Мнения

У тебя, инженер, совесть болит

Я знаю одну зону, где все хорошо. Ни разу не по уставу и не по УИК, а по-человечески. Где эта зона — не скажу, иначе не работать ее начальнику

Этот материал вышел в № 139 от 10 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Я знаю одну зону, где все хорошо. Ни разу не по уставу и не по УИК, а по-человечески. Где эта зона — не скажу, иначе не работать ее начальнику

Есть у меня фаворит: полковник, хозяин (начальник зоны). Давно я его знаю: и его, и трех его жен, и шестерых детей. «Я мент, Оля…» — начинает он со мной любой наш разговор по душам. То есть он настоятельно просит не теребить его душу. У меня есть аргумент: «Ты не мент, ты инженер, помнишь? Тебя сократили, ты пошел в зону, ты хороший хозяин» — это ритуал в начале беседы. «Знаешь, почему я не ворую?» — спросил он у меня на днях. Нет, я правда не знаю, почему. «Я очень боюсь, Оля, очень сильно боюсь, я трус. Меня посадят, как моего старшего сына, как среднего…Оля, я боюсь воровать, я лох».

Ну да, я знаю. Сыновей посадили не за воровство, а за наркотики — они тоже служили в уголовно-исполнительной системе, где ж еще служить человеку даже не в глубокой провинции, а там, куда Макар телят не гонял, — за отсутствием как телят, так и Макара. «Но ты же не колешься?» — «Я не колюсь, Оля, я самогон гоню…» Отличный самогон, кстати, славится от Москвы до Магадана в системе УИС. Да что там самогон — вообще рукастый мужик, хозяйственный, сметливый и разворотливый. Куда ни пошлют — все у него цветет и пахнет, и зэки стараться начинают.

«А чего у тебя с УДО?», — начинаю я издалека. Насчет УДО я к нему и прикатила, интересно мне: я видела еще несколько лет назад, как у полковника уходили 15 человек из 15 заявленных на УДО, никому суд не отказывал, а сейчас не так, сейчас ноль, ну — один из пятнадцати, если повезет. Что случилось-то? «Не спрашивай, Оля, не спрашивай. От нас теперь вообще ничего не зависит. Говорят, судам разнарядка пришла: никого не отпускать, все это дело у ФСБ под контролем, страшно мне».

Страшно — это понятно, хотя раньше не страшно было, раньше хозяин чувствовал себя хозяином, мог зэку морковку повесить: будешь стараться — будет УДО, вот как с Ваней, Петей и Махмудом. Чем теперь стимулируешь, передовик производства?

Впрочем, вижу — чем. Поездила по твоим зонам, полковник. Честно скажу — хорошо там. Было хорошо, а стало еще лучше. Ни разу не по уставу и не по УИК, а по-человечески — только не говорите никому. Тем и берет: хочешь сидеть свое хорошо — сиди у меня, работай, УДО не будет, ну да я в том не виноват, я условия тебе создаю нормальные. Работал бы полковник не в системе УИС, а на гражданке — давно был бы если не миллионером, то очень состоятельным человеком: прибыль дает колоссальную, затраты мизерные, и осужденные им довольны, и жалоб никаких. Вот одного такого знаю — второго не знаю, а потому не то что зоны не скажу, но и области, иначе не работать ему.

Освободились у меня недавно девочки из Мордовии, приехали с рассказом под запись, на камеру, одна из них рисует хорошо, так все свои годы отсидела она в нелегальном вагончике, которого в зоне как бы и не было, не учтен он был в отчетах: рисовала матрешки с ликами ВИП-приезжих. То заказывают ей нарисовать 52 матрешки, чтобы одна в одну, да чтобы с ликом проверяющей прокурорши из Москвы. А то 37 матрешек с образом загадочного американского спонсора зоны в виде героев русских сказок. А то в виде бывшего уже (на сегодняшний день) начальника УФСИН по Мордовии с домом, чадами и домочадцами. Не платили ей ничего, и по УДО такая красавица не уйдет — сильно ценный сотрудник.

Спрашиваю ее: «А плохо рисовать не пробовала?» Пробовала, конечно, — не получается у нее плохо. Зато приехала и рассказала все, и поди ее останови — она свободный человек. Привет тебе, ИК-2 Мордовии, женская образцово-показательная зона.

Или вот еще письмо из зоны пришло — в «Русь Сидящую» копия, а оригинал в Счетную палату, между прочим. Ждем ответа, как соловей лета.

«От осужденных граждан, находящихся в ФКУ ИК-9, г. Петрозаводска Республики Карелия, 185012, Птицефабрика. Коллективная жалоба.

Мы, нижеподписавшиеся осужденные граждане, не можем более видеть и молчать о том, что нагло разворовываются денежные средства, пищевое довольствие, вещевое довольствие и строительные материалы, предназначенные на нужды колонии и осужденных граждан, выделяемые из государственного бюджета, а также другие финансовые махинации, финансовые нарушения и т.д. В колонии меняли забор по периметру всей зоны. Вместо забора из колючей проволоки установили 6-метровый забор из оцинкованного железа. Материала хватило только до церкви. Это путь больше половины всего расстояния. Остальное (читайте — дополнительное) железо приобрели через год, вроде как не хватило, ошиблись в расчетах. На самом деле железо ушло на сторону». И еще пару таких страниц.

…Вот я и спрашиваю своего любимого полковника: «А чего тебе воровать страшно? Все ж воруют». — «А меня посадят». — «Никого не сажают, а тебя посадят?» — «Ну да, мы же видим, кого сажают, а кого нет». — «А можешь так, чтобы не посадили?» Долго молчит, думает. Потом говорит, в конце концов, слова: «стыдно», «совесть», «долг», «честь». А также: «Все равно все всё знают». Ну вот, а ты говоришь — страшно. Страшно перед кем? Перед Богом и людьми, стало быть, а не перед начальством. Это называется — совесть, товарищ полковник. Совесть у тебя болит, хоть ты и мент. «Я ж не мент, я инженер». Хороший ты мужик, полковник. Хотя бассейн для осужденных в дальней зоне — это, даже на мой взгляд, перебор.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera