Сюжеты

«Будьте как дома в гостях у конструктивистов»

Пушкинский музей отмечает 120-летие пионерки авангарда Варвары Степановой выставкой «В гостях у Родченко и Степановой».

Фото: «Новая газета»

Культура

Пушкинский музей отмечает 120-летие пионерки авангарда Варвары Степановой выставкой «В гостях у Родченко и Степановой».

Варвара Степанова. «Музыканты», 1920 г.
 

В союзе Александра Родченко и Варвары Степановой прямая линия личных взаимоотношений продолжалась окружностью их таланта. Картины, эскизы, чертежи — главная составляющая выставки (на Волхонке, в отделе личных коллекций, хранится самый большой фонд наследия Родченко и Степановой, более 600 работ). Но и личные вещи аккуратно разложены под стеклом.

Маяковский писал: «Я сначала начерчу дом такой, какой хочу». Родченко и Степанова всю свою жизнь «чертили» свой дом, создавали свое искусство. Что было «домом» для них? Мастерская (которая, кстати, находилась на Волхонке), школа конструктивизма «Вхутемас», редакция журнала «ЛЕФ»… В их мастерской «все смешалось»: за стеклом рядом с театральным биноклем, циркулем и палитрой лежат письма Степановой из роддома «Пап! Милый! Соскучился ты, но я не меньше». Рядом примостилась швейная машинка. Во «Вхутемасе» Родченко выступал как идеолог конструктивизма: графические композиции тесно переплетались с абстрактными линиями, геометрия формы заменила хаос окружающей реальности. Организованность, четкость, пространность мышления — основополагающие слова-девизы школы, которая воспитывала в своих стенах инженеров искусства (по-нашему, дизайнеров).

«Нет место сомненью и думе», что дуэт «реклам-конструктора» Родченко и поэта Маяковского — предтеча российской рекламы. Их агитационно-политическое плакаты наводнили столицу: на горожан смотрели гипертрофированные детские глаза, призывающее купить товар - «Лучших сосок не было и нет», им Лиля Брик «кричала»: «Книги по всем отраслям знаний», москвичам предлагали носить галоши «Резинотреста» и покупать продукцию в ГУМе. В творческий «дом» Родченко и Степаповой ворвалась эпатажная реклама «новой конструкции», которая «революционно» стерла традиционную иллюстрацию и шрифт времен Российской империи. Пока Родченко создавал новое рекламное искусство, Степанова рисовала угловатые костюмы к спектаклю Мейерхольда «Смерть Тарелкина».

На выставке, конечно же, есть и фотографии Родченко. Отдельный раздел «Париж.1925» посвящен участию художников в Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности, легендарной выставке, давшей имя стилю ар деко.

 Родченко работал и с деревом («Шахматный стол» для Рабочего клуба и концентрические формы), Степанова - с тканью. Оба работали по формулам авангарда: например, их автопортреты (гневные и суровые выражения лиц которых контрастируют с улыбающимися фотографиями)  — это комбинация определенной цветовой палитры, где преобладают желтые и синие цвета. Однако иногда Родченко уходил за границы конструктивизма и вспоминал предшественников: «Акробатка на проволоке» напоминает Дега и его «Голубых танцовщиц».

А «Музыканты» Степановой будто играют на кубизме Пикассо.

Эта пара создавала облик 1920-х, грозной советской античности. Дух эпохи, ее утопии, ее красота оживают на их выставке.

Ксения КУЛЯСОВА

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera