Мнения

Давать миру примеры нравственности предлагают патриоты в эфире госТВ

Почесали скрепу

Этот материал вышел в № 137 от 5 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

 

«Танцуй, Россия, и плачь, Европа. А у меня самая, самая, самая красивая …опа». Вот уж не думала, что когда-нибудь буду цитировать певицу Глюкозу. А тут оказалось, что строчки этого «шедевра» не только сохранились где-то в подкорке, но вылезли наружу под воздействием волшебной силы другого искусства — телевизионного, пропагандистского. Больше того, именно они достойны стать его лейтмотивом — разве что единственное число местоимения я бы поменяла на множественное: «у нас».

Собственно, именно этим — убеждением аудитории в том, что «…опа», в которой мы все оказались, самая красивая на свете — и занимались всю прошедшую неделю ведущие и гости большинства политических ток-шоу. И мы даже готовы показать ее в качестве примера для подражания тлетворному Западу и совсем уж тошнотворной Америке.

Там — слыхали? — негров (в смысле — чернокожих) линчуют. То есть не совсем линчуют, но хладнокровно убивают прямо на улицах. И не просто чернокожих, а безоружных чернокожих детей (богатое воображение сразу же вызвало в памяти знаменитые кадры из фильма «Цирк», на которых дети разных народов баюкают и передают из рук в руки прелестного черненького малыша, спасая его от белого злодея-расиста).

Эксперты, собравшиеся в студии ток-шоу «Специальный корреспондент», убеждены: «В Америке до сих пор существует расизм и нет равноправия для афроамериканцев… Практика расизма и нацизма — это код и родимое пятно западной цивилизации… Убийство детей — это страшно… Россия в условиях краха гуманизма на Западе становится единственным прибежищем гуманизма».

Простенький вопрос о том, как в расистской стране умудрились выбрать чернокожего президента, отметается за ненадобностью. Заодно опускаются такие незначительные детали происшествия в американском городке Фергюсоне, как возраст и «параменты» чернокожего мальчонки: 20-летний обкуренный громила ростом под два метра и весом за 130 кг танком пер на полицейского, пытаясь завладеть его оружием. Когда же американский журналист Майкл Бом, изумленный речами российских коллег, попытался возразить, что и российская полиция не без греха, что и в России есть расизм, Кургинян его снисходительно осадил: «Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав». А потом резюмировал с гордостью: «Все, что произошло в России за последние 20 лет, показывает, что Россия гениально строит межнациональные отношения».

Однако не только в Америке страдают дети. Плохо им и в Европе — особенно в Норвегии, куда, рискуя жизнью, смотался сам ведущий Евгений Попов, представив на суд публики душераздирающий материал о тамошней службе охраны прав детей, безжалостно забирающей детей из родных семей, дабы затем, отдав их в семьи приемные, положить себе в карман процент от сделки. Но мало этого — европейских детей планомерно развращают. В кадре подросток, войдя в свою комнату, в ужасе рушится на пол, увидев наклеенные на стены картинки с изображением гомосексуальных соитий. Вскоре, правда, выяснилось, что эти картинки «приклеил» сам Евгений Попов, поскольку в исходном шутливом рекламном ролике мальчик увидел в своей детской изображение монстра-трака, но зрители, не дружащие с интернетом, об этом невинном подлоге не узнали. Посему трудно сказать, что в том же сюжете на самом деле говорили норвежские ребятишки на уроке полового воспитания, бойко показывая мужские и женские половые органы на наглядных пособиях и называя их «пиписьками» (о чем информировала зрителей бегущая строка с незатейливым русским переводом).

Эксперты в студии, чрезвычайно возбужденные увиденным, в оценке однозначны: «Гендер-фашизм: Запад, поднимающий на щит гомосексуализм и педофилию, ненавидит детей». Депутат Яровая звенящим от ярости голосом чеканила: «Демократия превращается во вседозволенность. Наша задача — защищать детей и давать миру примеры нравственности». Детский омбудсмен Павел Астахов заверил собравшихся, что мы не только защищаем своих детей — мы и чужих, если понадобится, в беде не бросим. Традиционные семейные ценности — наше всё! Западные опыты по внедрению ювенальной юстиции, которые у нас в 90-е годы пытались насадить разные понаехавшие сюда «консультанты», для нас неприемлемы. Его духоподъемные мысли поддержали остальные участники программы: «Не дадим уничтожить наши духовные скрепы. Вся надежда на Россию! Если мы сохраним семью и традиционные ценности — человечество выживет».

А в то самое время, пока жестокосердные норвежские психологи по многу часов «пытают» детей из проблемных семей, буквально выбивая из них обвинительные показания против родителей, у нас детей спасают всем миром, прямо в телеэфире. В студии программы «Мужское/Женское» 14-летняя Даша, которая мечтает сбежать из семьи, где ее угнетают и унижают. «Вы ее били?» — спрашивает ведущая у безучастной мамаши. «Била, — спокойно признается мама. — А разве никто не бил своих детей в детстве? Кулаком ни разу не била — так, по жопе ладошкой». «А отчим тебя домогался?» — требует ответа депутат Худяков, играя желваками. «Да», — еле слышно пищит девочка, и депутат требует здесь же в студии лишить родительских прав мать, упрятать за решетку отчима и отправить в интернат девочку, обещая ей свое покровительство, опытных адвокатов и небо в алмазах, хотя семья, разумеется, в полном составе поедет к себе в село, и в какой ад превратится и без того несладкая жизнь ребенка, боюсь, никто больше не поинтересуется.

А вот и другая девочка — 12-летняя Рита. Она самолично написала в программу «М/Ж» отчаянное письмо, умоляя призвать к ответу отца, выставившего бывшую жену с двумя детьми из своей квартиры. «Ты же любишь и папу, и маму?» — пытают ее взрослые. «Папу я не люблю», — отвечает она, стараясь не смотреть в его сторону. «Папа пьет? А мама? — приступает к допросу сам Гордон. — А ты сама пробовала?» Девочка затравленно молчит. «Ну-ка, честно, в глаза мне смотри!» — приказывает ведущий. «Пробовала. Шампанское», — шепчет дитя, и зал взрывается от негодования: «О, это может служить основанием для лишения родительских прав!» Ау, омбудсмен Астахов? Отвлекитесь от борьбы за счастье европейской детворы. Спасите наши души. Не дает ответа.

А что же зрители? Что они должны думать, насмотревшись родной жути и наслушавшись россказней о жути чужой? А они в большинстве своем думают так, наверное: всюду …опа, но наша все-таки своя. Родная. Духовная, так сказать, скрепа.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera