Сюжеты

Разворот трубы над Черным морем

Не договорившись с Болгарией, Россия решила провести обходной маршрут для своего газа через Турцию

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 136 от 3 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

«Новая газета»

Не договорившись с Болгарией, Россия решила провести обходной маршрут для своего газа через Турцию

На пресс-конференции в Анкаре Владимир Путин заявил о закрытии «Южного потока» — проекта «Газпрома», который в обход Украины планировал поставлять газ в Европу.

По словам российского президента, отказ от строительства связан с «неконструктивной» позицией Еврокомиссии. Дело в том, что европейские чиновники уже несколько лет тормозят проект (Болгария до сих пор не дала разрешение на прокладку морской части трубы). Они связывают это с тем, что «Южный поток» не соответствует европейскому антимонопольному законодательству, так называемому Третьему энергопакету, согласно которому одна и та же компания не может добывать газ, владеть трубой и продавать его на рынке.

Но от планов европейской экспансии Россия все же не отказывается. «Газпром» и турецкая компания BOTAS уже подписали меморандум о строительстве нового газопровода объемом 63 млрд кубометров газа в год — через Черное море в Турцию, о чем на той же пресс-конференции заявили президенты двух стран. По проекту, 14 млрд кубометров будет получать сама Турция, а остальное пойдет дальше в Европу, что также позволит частично нивелировать риски поставок через Украину.

 

Позиция Евросоюза

«Южный поток» пал жертвой общего ухудшения отношений между ЕС и Россией в связи с украинским кризисом.

Официальный Брюссель весьма сдержанно отреагировал на решение президента Путина остановить проект «Южный поток», призванный поставлять российский газ в Европу в обход Украины. Чиновники подчеркивают, что это был не выбор Брюсселя, и напоминают позицию Евросоюза, выраженную в уходящем году Гюнтером Эттингером, курировавшим энергетику в прежнем составе Еврокомиссии: чем больше труб, тем лучше.

То есть никаких политических возражений со стороны ЕС официально не было. Проблемы были, однако, в части выполнения российской стороной антимонопольного законодательства ЕС. Еврокомиссия сочла не соответствующими этому законодательству («третьему энергопакету» ЕС) межправительственных соглашений, подписанных Россией со странами союза, через которые должна была пройти труба. В том числе с Болгарией. «Газпром» решительно не хотел выполнять требования законодательства Евросоюза о разделении активов и допуске к трубе третьей стороны.

«Наша позиция была направлена на защиту наших потребителей от риска повышения цен на газ», — сказала во вторник, реагируя на решение Москвы, еврокомиссар по бюджету и человеческим ресурсам болгарка Кристалина Георгиева. Она напомнила, что Еврокомиссия не добивалась закрытия проекта, а настаивала на том, чтобы он «соответствовал европейскому законодательству и обеспечивал допуск других компаний с целью здоровой конкуренции на рынке».

Однако, по мнению многих наблюдателей в Брюсселе, «Южный поток» пал жертвой общего ухудшения отношений между ЕС и Россией в связи с украинским кризисом, ухудшением политического и экономического климата. Не последнюю роль сыграли и введенные Евросоюзом санкции против России.

В понедельник на пресс-конференции в Анкаре президент РФ Владимир Путин объявил, что «в нынешних условиях Россия не будет реализовывать проект «Южный поток». «С учетом того, что мы до сих пор не получили разрешение от Болгарии, мы считаем, что Россия в этих условиях не может продолжать реализацию данного проекта. Имею в виду, что сейчас нужно выходить на строительство этой трубопроводной системы в Черное море. Мы не можем начать строительство в море до тех пор, пока мы не получим разрешение от Болгарии, — сказал Владимир Путин. — Это не соответствует экономическим интересам Европы и наносит ущерб нашему сотрудничеству. Но таков выбор наших европейских друзей». В конце концов, они покупатели, и это их выбор».

Александр МИНЕЕВ, соб. корр. «Новой», Брюссель

 

Позиция официальных лиц Болгарии

«Не знаю, сколько Болгария могла бы заработать от «Южного потока». Если кто-то знает, то пусть назовет цифры»

Объявленный президентом Путиным во время визита в Турцию отказ от строительства «Южного потока» вызвал многочисленные отклики в Болгарии, что и понятно: во-первых, в стране тема строительства российского газопровода активно обсуждается уже не первый год и даже становилась одним из основных лозунгов нескольких избирательных кампаний последних лет; во-вторых, глава России, открыто выразив сомнение в государственном суверенитете Болгарии, пожелал стране хотя бы потребовать компенсации от Еврокомиссии за упущенную выгоду.

Президент Болгарии Росен Плевнелиев, говоря об отказе России от «Южного потока», обратил внимание на то, что  страны, заинтересованные в этом газопроводе, «провели серьезную подготовительную работу и уполномочили Европейскую комиссию на проведение переговоров с российским руководством по решению будущего этого проекта». Решение, подчеркнул Плевнелиев, было целиком в руках России и Европейского союза, и, если бы российская сторона реализовывала проект согласно европейскому законодательству, то никто бы не возражал.

По поводу якобы упущенной выгоды, болгарский президент заметил, что кроме сметы расходов на строительство до сих пор так и не были гарантированы доходы Болгарии от «Южного потока», не подписан ни один договор о транзитных тарифах, и добавил: «Не знаю, сколько Болгария могла бы заработать от «Южного потока». Если кто-то знает, то пусть назовет цифры».

Заместитель председателя Еврокомиссии от Болгарии Кристалина Георгиева, комментируя заявления Владимира Путина, считает, что он перекладывает проблему с больной головы на здоровую, а то, каким образом было принято и озвучено решение о выходе из «Южного потока», лишний раз подтверждает важность энергетической независимости и диверсификации энергетических источников в Европе. Также она, касаясь темы европейского финансирования Болгарии, заявила: «Евросоюз является и останется на будущее крупнейшим источником инвестиций в болгарскую экономику. В предстоящие семь лет Болгария получит 32 миллиарда левов, к тому же от предыдущего периода остались неосвоенные еще 9 миллиардов левов».

По мнению бывшего министра экономики Болгарии Трайкова, которое он высказал в эфире телеканала БТВ, Путин пытается выйти из международной изоляции и демонстрирует Западу мускулы. Единоличное решение президента России, убежден болгарский экс-министр, стало также полной неожиданностью для российской политической и предпринимательской элиты.

Депутат Народного собрания Болгарии и заместитель председателя энергетической комиссии Мартин Димитров видит в заявлении Путина исключительно тактический ход, цель которого состоит в том, чтобы оказать давление  на ЕС и Болгарию, дестабилизировать политическую ситуацию в стране, посеять панику среди населения, напугав отсутствием альтернативы российскому газу.

Болгарская социалистическая партия, находящаяся в настоящее время в оппозиции, созвала в Софии специальную пресс-конференцию, на которой лидер партии Михаил Миков объявил, что потребует провести специальные парламентские слушания по проблеме «Южного потока» с участием премьер-министра Бойко Борисова. Также социалисты призывали все депутатские фракции выступить с единой платформой по спасению проекта строительства российского газопровода на болгарской территории. 

Александр ЧУРСИН

Эксперты об экономических и политических последствиях смены газовых ориентиров

Сергей АЛЕКСАШЕНКО, экономист, бывший первый зампред Центрального банка России:

— Путин использовал возможность и лично заявил об отказе от «Южного потока», чтобы вставить шпильку Европе, показав: вы не хотите с нами сотрудничать на наших условиях, ну посмотрим, удастся ли нам обмануть вас еще раз.

Газопровод в Европу построить через территорию Болгарии сегодня невозможно. Путин решил найти другой вариант входа в Европу, а именно — через Грецию и Турцию. С этой точки зрения его цели не сильно изменились — найти обходной маршрут в обход Украины. Поэтому «Южный поток» был политическим проектом, а не экономическим: еще никто из экономистов не смог подтвердить его эффективность.

Реализация экономически бессмысленных проектов такой крупной компании, как «Газпром», — это вред для России. Когда газпромовская труба стоит в разы дороже, чем аналогичные проекты в любой другой стране, речь идет о неэффективном использовании средств компании. Избыточные расходы «Газпрома» оборачиваются повышенными тарифами на газ и для населения.

С точки зрения Украины мало что меняется. Украина считает, что будет транзитной страной вечно. Я считаю, Россия намерена любой ценой найти маршрут в обход. Если это удастся, роль Украины будет сведена к нулю. Не через четыре, так через 6 лет. Украина никаких козырей в переговорном процессе не получает.

Европа, судя по прогнозам, должна наращивать потребление газа в принципе, но она не готова увеличивать объемы потребления российского газа. То есть объемы будут примерно стабильны, а доля — уменьшаться.

 

Владимир ЗУЕВ, доктор наук, профессор НИУ «Высшая школа экономики»:

— Прежде всего это политическое решение, но и с экономической ситуацией оно коррелирует: Россия хочет сотрудничать с Азией, а ЕС не хочет наращивать зависимость от поставок из нашей страны. Все переплелось воедино. Думаю, закрытие проекта произошло, потому что просто закончилось терпение. Нет никаких подвижек. Перспективы разрешения ситуации были весьма призрачны, потому что обстановка в Украине не нормализуется, следовательно, не изменится санкционная политика.

Не думаю, что это как-то влияет на позицию Украины как транзитной страны. В любом случае, есть путь, по которому идет газ. Если бы «Южный поток» заработал, положение Украины как посредника было бы ослаблено, но это перспектива не сегодняшнего дня. «Южный поток» строился бы еще несколько лет, а потом бы еще прошло время, пока он заработал бы в полную мощность.

Европа, конечно, будет сокращать потребление российского газа. И уже это делает. Отчасти этим и объясняется отказ от проекта. Конечно, это проблема для России.

 

Вениамин ВУТЯНОВ, специалист по экономической безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ:

— Меня не удивляет это решение. Стремление европейских функционеров создать препоны на пути строительства «Южного потока» чувствовалось давно. «Камнем преткновения» стала Болгария. «Газпром» — коммерческая структура, которая четко ведет управленческий анализ затрат, прибыльности проекта. И в какой-то момент ее руководителям стало понятно, что процесс затягивается: «Южный поток» — затратный проект (в него уже вложено 4 млрд долларов) без перспективы его окупаемости. Заморозку проекта в ЕС объяснят нарушением «Газпромом» Третьего энергопакета. Правда, о чем тут может идти речь, если проект еще не закончен, мне непонятно.

Для «Газпрома» закрытие проекта — это стратегически эффективное и экономически просчитанное решение. Меня как экономиста, который с грустью смотрит на разбазаривание бюджетных денег, эта новость радует. Труба в Турцию будет как минимум в два раза дешевле. Проектная стоимость «Южного потока» составляет 24 млрд долларов, трубопровода в Турцию — 12.

Другой важный момент — Турция готова покупать газ прямо завтра. Без всяких формальностей в виде энергопакетов. Как говорят, тот, кто хочет — ищет способы достижения, кто не хочет — отговорки.

Турецкий рынок динамично развивается наряду с Китаем и Индией. То есть, несмотря на кризис и негативные процессы, проходящие в мировой экономике, можно предположить, что динамика спроса на газ будет положительной.

Закрытие «Южного потока» усиливает роль Украины как транзитера. Однако надо понимать, что украинская экономика, которая дышит на ладан, близка к катастрофе.

 

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, директор Фонда эффективной политики:

— Позиция Европы по Южному потоку менялась. Очевидно было, что Евросоюз неодобрительно относится к этому проекту, это шло с вразрез с их политикой диверсификации источников энергии. Было много споров с Россией, Евросоюз оказывал несомненное прямое давление на Болгарию.

Необычно, конечно, что Путин сказал об этом вслух. Но решение было правильное в данном случае. Лицемерием было бы делать вид, что проект продолжается. Такие активы в тяжелой ситуации лучше сбрасывать, даже с потерями. То обстоятельство, что Путин не стал вилять и сказал об этом прямо, трудно не одобрить.

Конечно, договоренность с Турцией не компенсирует убытков и сама по себе требует расходов, но Турция более предсказуема, чем Евросоюз. В ЕС, кстати, практически не смогут сокращать потребление российского газа — в среднесрочном плане это невозможно. Европа не сможет в нынешних обстоятельствах объявить: давайте мы подтянем пояса и заплатим дополнительно за более дорогие источники энергии. И хотя эти проекты будут разрабатываться и продвигаться, сейчас Европа не сможет переориентироваться на фактически другой тип экономики.

Что касается Украины, для нее это скорее плюс, чем минус. Но Украина не сможет использовать отказ от Южного потока как оружие против Москвы, не в ее нынешнем положении. Кроме того, в каком-то смысле отказ от проекта является парадоксальной подформой для взаимодействия с Украиной по ряду экономических вопросов, что само по себе позитивно.

 

Диана ХАЧАТРЯН,
Ольга ПРОСВИРОВА

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera