Сюжеты

Дюжина смелых

Рассмотрение дела БОРН продолжается при минимально возможном количестве присяжных

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 137 от 5 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Никита Гиринкорреспондент

Рассмотрение дела БОРН продолжается при минимально возможном количестве присяжных

В Мособлсуде в понедельник, 1 декабря, продолжилось рассмотрение дела Боевой организации русских националистов. Четырем участникам банды — Максиму Баклагину, Михаилу Волкову, Вячеславу Исаеву и Юрию Тихомирову — вменяются восемь эпизодов убийств и покушений, а также участие в экстремистском сообществе и незаконный оборот оружия. Материалы дела в отношении Ильи Горячева, которого следствие считает идеологом группировки, выделены в отдельное производство.

После сенсационных показаний уже осужденного лидера банды Никиты Тихонова, который рассказал, что Горячев предлагал совершать убийства в интересах неких «властных знакомых» из администрации президента, заседания проходят буднично. Подсудимые почти полностью признают вину, «вопросов не имеют», решения по ходатайствам прокуроров оставляют на усмотрение судьи Александра Козлова. В приготовленные блокноты (у Баклагина, Волкова и Тихомирова — по несколько толстых тетрадей, а у Исаева — один маленький блокнотик) ничего не пишут.

Беспокойство здесь вызывает только один вопрос: все ли присяжные явятся в суд? Заседателей удалось собрать лишь с шестой попытки, и то — всего 14 человек. Двое присяжных уже выбыли. Еще один — и рассмотрение дела придется начинать заново.

На предыдущих заседаниях исследовали обстоятельства убийств антифашистов Федора Филатова, Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, предполагаемого участника группировки кавказцев Расула Халилова и таксиста Соса Хачикяна.

В понедельник анализ эпизода с Хачикяном завершился допросом Олеси Агнаевой, сотрудницы «Евросети», которую таксист избил в мае 2010 года. По сообщению одного популярного интернет-издания, у беременной Олеси случился выкидыш.

Якобы именно за смерть «русского ребенка» БОРН «казнил» таксиста. Однако в суде Олеся рассказала, что у нее не было ни беременности, ни тем более выкидыша. В коридоре суда ее ожидала дочка.

Следом в суде выступили потерпевшие — полицейский ОВД «Гольяново» Гагик Беняминян, выживший после покушения в марте 2011 года, и Рамазан Нуричуев, оказавшийся рядом с чемпионом мира по тайскому боксу Муслимом Абдуллаевым, когда того расстреляли в декабре 2009 года.

Беняминяна, участкового с 17-летнем стажем, пытался расстрелять Вячеслав Исаев. Паркуя машину у опорного пункта, майор услышал глухие звуки и почувствовал боль в голове, но подумал, что сработала подушка безопасности. Полицейский повернул голову и в разбитое окно увидел Исаева, который направлял на него пистолет. Полицейский в шоке поставил машину на ручной тормоз, а когда вышел, Исаева уже не было. Беняминян получил огнестрельные ранения, у него оказалась раздроблена челюсть.

Вячеслав Исаев. Фото: Геннадий Гуляев/«Коммерсантъ»

— Теперь у меня съемные зубы, но зато жив, слава богу, — улыбался полицейский. Судья Козлов тоже улыбался и кивал. Исаев не улыбался и ничего не записывал в свой маленький блокнот.

Участники БОРН избрали жертвой Беняминяна, поскольку на сайте ДПНИ была опубликована информация, что он имел отношение к делу, заведенному против учительницы музыки Елены Журиной. Она якобы угрожала убийством узбекским соседям по коммуналке. Однако Беняминян утверждает, что еще за 9 лет до покушения перевелся на другой участок и никакого отношения к делу Журиной иметь не мог.

Рамазан Нуричуев, ставший свидетелем гибели спортсмена Муслима Абдуллаева, рассказал, что встретил своего знакомого случайно на стадионе «Наука», где проходила тренировка по тайскому боксу. Нуричуев и Абдуллаев разговаривали у входа в спортзал. Раздались выстрелы.

— После первого выстрела я себя уже не помнил, я побежал. Могущественная сила несла меня. Обернулся, вижу — за мной гонятся двое и стреляют. Я вытащил травмат и отстреливался. Сделал круг вокруг стадиона. Я думал, я уже умер. Я не сомневался, что во мне дырки, — эмоционально рассказывал Рамазан.

— Я вернулся ко входу, Муслим лежал на асфальте. Приехала скорая, сказали: «Не беспокойтесь, он уже умер». У меня ранений не было…

Следствие утверждает, что двое бежавших за Нуричуевым — это Максим Баклагин и Вячеслав Исаев.

Напомним, подсудимые (кроме Тихомирова) не отрицают вину в убийствах, однако настаивают, что совершали их не из идеологической и национальной ненависти, а из бытовой мести. Мол, их брату-националисту доставалось от антифашистов Филатова, Джапаридзе и Хуторского. От ударов Хачикяна у Олеси Агнаевой, как утверждало федеральное СМИ, случился выкидыш. Беняминян, как они верили, сфальсифицировал дело в отношении русской женщины. А то, что почти все мотивы оказались недостоверными, играет обвиняемым только на руку — можно сказать: «Ну, заблуждались».

В среду должно состояться рассмотрение последнего эпизода — это убийство в апреле 2010 года судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, который выносил приговоры бандам малолетних наци-скинхедов. К его гибели, по версии следствия, причастны Баклагин, Исаев и еще один участник БОРНа — бывший прапорщик ФСБ Алексей Коршунов, который скрывался в Украине и в 2011 году подорвался на собственной гранате.

Теги:
борн
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera