Сюжеты

«Предложили варианты дальнейшей жизни и деятельности»

Когда политики говорят о «сплочении общества на платформе патриотизма и российской духовности», граждане сбиваются в толпу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 138 от 8 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

 

Когда политики говорят о «сплочении общества на платформе патриотизма и российской духовности», граждане сбиваются в толпу

За прошедший год многое изменилось: географическая карта России, ее имидж, международные отношения, настроения в обществе, а иногда кажется, что и люди. Их как будто переключили на другой канал: кого-то с заминкой, кого-то мгновенно, как жителей села Славянское Омской области. Они еще весной, на фоне событий в Севастополе, начали искать собственных «врагов народа» — объявили предателями Родины давно умершего ветерана и его живых детей. Раз он был в плену на территории Западной Украины в годы Великой Отечественной войны, а его внуки несколько лет назад уехали в Германию — значит, неблагонадежны, надо снять фотографию старика с Доски почета и вычеркнуть фамилию из Книги памяти.

Когда журналисты беседовали с участниками некрасивой омской истории — с каждым отдельно, благообразные тетеньки и дяденьки повторяли: «Какая травля? Народ принял решение. Уважайте коллективное мнение».

Сегодня возвращаются и разговоры про «вред обществу», возрождаются товарищеские суды. В небольшом селе Баган Новосибирской области, к примеру, они заседают еженедельно. Повздорил человек с соседом, оскорбил представителей власти — получил порицание. Так и пишут в протоколах: «Провели профилактическую беседу. Предложили варианты дальнейшей жизни и деятельности».

Российские СМИ, социальные сети — те же села Славянское и Баган. Критикуешь государство — экстремист. Не веришь в вездесущих агентов США — кто и когда тебя завербовал? Любопытная штука: самыми ходовыми определениями в стране становятся «друг» и «друзья друзей», а страна при этом ведет перепись врагов.

 

Одна страсть

На прошлой неделе представители Минрегиона РФ и духовенства собрались на форуме в Ставрополе, чтобы заявить: «Народ должен сплотиться как никогда. Против Отечества брошены все силы». В общем, людей хотят собрать в «могущественную и непобедимую» кучку. Не для того, чтобы создать что-то стоящее, а назло всем.

Неужели почвой для объединения может быть только агрессия?

— Государство осознает, что России необходимо двигаться от раздробленной массы к консолидации, — объясняет доктор исторических наук Виктор Дятлов. — Мы вышли из советской эпохи патологически атомизированным обществом. Прежние социокультурные связи, представления о духовности, нравственности были утеряны, а новые способы взаимодействия не сформировались. Как мы ни старались, развитым обществом с высоким уровнем свободы так и не стали. Надо искать свой путь. И объединяться. Другой вопрос, как и зачем. Один из вариантов — чтобы строить нацию. Но это сложный процесс. История показывает, что проще и быстрее люди объединяются с помощью общего врага. И мы видим, как такая модель отрабатывается в России.

Раньше, до украинской авантюры, «врагом» были мигранты. В 2014 году количество недругов заметно увеличилось: депутаты, СМИ придумали «пиндосов», «Гейропу», «укрофашистов», и россияне принялись отчаянно их ненавидеть. В последнее время я часто вспоминаю слова одного раввина: «Количество антисемитов в стране уменьшилось, их сменили кавказофобы, но меня это совсем не радует».

Меня не радуют поиски любых врагов. Они делают общество похожим на возмущенную плазму. Наши люди охотнее объединяются против, а не во имя. И импульс к объединению обычно идет не снизу, а сверху. Политическая мобилизация — рычаг государства, и телевидение, находящееся в его руках, умело манипулирует коллективным сознанием. Оно насаждает образ врага. Та же Украина ведь не сугубо внешнеполитический фактор, она играет куда большую роль для внутренней политики России.

 

Движение на ощупь

В уходящем году массмедиа перекормили читателей и зрителей рассказами о геополитической борьбе и стратегиях «мягкой силы». Ужас: кругом недруги, «америкосы» дестабилизируют ситуацию, подталкивают людей к революции.

А у нас какая стратегия? Пугать народ?

— Российское общество — пестрая мозаика, лоскутное одеяло. В нем есть приметы советской эпохи, крепостного права. В целом оно патерналистское. В последнее время происходит хаотизация общественных процессов. Причины: социальные стрессы, ухудшение экономической ситуации, реверсия темы «Лишь бы не было войны», — перечисляет кандидат медицинских наук, психотерапевт Европейского реестра Марк Сандомирский. — Страхи и тревоги 99% населения связаны с неопределенностью будущего. Нет представления о дальнейшем развитии событий в стране. Это самый сильный фактор стресса. В каком-то смысле пессимистические ожидания лучше, чем движение вслепую, на ощупь. В людях нарушаются механизмы вероятностного прогнозирования. Им сложно строить краткосрочные и перспективные планы. Неопределенность запускает в них защитную программу — регрессию: общество возвращается к примитивным состояниям, а индивидуумы впадают в детство — принимают скоропалительные решения, становятся недальновидными.

Минувшей осенью все мы видели приметы общественной регрессии: валютную лихорадку, потребительскую панику и кредитный кризис. И все потому, что люди не видят будущего. Стрессы оживляют ту часть общества, которая склонна к тревоге. Это чувство надо куда-то направлять, канализировать, здесь и возникает желание быть с большинством, появляется потребность в сильной руке, фигуре родителя. Массовые настроения стали более подвижными, эмоционально неустойчивыми. А в состоянии стресса возможны срывы. Страхи, панические слухи активизируют агрессивную прослойку — 10—15% населения. Украинские события ее подогревают, и, если агрессивность перенаправится на другие объекты — например, на межэтнические противоречия внутри страны, — она может раскачать и большинство.

Нестабильность дезориентирует общество. Люди отключают рациональное мышление и включают эмоциональное, и тогда возникает толпа.

 

Толпа или общество?

В одной из научных работ профессора кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета Людмилы Почебут есть описание человека толпы. Интересно читать, как в разумных людях теряется способность к общению, растет паника, повышается градус агрессии, пропадает чувство меры, возникает потребность в вожде.

Чем не Россия в 2014 году? Но автор монографии возражает: «Толпа — стихия, хаос. У общества есть рассудок и свобода выбора. Их нельзя уподоблять друг другу».

— Толпа — сборище людей в одно время и в одном месте. Массовость и скученность приводят к таким эффектам, как заражение общими эмоциями, подражание однотипным действиям, отсутствие критичности мышления, — говорит доктор психологических наук Людмила Почебут. — Конечно, первостепенное влияние на нас оказывают СМИ. Сегодня они информируют людей о событиях в Украине, в мире. У россиян появляется чувство тревоги. Не удовлетворяется их базовая потребность в безопасности. А когда это случается, меняется уровень невротизации и агрессивности в обществе, неудовлетворенности жизнью.

Стало быть, мы общество. Пугливое и истеричное, но пока не утратившее способности думать. Тогда почему мы все глубже вязнем в триаде «гнать-запретить-мочить»? Почему выбираем для объединения злобу и ненависть, а не благотворительность, волонтерство? Может, потому, что в своре легче оставаться никем?

— Мы переживаем колоссальную травматизацию на уровне социума, — замечает кандидат исторических наук, социолог Евгений Голубев. — Формируется опасный внутренний опыт, который непонятно как осознать. У личности остаются два пути: либо я выключаю телевизор и ничего не слышу, либо наоборот — бурлю как чайник и вот-вот взорвусь вместе со всеми.

Ощущение дискомфорта и постоянной тревоги не может бесконечно купироваться телерассказами о том, как все плохо в Украине. Есть стойкое ощущение, что Путин это осознает, но он в тупике. И ни у кого другого нет ответа на вопрос: «Что делать?» А раз так, нас продолжат пичкать ненавистью. Только людям нужна надежда, пусть ложная по сути, но позитивная по содержанию и направленности. Впрочем, с позитивным мышлением в России всегда было туго. А еще и направить его на благо общества — вообще ювелирная операция, требующая ума, аккуратности и решительности одновременно. Проще зарядить телевизор очередной негативной эмоцией. На ней, как на «золотом запасе», еще какое-то время продержимся, а там, глядишь, и 2018 год подоспеет, старый-новый президент породит старые-новые иллюзии и надежды. Все это мы уже проходили. 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera