии № 1552 Саша Кедровских верит в то, что он сможет выздороветь до выпускного бала. Праздновать окончание школы без него одноклассники отказались

Как помочь

Держатель карты: Евгений Геннадиевич Кедровских
Номер счета: 42307810538062006192
Банк получателя: Московский банк Сбербанка России
№ карты Сбербанка: 63900238 9018778704
QIWI кошелек 9099903159
Яндекс.Деньги 41001986634657
Платежная система Webmoney
R147707214736 — российские рубли
Z190533965655 — доллары США
E135751851444 — евро

Саша заболел в начале мая, одноклассникам было сказано, что у него воспаление легких. Они созванивались с ним, рассказывали веселые истории, обменивались новостями. Летом все разъехались, и ,только перед самым началом нового учебного года, ребята  узнали о том, что за время длинных каникул пережил Кедрик, — так они уже очень давно, начиная с младших классов переиначили фамилию Саши — Кедровских (подробности в публикации «Спасти Кедрика» в «Новой» №104 от 17 сентября 2014).  

Саша с июня находился в реанимации ФГБНУ Научного центра здоровья. У него обнаружили хилоторакс — редкое заболевание, при котором лимфы вытекают в плевральную полость. Два месяца его пытались лечить разными методами, но, по словам родителей, мальчик только слабел. 13 июня 2014 года у него случился сепсис, Сашу ввели в искусственную кому. А 29 июня под большим риском сделали операцию — клипирование лимфотока. Жидкость течь перестала, но после сепсиса повредилась вся нервная система, все органы. Врачи сказали родителям: нужна срочная неврологическая реабилитация, которой в России нет.

Одноклассники Саши делегировали в редакцию четырех ребят, от которых я, собственно, и узнала о ситуации. Они рассказали, что завели группы в социальных сетях в помощь Саше. Проводят благотворительные концерты и ярмарки, на которых продают свои поделки, — деньги идут на лечение друга. Они даже упросили своих родителей средства, предназначенные для выпускного вечера, перевести в помощь Саше, потому, что «мы не сможем веселиться на балу, зная, что наш одноклассник в такой тяжелой ситуации, он не может говорить, двигаться, видеть, есть и пить… Мы для себя решили: нет Саши — нет праздника!»

Сегодня Саша уже говорит, не совсем еще своим голосом, с хрипотцой, но говорит! Он двигается (после 5 месяцев, проведенных в горизонтальном положении) с помощью инвалидной коляски. Он заново научился сидеть. Понемногу, но самостоятельно, без специальных трубок, снова ест и пьет.

Как все это произошло? Конечно, никаких, даже самых запредельных усилий гимназистов не хватало на то, чтобы справиться с ценой надежды для друга — 204 690 евро. Столько стоит 6-месячный курс ранней реабилитации в немецкой клинике Шмидера, где есть опыт лечения подобных больных. Транспортировка в один конец спецрейсом стоит 25 600 евро. Итого: 255 890 евро (12 346 700 рублей). Публикацию об этой трагической ситуации мы отправили в Минздрав РФ и департамент здравоохранения Москвы. Официальные ответы на наши запросы пришли в положенные сроки, и мы вместе с папой Саши, Евгением Кедровских, обсуждали в редакции сложившееся положение дел. Он сказал мне:

— Я вижу, что нет прямого отказа, а есть объяснение, что нужно сделать для того, чтобы специальная комиссия рассмотрела вопрос о направлении моего сына на заграничное лечение за счет средств федерального бюджета. Дана подробная инструкция о том, какие нужно собрать документы, какое нужно заявление. Но с другой стороны…

В паузе, которая повисла в кабинете, я услышала многое из того, что этот человек пережил и уже просто не имел сил сказать. Это был конец октября, шел пятый месяц с того дня, как его единственный сын, гордость родителей и надежда школы, верный кандидат на «золотую медаль» и душа класса, — лежал без движения. Все жизненные функции отказали: ни руку поднять, ни слова сказать, ни увидеть — ни-че-го…

— Но с другой стороны, — продолжил Евгений, — он у меня лежит там в лежку, в реанимации московской больницы. И у мамы уже психика ломается, она раньше держалась, а теперь не может, плачет при нем. И он очень нервничает. Мы соберем документы, сдадим их. А это — время. Драгоценное время, когда еще есть шанс на раннюю реабилитацию. И ведь нет уверенности в том, что комиссия примет положительное решение и государство оплатит лечение. Люди тем временем уже собрали нам денег на два месяца реабилитации, я могу везти Сашу в Германию уже в ближайшие дни. Как поступить?

Теперь уже пауза повисла из-за меня. Передо мной сидел 40-летний человек, которого со спины легко можно было бы принять за вытянувшегося худющего подростка. «На лице одни глаза», в глазах — только сын, его жизнь, будущее…

— Вы опубликовали номер моего мобильного телефона в сентябре, люди звонят до сих пор, — нарушил паузу Евгений Кедровских. — И кто только ни звонил! Больше всего меня потряс человек, о котором я до сих пор ничего толком не знаю. Он пообещал помочь с перевозкой сына в Германию, устроить сопровождение врача. Нужно поверить и решиться…

Буквально через неделю мне по электронной почте пришло письмо из Германии, с разрешения Евгения я публикую сегодня адрес его электронной почты и фрагменты из его записок:

«28 окт. 2014 г., в 22:01, Евгений Кедровских kedrevg@mail.ru написал (а):

Здравствуйте, Галина. Мы с Сашей с 24.10. в клинике в Германии на трехмесячном лечении. Собрано на 2 месяца лечения.

Занимаются с сыном с 8—10 утра до 14—15 часов. Сегодня первый раз высадили в коляску. Посидел 2 часа.

На улицу еще нельзя, мы пока в карантине. Скорее бы выкатываться на прогулку. Здесь красиво, жалко Саша пока не видит.

Спонсор по перевозке обещание по оплате выполнил. Более того, вынужденно выступил и в роли организатора нашей транспортировки до аэропорта в г. Цюрих (он рядом с немецкой клиникой). Афишировать свою деятельность не хочет, поэтому не называю…»

 

Я попросила Евгения писать мне почаще и рассказывать о новостях. Он мою просьбу выполняет:

«3 ноября разрешили прогулку на улице. Последний раз Саша гулял полгода назад. И вот после занятий оделись, погрузились на коляску и покатили. Медсестра не хотела нас выпускать из палаты. Ругалась, что начинает темнеть и поздно для прогулок…

В первой половине дня с Сашей плотно занимаются физическими упражнениями, в том числе с использованием разнообразных приспособлений. Во второй — стараемся уделить время изучению школьных предметов. Сейчас занимаемся по учебнику биологии… Ну и хорошая практика английского, Саша легко общается с медперсоналом. Все врачи его хвалят за хороший уровень. Я-то только по-русски. Пытаюсь учить немецкий.

4 ноября. Саша принял полностью вертикальное положение. Есть такое устройство — вертикализатор, кушетка, приводящая в положение «стоя» из лежачего состояния. Его привязали ремнями, зафиксировали ноги в положение «упор стоп на подставке» и наклонили вертикально на 70 градусов. Небольшой стресс. После возвращения в положение «лежа» подъемником пересадили в коляску и отправили нас на улицу, гулять.

5 ноября. Пасмурное дождливое утро. Наш следующий шаг — сидение на краю кровати. «Смотри, папа», — устало улыбнулся Саша после того, как два физиотерапевта закончили маневр и зафиксировали его в сидячем положении, ноги на полу. Неделю назад после неудачной попытки высадить на край кровати медики говорили, что невозможно посадить из-за болезненности в суставах таза. То ли боль постепенно уходит, то ли Саша старается её контролировать.

Вечером общались с мамой по скайпу. За время сеанса связи позанимался с ней тригонометрией.

Саша после 2 дней занятий с эрготерапевтом может самостоятельно дотронуться правой рукой до носа. Но не совсем в нашем понимании. С помощью плечевого сустава с зафиксированным локтевым и повисшей кистью. Эрготерапевт восстанавливает навыки самообслуживания.

20 ноября. Сегодня Сашу посетила нейропсихолог. Провела ознакомительный опрос для определения уровня памяти и концентрации внимания. После теста сказала, что с памятью и вниманием всё в порядке. Взвесились: вес начал набирать, сейчас 42,8 кг. Терапевты говорят, что и сила в мышцах появляется. В коляске сегодня днем 2 часа смог просидеть. Вечером после 1 часа сидения сдался. Голос громче становится, но долго разговаривать всё ещё тяжело.

По зрению на фоне общей терапии улучшений нет. После проведенной диагностики связь «мозг—глаза» отсутствует. Как нам сказали немецкие неврологи, это результат гипоксии, длительной нехватки кислорода. Будем восстанавливать зрение».

— Во сне он видит всё, — сказала мне по телефону мама Саши, Юлия Кедровских. — Он там и ходит, и бегает. А наутро снова ничего этого нет, и снова огромный труд, чтобы восстановиться. Он поет, чтобы восстановить голос. Я учу с ним по скайпу то, что проходит сейчас его класс по всем предметам. Сегодня буду читать ему рассказы Зощенко и Чехова. У него огромная тяга продолжать учебу, он рад всем новостям по любимой биологии, он же у нас будущий врач. Он просит одноклассников не отказываться от выпускного вечера и говорит им: «До встречи на балу!»

 

На курс трехмесячной реабилитации Саше не хватает 16 428 евро. Как помочь?

Держатель карты: Евгений Геннадиевич Кедровских

Номер счета: 42307810538062006192

Банк получателя: Московский банк Сбербанка России

№ карты Сбербанка: 63900238 9018778704

QIWI кошелек: 9099903159

Яндекс.Деньги: 41001986634657

Платежная система Webmoney:

R147707214736 — российские рубли

Z190533965655 — доллары США

E135751851444 — евро

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera